Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

04.08.2023 15:27 Пятница
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 32 от 04.08.2023 г.

Силен коРнями

Автор: Виктория КУДИНОВА

«Только давайте так, чтоб как в фильме «Москва слезам не верит» не вышло, что я какой-то идеальный получился», — с ходу наказывает нам конезаводчик из Урска Владимир Абрамович Носов и тут же, глянув на наш редакционный автомобиль, командует: «Смотреть коней поедем на моей машине, чего вам на своей пыль собирать». Я божусь, что выложу в газете про все замеченные мною недостатки Владимира Абрамовича, и мы с коллегами бодро перебираемся из одного авто в другое, чтобы поскорее познакомиться с гордостью российского коневодства – орловскими рысаками, которых вот уже 30 лет разводит наш земляк. Не просто разводит, но и выступает с ними на различных соревнованиях и берет призовые места.

Коневодство – это в крови

Железный конь у Владимира Носова такой, чтоб на нем можно было в любую погоду и по полевому бездорожью проехать и сотни километров шоссейных дорог с груженым лошадьми фургоном за спиной налегке преодолеть. Рядом с водительским сиденьем — самая нужная для любого коневода вещь — коробочка белоснежного рафинада — любимого лакомства лошадок.

Пока едем, Владимир Абрамович рассказывает, как пришли в его жизнь кони. Первая встреча случилась задолго до начала школы благодаря его деду Абраму Ивановичу Носову, который также занимался орловскими рысаками и был уважаемым в народе коневодом, умел по зубам с точностью до нескольких месяцев определить возраст любой лошадки. А в войну Абрам Иванович был полезен Родине тем, что занимался поставкой коней-двухлеток на фронт. Второй дед Владимира Абрамовича тоже к «орловцам» был неравнодушен, разводил их до самого раскулачивания. Коней уважал и отец, правда, элитных лошадей в советское время держать простому крестьянину не полагалось, но на соревнования, просто «поболеть», когда появилась такая возможность, он ездил всегда. Так что тяга к коням у Носовых на генетическом уровне. И передалась она не только Владимиру Абрамовичу, но и его брату-близнецу Михаилу, который также держит орловцев, а еще — внучке Владимира Носова Машеньке, но встреча с ней еще впереди.

Не Тик-Ток, а цок-цок

«Это сейчас для детей все собой заменил Тик-Ток, — сетует Владимир Абрамович, — а когда я рос, никакого Тик-Тока в помине не было, мы со школы приходили – и к лошадям! У нас в Барите прииск был, лошадей — 120 голов! Представляете, какое это развлечение и удовольствие для нас было – обучить молодого коня! Причем, чем дурней конь, тем интересней. Занимался с нами Иван Степанович Кочуганов, который в войну в кавалерии служил, он мно-о-го про лошадей знал. Когда постарше стали, помню, в прииск человек 12 пацанов приедем, видим, кони пасутся, у каждого из нас всегда узда с собой. Оседлаем и — верхом в Красное, 30 километров туда тыг-дым-тыг-дым… Приедем, по морде получим от местных и назад. Потом они к нам – тоже получат — уедут. Коней вернем, где взяли, они аж мокрые от скачки, ну, ничего – до рабочего дня высохнут. В прииске, конечно, знали о наших хулиганствах, но прощали».

Конь-мечта

В 12 лет Владимир загадал, что когда вырастет, непременно купит себе орловца. После школы была учеба в техникуме, армия, снова учеба в институте, работа механиком. А потом грянули сумасшедшие 90-е, когда не то, что о конях, о себе подумать толком некогда было. Но Владимир Абрамович о мечте не забыл и исполнил ее в 1993 году, когда сыну стукнуло 10 лет. Самому же Владимиру Носову было уже 33. Звали исполнившуюся мечту Капрон. Купили его на Ягуновском конезаводе, был он отпрыском знаменитых коней Прогноза и Короны. «Вы же знаете, что клички элитным коням дают так, чтобы в имени обязательно были буквы от имен родителей, а лучше — слоги?», — уточняет Владимир Абрамович.

С тех пор орловцев в хозяйстве Носовых только прибывало. Начались насущные заботы конезаводчика – какого жеребчика купить, какую кобылку кем лучше покрыть, кому выгоднее продать. Выгоднее не по деньгам, а так, чтобы жеребец не сгинул в неизвестности, а был на виду, выступал, побеждал, приносил славу хозяйству Носовых. А еще – заготовка кормов, лечение, тренировки, покупка дорогостоящих принадлежностей, соревнования (а их за год не меньше десятка!) – круговерть, не знающая остановки. Но эта круговерть, по словам Владимира Носова, и есть для него настоящее счастье. «Как говорили гусары, — смеется Владимир Абрамович, — у мужика должно быть три страсти – бабы, карты и кони. С годами первые две отойдут, а кони останутся».

