Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

26.09.2014 11:15 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 39 от 26.09.2014 г.

Про котенка Барсика, девочку Машу и сбывшуюся мечту

Автор: Виктория КУДИНОВА

У девочки Вари из приемной семьи целых четыре тетради со стихами и рассказами. Рассказами простыми, добрыми, порой даже наивными. В них Варя, как говорит она сама, описывает то, что видит вокруг, то, чем живет. Есть в этих тетрадях рассказы и стихи об ее увлечениях – кружках вязания и пения, о нравах ее одноклассников, о любимой музыкальной группе «One Direction», о подружках, о жизни животных, о членах ее новой семьи. И ни строчки нет о маме – родной маме, той, что растила ее до 9 лет…  Вот о домашней козе Райке есть одно стихотворение и целых три рассказа, о других козах есть, о кошке Линке есть, а о маме – нету!

Кошку жалко
Варина мама умерла пять лет назад. В принципе, 14-летняя девочка должна многое помнить о временах пятилетней давности, но Варя почти ничего не помнит. А может, просто не хочет вспоминать. По Фрейду: память услужливо стирает то, о чем вспоминать неприятно или больно.


Родом Варя из Прокопьевска. Рассказывает, что когда мама в очередной раз пропала, они с бабушкой, у которой, собственно, Варя и воспитывалась, даже не сразу хватились. Ну, пропала мама и пропала – она постоянно уходила в загулы и неделями не появлялась дома. Потому и в этот раз они даже не забеспокоились.


Когда родная сестра мамы, Варина тетя, сказала, что Варю, наверное, теперь отдадут в детский дом, первой мыслью девочки было: «Это из-за того, что мама пьет и не появляется дома». Но тетя сказала, что мама… замерзла... насмерть.


На похоронах Варя тоже словно замерзла, даже не плакала. В разговоре она обмолвилась мне, что совсем недавно, сидя на остановке, увидела брошенную кошку, которая терлась об нее, прося ласки, увидела и… расплакалась — жаль было кошку… А на похоронах почему-то не плакала! После той кошки на остановке у Вари даже появилась мечта:  стать режиссером и снять фильм о брошенных животных, чтобы показать людям, как трудно, как больно, холодно и голодно им выживать одним.


Сказка про бабушку
…В Прокопьевском детском доме, куда Варю все-таки определили после смерти мамы, девочке тоже бывало голодно, хотя кормили, по ее словам, в общем-то, нормально. Нормально, но не так, как бабушка-кондитер!


Еще труднее было справиться с одиночеством – одиночеством среди множества людей вокруг.  «Детдомовские дети, – рассказывает Варя, – каждый за себя. Никто тебя не пожалеет, если плачешь. И никто не порадуется с тобой, если радуешься. Брошенные дети, как и брошенные животные, рано взрослеют и учатся выживать».


Нет, бабушка и тетя, конечно, приезжали к ней в детский дом несколько раз, привозили вещи, сладости. Но забрать домой – не забрали. Бабушка, о которой Варя до сих пор отзывается с большой теплотой, сразу сказала: «Мне тебя не отдадут, потому что я – пью». Но пить не бросила. Никто из родных Варю тоже не взял, хотя Варя хорошо помнила, что на похоронах у мамы народу было много.


В одной из тетрадей у Вари есть сказка про девочку Машу, у которой не было ни папы, ни мамы, но была бабушка. «Жили они хорошо, – пишет Варя. –  Бабушка вязала варежки, шила полотенца, Маша – помогала бабушке: поила-кормила корову, мела дом. Но недолго радовались они, заболела, умерла бабушка. Осталась Машенька одна…»


В этой сказке героиня Вари Машенька выросла одна, взвалив на себя все бабушкины дела. Самой Варе повезло чуть больше, чем ее героине. Через полгода жизни в детском доме ее взяли в приемную семью.

Мечты сбываются
Варя, конечно, просила Бога о семье – маме, папе, которого у нее сроду не было, так как биологический отец ушел еще до ее рождения, как только узнал, что мама беременна. Просила, чтобы был в семье кто-то маленький, о ком можно было бы заботиться, любить, тискать, баловать. Просить-то Варя просила, но особо не надеялась. Грустно вспоминает, как радовались ребятишки, за которыми приходили приемные родители, и как завидовали им остальные. Варя говорит честно – и она завидовала. Завидовала, но каждый раз настраивала себя на лучшее: продолжала засыпать и просыпаться с одной-единственной мыслью — чтобы следующий день прошел хорошо. Далеко не загадывала. Что толку загадывать, когда неизвестно и непонятно, что ждет ее в этом «далеко»?!


Ничего не загадывала Варя и по дороге в свой новый дом – в дом к новой маме Ирине Викторовне и папе Валерию Николаевичу. Кроме мамы и папы, дома ее встретила еще и семилетняя Даша.


