Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

15.08.2017 08:52 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 32 от  15.08.2017 г.

Найти свой мед

Автор: Виктория КУДИНОВА

14 августа на Руси традиционно отмечается Медовый спас. Наш корреспондент Виктория КУДИНОВА в канун праздника побывала на одной из пасек района и вникла в тонкости сибирского пчеловодства.

На вкус и цвет товарищей нет
На экоэкскурсию я напросилась на пасеку к Дмитрию Владимировичу Ускову. Выбрала его по двум причинам. Во-первых, потому что его пасека одна из самых крупных в районе и насчитывает около 200 пчелосемей. А во-вторых, потому что слышала о его мёде много добрых слов.
Пасека у Дмитрия Владимировича кочевая, то есть в течение сезона несколько раз переезжает с места на место, следуя за цветением медоносов.
Пока едем к месту нынешней стоянки пасеки, в сторону Ур-Бедарей, Дмитрий Владимирович рассказывает, что места у нас для развития пчеловодства богатейшие: в Салаире чуть ли не за огородами начинается притаежная зона, где первые медоносы – акация, верба, одуванчик, волчья ягода, сурепка – появляются ранней весной. Вот туда-то, в сторону Толмовой, Дмитрий Владимирович и вывозит своих пчелок после долгого зимовья.
Первый мед – таежный — обычно качают в июне. На вкус и цвет товарищей нет, но для Дмитрия Владимировича он самый любимый. Хотя, как он говорит, разделение меда на сорта в наших местах довольно условное, потому что растений-медоносов у нас десятки, если не сотни, и нельзя проконтролировать пчелу, с каких она берет нектар. По словам пчеловода, зачастую случается так, что в поле стоят рядышком два улья, вывезенные в одно и то же время, и из одного он качает потом темный мед, а из другого — светлый. Думаю, говорить о том, что, кроме пчелиных пристрастий, на вкус и качество меда влияет много факторов – погода, время года, место стоянки пасеки – и не стоит. «Вот сейчас, — продолжает Дмитрий Владимирович, — пасека стоит в поле, где кругом гречиха и рапс, а пчелы до обеда сидят на кровохлебке, которая встречается в тех местах, а после обеда летят на иван-чай, который окружает поля. Поэтому правильнее, наверное, про все меда говорить, что они с разнотравья». Так что, когда говорят, что мед, к примеру, одуванчиковый или липовый, это все довольно условные названия, которые означают лишь то, что пасека стояла в тех местах, где преобладают эти растения. Но именно этим разнообразием вкусовых и лечебных свойств и ценен наш сибирский мед. Именно это его свойство позволяет каждому найти мед по своему вкусу. «И если кто-то утверждает, что не любит мед, — говорит Дмитрий Владимирович, — я всегда советую не торопиться с выводами, а попробовать найти свой мед. А какой мед именно, вам подскажет организм».

Взаимовыгодное сотрудничество
В какой-то мере нам повезло, что два дня до нашей поездки стояла жара, и дороги подсохли. Соберись мы в поездку в другое время, могли и застрять. А так, повиляв минут пятнадцать по пыльным полевым дорогам, благополучно добрались до места назначения.
Пасека у Дмитрия Владимировича стоит меж двух полей – рапсового и гречишного — и меж двух населенных пунктов – Ур-Бедарей и Саратовки. Поля принадлежат нашему гурьевскому предпринимателю Артуру Аветиковичу Мовсесяну. Несколько лет назад Дмитрий Владимирович пришел к нему и попросил разрешения ставить пасеку на его землях. Артур Аветикович разрешил. Соседство оказалось удачным. Пчелки Дмитрия Владимировича были гарантированно обеспечены медоносами, а растения, хоть и самоопыляемые, получили бесплатных «опылителей». Специальных замеров, конечно, никто не делал, но рабочие Артура Аветиковича стали замечать, что на окраинах полей, близких к пасеке, урожайность всегда чуть выше.
«И это не случайно, — говорит Дмитрий Владимирович, — за границей давным-давно поняли пользу от такого сотрудничества, и пчеловоды там зарабатывают не столько продажей меда, сколько опылением растений».
Нам, конечно, до этого далеко, но взаимопонимание пчеловоды и фермеры все же находят. Перевоз 200 улей в течение сезона с места на место обходится пчеловоду очень дорого: много приходится тратить на оплату машин для переезда, но самое главное, при переезде теряется много летной пчелы. Чтобы минимизировать потери пчеловода, Артур Аветикович в этом году пошел навстречу Дмитрию Владимировичу и рядом с пасекой посеял растения с разным временем цветения, за что Дмитрий Владимирович очень ему благодарен.

О самом ценном продукте пчеловодства
и диких пчелиных нравах


Пасека встретила нас убаюкивающим мерным гудением пчел и необыкновенным ароматом. Пахло травами, медом, воском и немножко дымком… «Невероятный воздух, которым невозможно надышаться», — заметила я вслух. «Пчелы дарят человеку много полезнейших продуктов, — поддержал тему Дмитрий Владимирович,– это мед, воск, прополис, пыльца, забрус, подмор, перга, трутневый гамогенат и пчелиный яд. О них почти все знают. Но мало кто помнит о главном подарке пчел человеку – воздухе, который, к сожалению, нельзя собрать и упаковать». А он, по мнению пчеловода, является очень лечебным. «Когда приезжаю на пасеку, — рассказывает Дмитрий Владимирович, — все проблемы сразу уходят куда-то на задний план, хочется лечь и заснуть, а сон на пасеке очень даже здоровый».