На лугу пасутся ко…

Коней мы увидели издалека. День выдался жаркий, поэтому лошадки держались поближе к леску. «На водопой к ручью пришли», — пояснил Владимир Абрамович. Чтобы не спугнуть животинок, машину он остановил подальше от табуна и вышел сначала сам, не забыв при этом прихватить из заветной коробочки пригоршню лошадиного лакомства. Следом за хозяином потянулись на улицу и мы. Кони – серые, черные, рыжие, на первый взгляд, несколько десятков — щипали травку и активно махали хвостами, отгоняя оводов. К ним, в надежде найти спасение от назойливых кровососущих, жались элитные буренки-герефорды. «Кони – удовольствие дорогое, поэтому держим коров, чтобы их содержать, четыре коровки одного коня кормят», — поделился «бухгалтерией» конезаводчик. А вот секрета, сколько именно коней в хозяйстве, не раскрыл, сказал, что коней считать — плохая примета. Правда, не утаил, что хозяйство его по орловским рысакам второе в области после кемеровской «Трещи», а всего в Кузбассе около 200 беговых коней этой породы. И тут же с содроганием вспомнил, что чуть было не загубили породу рысистых в России в 90-е годы, когда поголовье, страшно сказать, снижалось до 1000! Обычному люду не до коней было, а новые русские с шальными деньгами вместо того, чтобы поддержать знаменитую на весь мир русскую породу, брали более резвых американцев и шведов, только не оправдали они себя в суровой русской действительности, не смогли адаптироваться. Сейчас все одумались, пересели на орловских, и порода потихоньку возрождается, поголовье поднялось до 4000, но ведь это не предел, были, по словам Владимира Абрамовича, в России времена до индустриализации, когда поголовье Орловской рысистой достигало 50 тысяч! «И это действительно достойная порода, умнейшие кони! Случай вам расскажу, — садится на своего любимого конька по расхваливанию рысистых Владимир Носов. — Лет 15 назад во Франции проходил какой-то форум, на котором присутствовала даже королева Елизавета – большая поклонница орловских. В программе форума был заезд, и наши выпустили русскую тройку, управлял которой легендарный наездник Козлов. Так получилось, что дали старт, а у коренника, это конь, который в середине тройки, отстегнулась вожжина. Тройка, по сути, стала неуправляемой, как машина без руля, но наш наездник не дрогнул — довел тройку до финиша голосом. Вы представляете, как обучены кони! Какое мастерство у наездника! Трибуны аплодировали стоя. Елизавета тоже встала и аплодировала».

Лошадки, завидев хозяина, подходили к Владимиру Абрамовичу одна за другой, и каждую он угощал сахарком, нежно трепал за гриву или рассказывал целую историю: «Вот Лирика, она от легендарного титулованного жеребца Каракола, который дал 4 жеребят, вошедших в пятерку лучших по России», «А вот моя самая старая кобыла Секунда, она от Скалы и Каракета, ей уже 20 лет, она дала много легендарных жеребят, на которых я выступал на БСК (Большой сибирский круг, в который входит 6 городов Сибири – Новосибирск, Барнаул, Омск и т.д., где проходят главные конные соревнования) и завоевывал награды, надеюсь, что еще с пяток жеребят возьму у нее», «Вот производитель Кремний, в обычной жизни – спокойный конь, но в табуне он хозяин, никому не уступит лидерства», «Это Сокол. Его сестра Сакура вторая по резвости кобыла 4 лет в России…». «Сокол, ты чего пришел?» — погладил коня Владимир Абрамович. «Он тоже хочет быть телезвездой», — шутим мы и любуемся статным Соколом».

Ломоносов только один

На обратном пути разговариваем о тонкостях коневодства. Владимир Абрамович – человек щедрый на информацию, те знания, что по крупицам собирал тридцать лет, старается выдать нам за несколько часов. Рассказывает, что тренирует коней только сам. Пока коня объезжает, бывает всё – и падения, и травмы. Мы с удивлением узнаем, что пасутся вместе кобылки лишь с теми жеребцами, от которых хотят получить приплод, остальные кони стоят в стойле. Что каждый конь, участвующий в скачках, имеет свою, минимум вековую родословную, зафиксированную в специальных реестрах. Фиксируются также все достижения таких коней. А еще верхом на орловца может сесть лишь человек, вес которого вместе с седлом составляет не более 52 кг. Но Владимир Абрамович ездит не с седлом, а с качалкой или санями, там разрешенный вес не ограничен. К слову сказать, свою первую качалку он сварил собственными руками, потому что фабричная стоила, как автомобиль «Тойота».

