Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

15.04.2022 13:01 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 15 от 15.04.2022 г.

Ровесники

Автор: Виктория КУДИНОВА

Гурьянин Михаил Николаевич Васильев и Гурьевский рудник — ровесники. И тот, и другой отмечают в 2022 году 90 лет. Но не только этот факт связывает их между собой. Их связывают 44 года, которые Михаил Николаевич проработал на руднике главным геологом.

За эти годы он вместе с другими руководителями предприятия сделал все возможное и невозможное, чтобы рудник открыл для людей свои копившиеся много миллионов лет богатства и по праву стал крупнейшим флюсовым центром Западной Сибири

Без шансов на развитие

Работать в Гурьевское рудоуправление Михаил Николаевич пришел в 1958 году переводом из Шерегеша, где из-за высокогорья не смогла жить его супруга. Директором предприятия в ту пору был Прокопий Тимофеевич Голубов.

«На тот момент, — вспоминает Михаил Николаевич, — геологической службы на руднике не было. Ее предстояло создать с нуля». Не было и четких планов действующих разрезов. Их геологу тоже предстояло построить самому.

Плачевной, по словам Михаила Николаевича, была и ситуация с утвержденными ГКЗ СССР (Государственной комиссией по запасам полезных ископаемых) балансовыми запасами флюсовых известняков по трем месторождениям Гурьевского округа – Карачкинскому, Толсточихинскому и Малосалаирскому-1 (МСК). На тот момент они составляли всего 68 млн тонн, тогда как на соседнем Баскусканском месторождении таких запасов было более 200 млн тонн, причем их известняк был гораздо лучшего качества, чем наш. В частности, у них в известняке практически не было серы, которая делает готовый металл хрупким. Причем в известняке, добывавшемся Гурьевским рудоуправлением на МСК, при норме 0,2% содержание серы было аж 0,58%!

Кроме того, набиравшему обороты Запсибу (ЗСМК) для конвертеров нужна была фракция 25-80 мм. Гурьевский рудник такую не производил, а у наших соседей работали 2 фабрики мощностью 2 млн тонн в год, которые давали необходимую фракцию.

Беря все это во внимание, институт «Гипроруда» вполне обоснованно настаивал на том, чтобы флюсовый центр для конвертерного производства ЗСМК был организован на базе Баскускана, а не Гурьевска.

«Но мы, несмотря на явно проигрышную позицию, все равно решили бороться, — говорит Михаил Николаевич, — ведь создание центра означало крупные вложения в предприятие и колоссальные по тем временам перспективы развития».

Держись, геолог!

Возглавивший рудник в 1962 году Дмитрий Иванович Бурков при встрече с Михаилом Николаевичем любил весело напевать ставшую негласным гимном геологов песню «Держись, геолог, крепись, геолог!» Как же точно эти слова отражали то, что пришлось пройти смелому молодому геологу, решившемуся ради будущего нашего города вступить в неравную борьбу с Баскусканом!

Вместе с Голубовым, которого Михаил Николаевич считает лучшим из восьми директоров, с кем ему довелось работать, они быстро провели доразведку Малосалаирского меторождения и отстроили необходимые разрезы и планы. Да такие, что горнотехнологическая инспекция признала эти планы лучшими в «Сибруде» (головное предприятие, в чье подчинение входили все рудники Сибири)!

На основании этих планов уже «Запсибгеология» провела сначала доразведку, а затем и генеральную разведку Малосалаиского и Карачкинского месторождений на глубину до 250 метров. В результате утвержденные ГКЗ СССР балансовые запасы флюсового известняка резко возросли – с 68 млн тонн до 600 млн тонн. Теперь гурьяне могли уже во весь голос заявлять о своем желании стать флюсовым центром. Но тут… На руднике сменился руководитель, у руля встал другой директор, который открыто заявлял, что развитие рудника ему не нужно, поскольку маленьким предприятием управлять гораздо легче. Он даже давал Михаилу Николаевичу указания отбирать на Малосалаирском руднике такие пробы известняка, чтобы доказать их непригодность для конвертеров ЗСМК. Конечно, Михаил Николаевич на это не шел, поэтому, пока главный геолог был в отпуске, директор пригласил на рудник представителей одного НИИ, которые выполнили его просьбу и отобрали с Малосалаирского карьера пробы с содержанием серы выше средней по месторождению. В результате в отчете известняки МСК были признаны абсолютно непригодными для конвертеров ЗСМК! Битву за право стать флюсовым центром Гурьевск, казалось, проиграл, вернее, сдал без боя.