Целебные свойства воздуха подтвердил и подошедший к нам Евгений Иванович Быков. «Друг и помощник», — представил его мне Дмитрий Владимирович. Евгений Иванович — потомственный пчеловод, пчеловодством занимался еще его дед, теперь вот увлекся и он. Держит около 30 пчелосемей.


Поначалу два пчеловода занимались разведением пчел по отдельности, но потом решили объединить усилия, говорят, так проще. К примеру, один делает рамки, другой – улья. Один сторожит пасеку, другой решает повседневные проблемы, которых, как оказалось, у пчеловодов немало.


Для экскурсии по пасеке во избежание недоразумений мне выдали специальную куртку цвета «хаки» и маску пчеловода, которая тоже приятно пахла дымом. «Я-то уже привычный к укусам пчел, — объяснил Дмитрий Владимирович, аллергию не получу, но вам укусы ни к чему. Однажды взялся считать, сколько раз за день меня ужалят пчелы. До обеда насчитал пятьдесят укусов, потом сбился со счета и бросил эту арифметику».


На пасеке стоит домик пчеловода – этакий фургончик, в котором тесно прижались друг к другу кровать, стол и аппарат, напоминающий большую центрифугу – медогонка. Рядышком шатер со столом и лавками.


А вот и главное богатство любой пасеки – раскрашенные в яркие цвета пчелиные улья, которые в несколько рядов на много десятков метров тянутся вдоль поля. Вокруг кипит пчелиная жизнь. В разные цвета ульи красят для того, чтобы пчела узнавала свой дом. Пчелы – народ дикий, как только к ним в дом попадает кто-то чужой, его мгновенно убивают. «Пчелы – это, пожалуй, единственное одомашненное человеком существо, которое по сути своей так и осталось диким, — говорит Дмитрий Владимирович. – Хозяина они не знают. Поэтому запросто могут и ужалить, а могут, если им что-то не понравится, и улететь жить в другое место».


В «медовом» деле я – дилетант, поэтому сразу засыпала своего экскурсовода кучей наивных с точки зрения любого пчеловода вопросов. Но чем больше Дмитрий Владимирович на них отвечал, тем больше у меня их появлялось. «Как Вы во всем этом разбираетесь?» — не выдержала я.


Оказалось, что отец Дмитрия Владимировича — Владимир Дмитриевич Усков – пчеловод с 30-летним стажем. Поэтому пчелы у них дома были всегда, но большого интереса сын к пчелам не проявлял, а когда десять лет назад решил заняться пчеловодством, стал много читать и расспрашивать пчеловодов, ездить на семинары. Говорит, что узнал много, но по сравнению с теми пчеловодами, которые имеют по тысяче пчелосемей, все равно чувствует себя в этом деле новичком.

Пчел считают по весне


«У меня многокорпусная система пчеловодства, — делится секретами Дмитрий Владимирович. – Это когда пчелиный домик состоит из нескольких съемных корпусов, что позволяет в любое время менять корпуса между собой. Научил меня такой системе пчеловод из Ленинск-Кузнецкого района Анатолий Федорович Решетов, к которому я специально ездил за опытом. Многому научил и фермер из Журавлей Николай Анатольевич Ермолаев.


Разводит Усков в основном две породы пчел – среднерусскую и карпатскую. Начинал со среднерусской, но она оказалась очень уж дикая и агрессивная. «Если бы здесь была только она, — смеется Дмитрий Владимирович, — мы бы сейчас так спокойно по пасеке не разгуливали, давно были бы покусаны». Обойдя пасеку, мы пошли в шатер пить чай. Конечно же, с медом. Мед был гречишный – темный, как и положено, тягучий и очень терпкий. Но, как рассказал мне пчеловод, многие распробовали и рапсовый мед. Он, как и все меда, собранные с крестоцветных, имеет свойство быстро кристаллизоваться, но любители меда утверждают, что вкус его от этого ничуть не портится.


За чаем зашел разговор и о качестве меда. У каждого пчеловода свои фирменные секреты проверки меда на подлинность. Дмитрий Владимирович тоже дал мне несколько советов.


Во-первых, брать мед только у проверенных пчеловодов.
Во-вторых, мед можно поджечь, при этом настоящий продукт будет пахнуть травами, а патока – жженым сахаром.


В-третьих, можно налить немного меда на тарелку, залить его сверху холодной водой и повращать блюдечко. Если мед натуральный, он должен «выстроиться» по блюдечку в виде сот.


Не могла не спросить я Дмитрия Владимировича и об итогах сезона, все же лето выдалось дождливое – не самое удачное для пчеловодства.


Оказалось, что, несмотря на Медовый спас, итоги подводить пчеловодам рано. Во-первых, если выдастся погода, пчелы будут запасать мед еще до конца августа. «А во-вторых, — улыбнулся Дмитрий Владимирович, — если цыплят по осени считают, то пчел – по весне». Вот весна и покажет, кто как отработал этот сезон.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

109