...Даша была первым приемным ребенком в семье Ирины Викторовны и Валерия Николаевича, она к тому времени уже больше трех лет жила в этой семье. Даша, как и Варя, тоже ничего не помнит о родных родителях, знает только, что пили они очень, а когда пили, их с братом закрывали в кладовке. Вот о старшем братишке, вместе с которым сидели в кладовке и который был ей и за маму, и за папу, помнит: как рубил дрова, как неумело топил печь, топил не ради себя – ради нее. Помнит, как водил ее по гостям – в основном туда, где кормили, помнит, как он правдами и неправдами доставал продукты и кормил ее, а еще возил везде – на себе. Брат для Даши был и есть – всё. Но его взяла другая семья, так как у приемных родителей Даши на тот момент в доме было всего две комнаты, и двух детей взять им не разрешили. Но брат, сейчас уже взрослый, часто приезжает к ним в гости, и Даша тоже ездила к брату – в его новую семью.


Даша как раз и стала для Вари младшей сестренкой – тем человечком, которого Варе так не хватало. «…Она любит помогать родителям, – пишет про Дашу Варя. – Но никогда меня не слушает. Когда она совершает плохие поступки, я не всегда о них рассказываю».

Про кота Барсика и приемную маму
Есть у Вари рассказ и о приемной маме – Ирине Викторовне. Написан он, вероятно, в самые первые годы жизни Вари в приемной семье, потому что в рассказе она еще называет маму тетей Ирой – как называла первые три года жизни у приемных родителей.


Рассказ называется «Про Барсика». Говорится в нем о том, как кошка Муся родила четырех котят, троих котят она исправно кормила, мыла, учила ловить мышей, а на одного – самого слабенького – вообще не обращала внимания. «И тогда, – пишет Варя, – тетя Ира решила взять его к нам, чтобы за ним ухаживала наша кошка Линка. Кошка хорошо его кормила, играла с ним…». Назвали котенка Барсиком. Благодаря Лине, котенок вырос игривым, активным, смешным, научился ловить мышей, есть из миски, сейчас он очень любит свою приемную маму. Заканчивается рассказ по-детски просто: «А вот если бы тетя Ира не взяла Барсика к нам, он мог умереть…» Рассказ этот, как мне показалось, не только и не столько про котенка Барсика, сколько про саму Варю. Если бы ее, как котенка, не взяла к себе в семью Ирина Викторовна, она, конечно, вряд ли бы умерла, но кем бы выросла в детском доме – еще большой вопрос.


А ведь был момент, когда Варе показалось, что приемная мама относится к ним с Дашей по-разному – как та самая кошка Муся из рассказа. Однажды она, увидев, как Ирина Викторовна обнимает и прижимает к себе ласковую Дашу, даже сорвалась и высказала новой маме: «Вы Дашу больше любите!» Мама не обиделась, а долго разговаривала с Варей по душам. Этот разговор многое изменил – и в их отношениях, и в отношениях между названными сестрами.

Конец с продолжением
Уже после Вари в семью пришли Юля и Коля. Юля, как и Варя, о своих родных родителях не помнит почти ничего…


А Коля почему-то вспоминает лишь, как убежал из приюта. Убежал, потому что кто-то из детей сказал ему, что видел его родителей, и они похвалились, что подготовили сыну ко дню рождения сюрприз. Он очень ждал тот день рождения, верил, как, наверное, все дети, что в этот особенный день обязательно произойдет какое-нибудь доброе чудо. Верил, но боялся, что родители придут с сюрпризом, а его  в приюте не застанут, так как вечером приютовские дети должны были уйти в поход. За день до похода он сбежал из приюта, чтобы предупредить родителей, что в день рождения его не будет. Долго шел домой, а когда пришел, постучал в дверь специальным сигналом (он помнил, что на обычный стук родители не открывали – боялись полиции). К двери подошла мама, спросила: «Кто?» «Я, Коля», – ответил мальчик и услышал из-за двери, что никакого Коли у них нет… Позже, открыв дверь, мама, все же сообразила, кто такой Коля. «Чудом», приготовленным для него, оказался ее старый телефон – телефон, который мальчик долго берег даже после того, как попал в детский дом.
Семья стала больше – четверо приемных детей, но Варя маму уже не только не ревнует, наоборот, рассказывает, что многому у нее научилась – деятельному милосердию, терпению, умению выслушать, понять и принять любого, кому плохо.


У нее даже появилась еще одна мечта. Да-да, теперь Варя, ложась спать и просыпаясь, загадывает не только на один день, как в детском доме. Теперь она не боится думать о будущем. А думает она о том, что когда-нибудь, когда родятся и вырастут ее собственные дети, желательно близняшки, она обязательно возьмет к себе в семью приемного ребенка. «Надо же применить все знания и навыки общения с приемными детьми, которые я усвоила от мамы», – по-взрослому рассуждает Варя.


Кстати говоря, в той грустной Вариной сказке про бабушку, где Машенька осталась одна-одинешенька, оказалась совершенно неожиданная развязка. После того, как героиня выросла, она пошла в лес и встретила там бездомную сироту Настеньку. Пожалела ее и взяла к себе в дом. Взяла, видимо, для того, чтобы уже никогда не чувствовать себя одинокой...

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

422