Ежегодно конезаводчик объезжает в среднем четырех жеребцов, каких-то оставляет себе, каких-то продает. «Бывает, учишь его два года, учишь, поехал на квалификацию, а не то пальто! Не все кони с родословной становятся элитой. У Ломоносова в семье тоже было 10 ребятишек, а Ломоносов только один, так и с конями. Из 100 объезженных мной коней лишь около 10 на слуху», — говорит Владимир Абрамович.

«А ученики у Вас есть? Есть кому подхватить дело жизни?» — спрашиваем. Вздыхает. С учениками — беда, хотя он готов и учить, и рассказывать, и показывать. Не увлекаются современные дети конями, им интернет и техника интереснее. Даже сыновья и внуки, в детстве с удовольствием запрягавшие лошадок, подрастая, пересаживались на железных коней.

Рассказывает, что было в свое время два ученика из местных. Один через год бросил, а второй, как говорит Владимир Абрамович, «прицепился», «настырный мальчонка оказался». «На соревнования собираемся, я ему говорю, — вспоминает заводчик, — Коля, в шесть выезжаем. В пять утра выйду готовиться, а он уже на крыльце сидит. Ответственный мальчишка, сейчас в Новосибирске работает мастером-наездником, у него свое тренотделение, в Германии выступал, на Центральном Московском ипподроме, а начинал у меня».

Но самое страшное, по словам селянина, даже не в том, что дети отдаляются от животных, уходят от своих корней, а в том, что вместе с тем они перестают отличать плохое от хорошего, ожесточаются. «Раньше, — вспоминает Владимир Абрамович, — дед с отцом на все деревенские праздники запрягали коней в сани и катали местную ребятню по округе, мы тоже с отцом лет пять так делали, но в последние годы это стало невозможно, подойдет вот такой шпенд и тычет коню окурком в нос или по морде его со всего маху хлоп, хлоп… Не выдержал, не стал возить».

Наследник Корешка

…Усадьба у Носовых оказалась огромной – добротный дом, построенный руками Владимира Абрамовича, окна, украшенные резьбой, двор, утопающий в цветах, заботливо посаженных супругой Надеждой Лукьяновной. И, конечно же, конюшни.

Своего любимца, орловца серой масти Апполона хозяин вывел лично. Перед тем, как продемонстрировать его нам, сначала заботливо вычистил, расчесал гриву, как и положено беговым лошадкам, на одну сторону (ту, которой конь будет повернут к зрителям) и даже показал «смертельный номер» — дал ему изо рта в рот кусочек сахара. «Любой специалист, когда приезжает, начинает осматривать коня с ног – чтобы был не косолапый, не разметистый, не «иксовый». Потом спину смотрит – не просевшая ли? Дальше – голова, уши, самая большая примета – это ганаш (нижняя челюсть), если он широкий, значит, дыхалка у лошади отличная, по-хорошему, кулак должен влезть туда», — в конях Владимир Абрамович разбирается сейчас не хуже деда и в консультациях, как и дед, никому не отказывает. Более того, даже сердится, когда молодежь не знает чего-то и спрашивать стесняется.

Апполон у Владимира Абрамовича в любимчиках по нескольким причинам. Во-первых, он доморощенный – от местной кобылы Арты и жеребца Престижа. Во-вторых, свою родословную он ведет от линии Корешка, берущей свое начало аж в 1907 году. Тут надо пояснить, что все орловцы подразделяются на несколько линий знаменных коней – линию Корешка, линию Пиона, линию Ветра и т.д. Всего два хозяйства в области держат линию Корешка, одно из них – хозяйство Владимира Носова, чем он очень гордится. Говорит, что все кони из этой линии особенные – скороспелые, красиво сложенные, добронравные и очень отдатливые. Апполон – точно весь в своего далекого предка! Уже имеет ряд достижений – был первым на соревнованиях на приз Улова (от ред. — все важные соревнования у коневодов проводятся на призы знаменитых коней), на приз Ковбоя – третьим, на Барса — четвертым. А еще Апполон серой масти – любимой масти Владимира Абрамовича. «Только не напишите белой, — предупреждает заводчик, – такой масти не бывает, засмеют! Бывает серая, гнедая, по-вашему красная, значит, вороная (черная), всего мастей 12, в моем хозяйстве есть все». «Так значит и принцев на белых конях не бывает?», — разочарованно уточняем мы с коллегой Юлией. «Нет, не бывает, — смеется Владимир Носов, — потому что белых коней в природе не существует, у них кожа под шерстью серая, она и дает серый оттенок». Эх, сказки, сказки…

