Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

30.11.2021 10:15 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 46 от 29.11.2021 г.

Душу дома, маму, береги ты!

Автор: Виктория КУДИНОВА

«Бабушка, а ты меня любишь?» — восьмилетняя Полинка (старшая из трех внучек Тамары Алексеевны Жидковой) протягивает к ней ручки, чтобы обнять. «Люблю, Полечка, конечно, люблю», — отвечает Тамара Алексеевна. «А почему никогда об этом не говоришь?» — «Потому что любовь – это не просто слова, это поступки, — отвечает Тамара Алексеевна, приехавшая с самого утра к внучке из Малой Салаирки в Гурьевск, чтобы «поделать уроки» и отвести ее в школу. – Разве ты не чувствуешь мою любовь к себе?» «Чувствую», — соглашается девочка и снова тянется для обнимашек. Между ними море любви, но несколько десятков лет разницы и пока абсолютно противоположное понимание того, как свою любовь нужно выражать. Мама двоих детей, бабушка трех внучек и педагог с 33-летним стажем Тамара Алексеевна — за поступки, маленькая Полинка – за признания и объятия.

На образах героев

Мы с Тамарой Алексеевной говорим о материнской любви, и она рассказывает мне о своих внучках – Полине, Софии и Сашеньке. Сравнивает себя маленькую с ними. Вот, к примеру, Полинка пока в семье растет одна. Тамара Алексеевна же была четвертой, а всего в их семье было пятеро детей, 4 брата и она. Жили в Прокопьевском районе, в деревне. Мама работала в плодопитомнике, папа заведовал конефермой. Оба – труженики. Уходили на работу затемно и возвращались по темноте. Воспитывала их жившая с ними бабушка по отцу. Она была женщиной верующей, но веру свою никому не навязывала – ни коммунисту-сыну, ни маленькой Тамаре, которая росла истинной пионеркой.

Ей вообще никто и никогда ничего в семье не навязывал. Тамара воспитывала себя сама. На образах героев из книг. Боялась идти к стоматологу? Говорила себе: «Тамара, Зоя Космодемьянская погибла за идею! А ты зуб боишься идти лечить! Стыдно!» — и шла.

«С нами никто не сюсюкался, — вспоминает Тамара Алексеевна, — но это не значит, что нас не любили. Очень любили!» По крайне мере, она всегда чувствовала эту любовь. Чувствовала, когда родители, уезжая рано утром в город за покупками, потихоньку откидывали краешки детских одеял и лучинкой измеряли им ступни. Вечером привозили лучшие в мире подарки — дерматиновые тапочки. А однажды мама купила ей красное пальто с норковым воротником. «Все брали, и я взяла, подумала: что, моя Тамарка хуже всех, что ли?!» — принеся пальто домой, сказала мама. И это было лучшим доказательством любви. Мама думала о ней, заботилась, значит, любила. Любовь – это не слова, любовь – это поступки. Как у пионеров-героев.

Учиться у детей

Сегодня, имея за плечами огромный опыт воспитательной работы в школе, Тамара Алексеевна, конечно, могла бы сказать, что использовала в воспитании своих детей Димы и Марины какую-то особую методику. Но врать она не привыкла. Поэтому честно говорит, что никаких особых приемов не использовала. Она и материнству-то научилась не сразу. Воспитывала детей так, как подсказывало сердце и позволяло время. А какое время на детей у педагога, который уходит на работу в семь утра, возвращается в девять вечера и садится за проверку тетрадей? Да почти никакого! «Но мне повезло, — говорит Тамара Алексеевна, — что мои дети учились у меня. Я учила их тому же, чему и всех остальных своих учеников. Нет, не только иностранному языку! Я учила их тому, что умела сама — не бояться идти вперед и пробовать новое. Запретила на моих уроках говорить «не могу» и «не получится». А если уж невмоготу, то говорить это на немецком или английском». Еще она учила их, что каждый человек – это личность, что каждый, даже взрослый, имеет право на ошибку, и у каждого, даже ребенка, можно чему-то научиться. Своих учеников она старалась уважать и слушать, даже если ей это было неприятно слышать или она была с чем-то не согласна. Всегда извинялась перед детьми, если была неправа. Однажды она извинилась перед своим учеником спустя 40 лет. Просто не сразу поняла, что была не права. Понимание пришло лишь после того, как у нее появились собственные дети.

Дома холодно

без мамы

Надо сказать, что с Тамарой Алексеевной трудно разговаривать о материнстве – с темы воспитания своих детей и воспоминаний о маме она все время переходит на рассказы о Малосалаирской школе, в которой отработала до пенсии, и на рассказы о Малосалаирском совете ветеранов, который возглавляет вот уже 9 лет. Но трудно ровно до тех пор, пока не поймешь, что она просто не разделяет этих тем для себя — ученики для нее — как родные дети, а все пожилые люди — как родители, которые ушли много лет назад. Ушли, а она так и не успела им сказать, как сильно их любит, что они для нее значат, переживает Тамара Алексеевна.

Что значит для нее мама, она поняла, когда была уже взрослой. Однажды приехала к родителям, зашла в избу. Все было как всегда: топилась печка, папа был дома. Но ей показалось, что в доме очень-очень холодно. «А где мама?» — спросила она у отца. «В больнице», — ответил он. Без мамы дом стал пустым и холодным. «Помните, как у Расула Гамзатова: «Душу дома, маму, береги ты…», — говорит Тамара Алексеевна, вытирая слезы. Она всегда берегла родителей. Лишний раз не говорила им о своих проблемах, чтобы не расстраивать. Но, к сожалению, люди не вечны. Тамара Алексеевна до сих пор переживает, что мало бывала у них — не хватало времени. А еще, когда болел папа, она так и не смогла сказать ему, как сильно его любит. Хотела, но не сумела. Просто не принято тогда было говорить о своей любви! И маме не успела… Мама ушла неожиданно – во сне. Когда умер папа, Тамара Алексеевна звала ее жить к себе, но мама не поехала. Не смогла оставить дом, душой которого всегда была…

Тамара Алексеевна знает, что мама всегда очень ждала ее в гости. «Все старики, все матери ждут своих детей», — говорит она. Работая в совете ветеранов, точно знает, о чем говорит. «Всем пожилым людям нужно внимание, — уверена Тамара Алексеевна. – И когда у меня появилось время, я решила: можешь что-то изменить, измени! И попросилась в совет ветеранов».

Все эти годы она относится к своей общественной нагрузке так, будто это ее личная жизнь – ее собственные родители, которым она платит дочерней любовью за их любовь родительскую – поздравляет с праздниками, дарит подарки, слушает их рассказы о жизни, поет с ними их любимые песни и любимые песни ее мамы – про оренбургский пуховый платок, «про маму, милую маму» и о любви к ней…

Э-эх, если бы вернуть время вспять! Тамара Алексеевна обязательно бы сказала маме, как ей ее не хватает, как пуст без нее дом, как она любит ее. Она уверена, что сказала бы. Поступки – это хорошо. Но признания и объятия – тоже здорово. Права внучка Полинка. Они обе с Тамарой Алексеевной правы. Каждая по-своему. Важно, что они слушают друг друга. И слышат. Учатся. И это, я так понимаю, главный секрет воспитания в их семье.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

74