Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

01.02.2016 09:19 Понедельник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 5 от 29.01.2016 г.

Артур Мовсесян: Чтобы хорошо играть, надо знать правила игры

Автор: Виктория КУДИНОВА

Артур Аветикович Мовсесян руководит одним из самых крупных и стабильно развивающихся растениеводческих хозяйств не только Гурьевского района, но и области, в сезон оно дает работу 40 специалистам. Это хозяйство всегда отличало то, что в нем умеют просчитывать ситуацию на несколько шагов вперед и действовать на перспективу. Как они прожили этот непростой для всех нас год, когда казалось, что глупо планировать что-то даже на ближайшую неделю? Об этом наш разговор с Артуром Аветиковичем Мовсесяном.

– Артур Аветикович, когда мы встречались с Вами в мае прошлого года, Вы обмолвились о том, что собираете документы для получения статуса семеноводческого хозяйства. Сложилось?


– Сложилось. Статус семеноводческого хозяйства мы в прошлом году получили, в сентябре нам выдали сертификат, подтверждающий, что мы имеем право выращивать семена высоких репродукций и реализовывать их. Сертификат выдается на пять лет, через пять лет нужно будет снова пройти аккредитацию.
– Большая конкуренция в Кузбассе на этом рынке?


– Кроме нас всего два хозяйства области могут теперь официально торговать семенами – это фермер Тарасов в Чебулинском районе и Кемеровский сельхозинститут. Вернее торговать-то может любой желающий, но известно, что только на элитные семена, приобретенные в семеноводческих хозяйствах, фермеры в будущем смогут оформлять в Департаменте субсидию.


Что касается конкуренции, то я не знаю, какие семена продает Тарасов, а институт много что выставляет, но очень ограниченными партиями, так как у них совсем немного земель.


– Что предлагаете вы?


– Осенью у нас было на продажу 400 тонн суперэлиты озимой пшеницы, сорт называется «Скипетр». Мы ее всю реализовали за неделю, телефон просто разрывался. Многим еще и не хватило. Причем покупатели были не только из Кузбасса, но и из Красноярска, Томска, Новосибирска, Алтая, даже в Казахстан зерно ушло.


– То есть, семенами заниматься прибыльно?


– Тут как сказать. Озимая действительно ушла вся. И прибыль получилась хорошая: мы приобрели у селекционеров 20 тонн питомника размножения, а, получив урожай, продали 400 тонн суперэлиты и еще себе посеяли.
Но это касается только озимой. А вот яровая пшеница и ячмень пока ждут своего покупателя. Дело в том, что семена эти не из дешевых. Когда в прежние годы господдержка покрывала фермерам разницу между ценой на их собственные семена и ценой на семена высоких репродукций, хозяйствам было проще продать свои семена пятой-шестой репродукции на муку и посеять суперэлиту или элиту, по затратам получалось «ухо в ухо».

Сейчас пока непонятно, какая будет фермерам поддержка и будет ли вообще, поэтому все ждут, при нынешней нестабильной ситуации боятся делать резкие движения.

Если поддержки не будет, многие будут сеять свои семена.


– А почему озимая так хорошо ушла? Сорт такой ценный что ли?


– Заниматься семенами не так просто, как может показаться. Вроде, кажется, чего проще: купил, посеял, продал, получил прибыль. Но семена у оригинаторов (селекционеров) недешевые, поэтому прежде чем что-то сеять, нужно хорошо промониторить рынок, посмотреть, какие сорта себя как показали, на какие есть спрос, на какие – нет.


«Скипетр» – сорт действительно неплохой, мы лет пять назад его для себя открыли, ручаемся за него. Вывел его селекционер Г.И. Полетаев, в одном из его хозяйств в Курске мы и приобрели семена. В прежние годы озимую мы практически не сеяли, потому что не было по настоящему зимостойких сортов, риск огромный был. Посеешь, а зимой, как только завод «прогудел», что 30 градусов мороза на улице, всё – про озимую можешь забыть. Но озимая хороша тем, что потенциал у нее огромный. Если все сложится, и она «выстрелит», получишь двойной урожай по сравнению с яровой. Судите сами: в этом году на семенном участке мы получили урожай 62 центнера с гектара. Я знаю точно, что в нашем районе никто и никогда такого урожая не получал.


Кроме того, озимая пшеница ценна тем, что сдвигаются сроки уборки – мы пораньше заезжаем, пораньше убираем. Когда мы в конце июля ее убирали, яровая еще зеленая стояла. Но самое интересное, что к этому времени пшеницы на рынке уже нет, а значит и цены на нее выше. Если, к примеру, осенью, после массовой уборки цена на пшеницу будет пять рублей, то летом вы легко продадите ее за семь. А живые деньги для фермера перед началом уборки – это огромная поддержка.


