Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

16.06.2014 14:51 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 24 от 13.06.2014 г.

«Живут» на работе не ради престижа, «сгорают» лишь ради детей!

Автор: Виктория КУДИНОВА
Когда в 1976 году золотая медалистка Людмила Елескина (сейчас Маракулина) поступала в Кемеровский мединститут, ее не то чтобы отговаривали, но прозрачно намекали, что с ее оценками можно выбрать специализацию и попрестижнее, нежели педиатрия. Но девушка даже слушать об этом не хотела – на то у нее были свои причины. О том, почему она решила стать именно детским доктором, о престиже профессии и о многом другом наше сегодняшнее интервью с врачом-педиатром детской поликлиники Людмилой Васильевной Маракулиной, награжденной областной медалью «За веру и добро» и благодарностью Министерства здравоохранения.

– Людмила Васильевна, почти у каждого врача есть своя история – почему он выбрал эту профессию. Поделитесь Вашей.


– Мне было лет пять, когда мне удалили зуб. Было так больно, что я решила: когда вырасту, стану детским врачом и никогда не буду делать детям больно.
– Первый свой рабочий день помните?


– Был август. Врачи – в отпусках, меня посадили на двойной прием – две медсестры и я. Подхожу к кабинету, а там… очередь детей – пришли для оформления документов в загородный лагерь. А я, хоть училась и хорошо, как заполнять справки – не знаю. Благо, медсестры выручили. «Вы, – говорят, – ребятишек только слушайте, все остальное мы сами сделаем». С тех пор я тоже всегда молодым помогаю.


– Кстати, а Вы, проработав столько лет врачом, свою обидчицу, из-за которой стали педиатром, поняли, простили?


– Да, конечно! Когда я стала врачом, она еще работала, и мы очень долго дружили. Теперь-то я понимаю, что порой нельзя вылечить человека, не сделав ему больно.
– На Ваш взгляд, врач боль каждого ребенка должен принимать как свою или можно отстраненно?


– В меру. В медицине не должны работать черствые люди. Но не должен врач проецировать всю боль на себя. Мы, бывает, по полутора суток на работе – сутки дежурство в больнице, а потом еще прием в поликлинике. Представьте, что с меня будет за врач, если я все буду через себя пропускать?! Недаром есть такой термин «синдром профессионального выгорания у медицинских работников», официально принятый, между прочим. Горим на работе!
– Ну, Вам-то до него, надеюсь, еще далеко!


– Иногда чувствую, что я уже на грани… И хоть сегодня готова уйти, если бы кто-то из молодежи пришел на мое место. Но ведь никто не идет! Были недавно в Кемеровском мединституте на Дне специалиста, параллельно там проходила ярмарка вакансий для студентов вуза, на которой они могли определиться с будущим местом работы. К представителям районных поликлиник и больниц не подошел ни один выпускник…
И из нашего поколения остались работать единицы. Ездила на встречу выпускников в институт. Из 150 человек приехала половина. Когда спросили, кто работает по специальности – то есть, непосредственно с детьми, руки подняли единицы… Непрестижно это – детский врач.


– Как Вы считаете, врач должен быть уверенным в своих действиях или лучше во всем сомневаться?


– Уверенным – обязательно! Не уверен – посоветуйся с коллегами, позвони, почитай литературу, открой интернет. Но не САМОуверенным! Медицина самоуверенности не прощает.


– А что Вам придает уверенности в работе?


– Опыт, все-таки у меня стаж уже 32 года! Специальная литература, курсы повышения квалификации, я всегда с большим удовольствием на них езжу. Дни специалистов, специальные медицинские сайты в Интернете. Говорят, хороший врач каждый день должен что-то читать по своей специальности, я стараюсь.


– Как специалист Вы больше консерватор или сторонник новинок?


– Врачу нельзя идти вперед, не оглядываясь назад. Зачем я буду выписывать ребенку разрекламированные капли в нос за 400 рублей, если знаю, что в их составе, кроме старого доброго физраствора по 30 рублей за большую бутылку, ничего нет? Я назначаю физраствор. Или есть дорогой германский препарат от кашля. Читаю состав: плоды каштана. Они ничем не лучше нашей солодки.
– Что самое сложное в работе с маленькими детьми?


– Когда ты смотришь на тяжело больного ребенка, к примеру, с онкологией, и понимаешь, что ничего не можешь для него сделать. Такие ребятишки, как правило, не по годам развиты, они смотрят тебе в глаза и все понимают…
– Как педиатр со стажем дайте совет: как вырастить здорового ребенка?


– Во-первых, грудное вскармливание. Недаром есть шутка: хочешь вырастить ребеночка – корми грудным молоком, хочешь теленочка – коровьим! Если серьезно, то смеси дают много случаев ожирений и аллергий.
Во-вторых, важен микроклимат в семье. Малыша нужно гладить по головке минимум 17 раз в день. Ну, и образ жизни родителей, конечно – вредные привычки, питание. Если мама курит рядом с грудничком, о каком здоровье мы говорим?!


– А прививки?


– Обязательно! Мой единственный сын и единственный внук привиты, и у нас с мужем, а он тоже медик со стажем, этот вопрос даже не обсуждался.
Я, когда только приехала работать, была заведующей соматическим отделением, и хорошо помню, какая у нас была вспышка кори, некоторые дети очень тяжело болели.


Есть на моей памяти случай, когда в семье коклюшем заболел ребенок, у которого из-за лейкоза был медотвод от прививок. Заразил двухмесячного брата. В итоге погибли оба ребенка. А буквально вчера читала на медицинском сайте: в России случай дифтерии, ребенок тоже не привитый. Вот и думайте сами.


– А вообще это нормально, когда дети болеют? Имею в виду, конечно, простудные заболевания.


– Как говорит профессор В.К. Таточенко, есть 200 вирусов, с которыми детсадовский ребенок должен «познакомиться». Пока он их все не перенесет, так и будет болеть.


– За те три десятка лет, что Вы работаете, болезни как-то поменялись?


– Да, ушли некоторые инфекционные заболевания, поскольку многие антибиотики стали доступны, мамочки просто на корню забивают вирусы. Но на их место приходят новые – более тяжелые. Много стало патологий. Но здесь, я считаю, дело в диагностике, которая шагнула далеко вперед. Многое из того, что мы раньше никак не диагностировали, сейчас врачи видят чуть ли не в утробе матери. Правда, во многом прогресс сослужил нам и плохую службу. Мы сегодня очень гордимся, что научились выхаживать пятисотграммовых малышей, но молчим, что в половине случаев из них вырастают дети с патологией.


– Раз уж мы коснулись диагностики и материальной базы, скажите, для Вас важно, в каких условиях Вы работаете?


– Важно. Мы четыре года работали в разгромленной поликлинике. Мамочки обижались, что осматривали детей бегло. А как я его раздену, если температура в некоторых кабинетах была 13 градусов? Поэтому сейчас, когда полным ходом идет ремонт детской поликлиники, мы ждем — не дождемся, когда он закончится, каждый день туда заглядываем.

– О чем мечтаете?


– Хочу в Париж! (Смеется). У меня в этом году юбилей, мечтаю сделать себе подарок в виде путевки.


– Продолжите фразу: когда здоровы дети…
– …это большое счастье!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

252