Принц не на белом коне

«А как с супругой познакомились? Поди свататься на коне приезжали?» — решили расспросить мы Владимира Абрамовича, раз уж разговор свернул в романтическое русло. «Да мы знали друг друга всю жизнь, в одном классе учились! Она в Подкопенке жила, я — в Барите, конечно, и на конях к ней дружить ездил. А что касается сватовства… Была тут одна история, но это вы у жены лучше спросите, если она вам расскажет…» На веранде как раз мелькнула фигура Надежды Лукьяновны. Но тайну она нам так и не раскрыла, сказала: «Пусть лучше Владимир Абрамович рассказывает…», — и убежала в дом, но мы поняли, что кони в этой истории сыграли точно не последнюю роль.

«А жена не против Вашего увлечения конями? Что столько сил и средств на них уходит?», — заходим к теме с другой стороны. «Лет до 50 сердилась: «Ты коней больше любишь, чем меня!», а потом привыкла. Сама она больше тяжеловозов любит», — не без нежности в голосе рассказывает о супруге Владимир Абрамович.

Главный коневод

«А это мой главный коневод — внучка Машенька, — представил Владимир Абрамович вышедшую нам навстречу 11-летнюю девочку с внешностью главных героинь русских сказок. – Все про коней знает, у нее специальная тетрадка есть, в которой она записывает: какая кобыла кем и когда крылась, какой жеребенок и когда родился, как назвали, какие результаты выступлений». Владимир Абрамович рассказывает, что Маша, хоть и живет в Кемерове, ему сегодня с конями первая помощница – и почистить лошадку может, и покормить, и выгулять, ждет, когда ей наконец разрешат выступать самой. В подтверждение дедовых слов «главный коневод» действительно готова была говорить с нами о конях бесконечно. А в телефоне у нее оказалась куча фотографий и видео с конями и выступлениями деда. Есть ли у Маши Тик-Ток, я почему-то даже не поинтересовалась.

О чем мечтает Владимир Носов

Мечта 12-летнего паренька Володи Носова давно сбылась – сегодня у него не только полная конюшня орловских рысаков, но и целая полка наград с соревнований, в том числе и всероссийского уровня. А еще — куча интересных вещичек, связанных с конями – статуэтки, картины, фотографии, даже ковер с лошадками есть! Говорит, веранду достроит, сделает там музей коневодства. Но не о веранде, конечно, мечтает коневод. Музей – это мечта промежуточная, а главная – это хороший лицензированный ипподром в Кузбассе. «Пожалуйста, напишите мое обращение к властям области – нам, кузбасским коневодам, очень нужен ипподром рядышком. Поверьте, у нас очень-очень достойные кони и наездники! Кузбасс знают во всей Сибири, говорят: «Сейчас эти из Кузбасса в фуфайках (они-то все разодетые, в камзолах, с дорогими качалками) приедут и нас вы…играют!» Неидеальный Владимир Абрамович употребил словцо покрепче и тут же строго оговорился: «Внуча, ты не слышала!» Внуча ласково чмокнула раскипятившегося деда в макушку, пощекотала в бок, и он сразу как-то обмяк, расслабился, подобрел. А я, глядя на эту счастливую парочку, увлеченную одним делом, подумала: пока есть на Руси такие энтузиасты, как Владимир Носов, пока тянется к ним хоть один ребенок, готовый ради коней встать среди ночи и ждать на крыльце, пока есть люди, положившие жизнь не на прославление чужого, а на сохранение своего, родного, исконно русского, есть и шанс на возрождение, и есть уверенность в том, что нас, как нацию, будут уважать и ценить, что перед нами будут вставать целые трибуны, нам будут аплодировать стоя, даже королевы. И неважно во что мы при этом будем одеты – в фуфайки или камзолы, на чем мы поедем – на самодельных качалках или качалках по цене дорогого авто. Важно, что со своего пути мы не свернем, обязательно придем к финишу первыми, и никакой Тик-Ток нам в этом не помеха!

Корреспондент «ГуРу» Юлия Казакова на рабочей лошадке Малышке

Владимир Носов с любимой внучкой Машенькой и любимцем Апполоном

Владимир Носов в окружении орловских рысаков

Виктория Кудинова угощает сахаром жеребца по кличке Дикий

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

24