В этом году как раз благодаря тому, что продали озимую и были с деньгами, мы смогли прибрести в Уральском НИИ сельского хозяйства в Екатеринбурге 40 тонн питомника размножения яровой пшеницы «Ирень». Этот сорт у нас в Кузбассе очень популярен, может быть, видели на полях – у нее колос красноватого оттенка. Поскольку мы забрали у института всю партию этой пшеницы, уже сейчас многие фермеры звонили мне, просили уступить им семена.


– Получение статуса семеноводческого хозяйства – это далеко не все, надо еще приобретать оборудование, работать с почвами. Есть какие-то подвижки в этом направлении?

– Чтобы получать семена хорошего качества, оборудования у нас хватает. Но для получения семян европейского качества нужно другое оборудование. Для этого мы строим специальную линию. Часть оборудования приобрели в докризисные годы, но нужно еще ровно столько же, и в первую очередь — пневмостол для сортировки зерна. Стоит он порядка 100 тысяч евро, а курс евро сегодня таков, что пока позволить приобретение стола мы себе не можем. Так что пока ведем на базе в Малой Салаирке подготовительные работы – склад у нас есть, помещение готовим под установку будущих машин. В этом году поставили себе задачу отработать сезон и подойти к уборочной без долгов, чтобы осенью саккумулировать средства и, если курс евро «присядет», приобрести какое-то оборудование из линейки. В общем, будем ждать удобный момент.


Если говорить о почвах, то наша задача – создать идеальный севооборот. Для нас это означает, что из 10 тысяч гектаров надо половину засевать зерновыми, 2500 – рапсом и 2500 – бобовыми. По рапсу почти подходим к этой цифре – в этом году будем засевать около 2000 гектаров, здесь проблема в том, что под рапс нужна осенью глубокая вспашка, не всегда это успеваем сделать из-за непогоды и финансов. Бобовых будем сеять полторы тысячи гектаров, здесь проблема в уборке, пока нам не хватает специальных жаток. А приобрести – дороговато, каждая стоит около пяти миллионов рублей.

Как только создадим идеальный севооборот, мы сможем по минимуму применять достаточно дорогостоящие удобрения.


В этом году мы приглашали специалистов Кемеровского сельхозинститута, заплатили 400 тысяч рублей, чтобы они провели полный анализ почвы наших полей на содержание фосфора, калия, азота. Неделю они у нас жили, отбирали пробы почв, буквально неделю назад предоставили нам результаты анализов. Оказалось, что в основном нам нужен азот и фосфор, калия – предостаточно, да для пшеницы он и не нужен. И тут нас выручит правильный севооборот – бобовые, которые накапливают клубеньковый азот, который, кстати, и усваивается растениями лучше минеральных удобрений.


– В прошлые наши встречи Вы говорили о том, что запущенная в работу линия по переработке сои работает не на полную мощность, что хотелось бы перерабатывать не только свою сою, но и приобретенную. Получилось?


– Пока нет. Мы пробовали, но купленная соя, к сожалению, не отходит по белку, видимо, другие фермеры что-то не дорабатывают. Покупать дальневосточную сою – дорого, так что пока перерабатываем только свою.


– Сейчас много говорят об импортозамещении, мол, для сельского хозяйства нынешняя ситуация выгодна.


– Скажу так: нам было раньше хорошо и сейчас неплохо. От растущего доллара мы не выиграли и не проиграли. Зерно стали продавать дороже, но и приобретать импортную технику и удобрения стали ровно на столько же дороже. Так что объем денежной массы, проходящий через нас, увеличился, а результат – тот же.


– А торговать за рубежом не мешают санкции, действующие против России?


– Нет, не мешают. Был один инцидент с Турцией недавно, но все разрешилось. Им без нашего зерна трудно будет. Другое дело, что кризис не дает развиваться другим отраслям – металлургам, нефтяникам, угольщикам. А так не бывает, чтобы одна отрасль жила хорошо, когда другие задыхаются. Зарплаты у людей не растут, значит, у людей нет денег, чтобы покупать нашу дорожающую продукцию.


– Скажите как практик, что сейчас нужно сделать государству, чтобы вы могли развиваться? Что важнее – победить инфляцию, дать дешевые кредиты, оказать госсподержку, снизить доллар?


– Можно работать и развиваться и в условиях инфляции, и в условиях высокого доллара. Неприятно, конечно, из-за нестабильности, но можно. Главное, что нужно сделать государству – это заранее объявлять правила игры, лучше с осени, когда верстается бюджет, или хотя бы до Нового года. Мы должны знать о планах по поддержке – кого будут поддерживать, как и будут ли вообще. А то уже январь кончается, а мы ничего не знаем, получается, играем вслепую. И это больше всего беспокоит.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

597