Счастливый случай

С тем, что Гурьевск многолетнюю битву проиграл, смирились все, кроме моего героя. Но что он мог?! Против фактов он был бессилен. И тут в дело вмешался счастливый случай. Михаил Николаевич так и говорит «счастливый случай», хотя, мне кажется, что дело тут было не столько в случае, сколько в настойчивости и любознательности самого Михаила Николаевича.

Однажды начальник химлаборатории рудника Василий Васильевич Рыбин дал ему почитать «Энциклопедию по металлургии». В разделе «сера» Михаил Николаевич, которому не давало покоя высокое содержание серы в нашем известняке, прочел, что сера бывает в сульфидной и сульфатной форме. Поскольку первая при обжиге полностью выгорает, вредит металлу только вторая. Он решил попытать счастья и проверить, какая сера в нашем известняке. Проведенные сначала химлабораторией рудника, а потом и институтом «Гипроруда» анализы показали, что в известняке Малосалаирского карьера сера содержится только в безвредной для металла сульфидной форме, и он вполне пригоден для ЗСМК. Это открытие все меняло! С тех пор на всех совещаниях у гурьян появилась мощнейшая поддержка в лице «Запсибгеологии», что значительно облегчало нашим землякам борьбу с Баскусканом за лидирующие позиции.

Вдобавок в 1970 году на руднике снова произошла смена руководства, к власти пришел Андрей Ильич Даниленко, который тоже был за то, чтобы наш рудник рос и развивался, а прежнего директора, как он и мечтал, перевели работать на маленький Антоновский рудник. С Гурьевским рудоуправлением, которое впереди ждала реконструкция, большие социальные стройки и новая борьба теперь уже за получение лицензии, им было не по пути.

Борьба продолжается!

В начале 90-х годов нашему руднику, чтобы развиваться, пришлось побороться за лицензию Баскусканского месторождения. «Очень большую роль в этой борьбе, — рассказывает Михаил Николаевич, — сыграл директор Гурьевского рудоуправления Юрий Александрович Винюхин, которого считаю самым человечным и могу охарактеризовать словами Ленина: «Прост, как правда». Он возил членов комиссии на пикники, где мы дискутировали и доказывали, что центром должны стать именно мы, но было понятно, что многие из комиссии были за Баскускан. Но мы не отступали и писали письма директорам КМК и Запсиба с просьбой о поддержке. Невероятными усилиями лицензию мы получили и держали ее более 5 лет».

Гурьевское рудоуправление стало развиваться семимильными шагами. Так, за эти годы по двум проектам института «Гипроруда» не только шли горные разработки на месторождениях и реконструкция ДСФ-2, но и строительство — росла и благоустраивалась «горновская площадка» Гурьевска. На месте, где недавно были пустыри и росла крапива, стали вырастать жилые многоэтажки. Один из крупнейших флюсовых центров Западной Сибири мог себе это позволить.

Победители

Борьба за звание флюсового центра – это не единственное соревнование, в котором Гурьевское рудоуправление победило, благодаря в том числе и усилиям Михаила Николаевича. Придя на ГРУ, молодой геолог по просьбе директора создал здесь комсомольскую организацию. «На первое собрание, — вспоминает он со смехом, — пришли двое комсомольцев – я и директор, а через восемь лет организация насчитывала уже больше 120 членов, и даже была введена единица освобожденного секретаря».

Комсомольская организация ГРУ гремела не только на весь город, но и на всю область. Горняки становились победителями в комсомольских субботниках и соцсоревнованиях по сбору металлолома. Силами комсомольцев ГРУ на пустыре «горновской площадки» (где сейчас магазин «Мария-Ра») ежегодно заливали каток. На деньги комсомольской организации в Клубе горняков устраивали для городской молодежи вечера и соревнования с хорошими призами, закупали книги и выкладывали на стеллажи, установленные в фойе быткомбината рудоуправления. Любой человек мог подойти, взять книгу и сам рассчитаться в кассе (продавца не было) – так, по словам ветерана Васильева, в комсомольцах воспитывали честность и поднимали авторитет комсомола.

В общем, жизнь и на производстве, и в общественной сфере рудника всегда кипела. Кипела благодаря целеустремленности, упорству и огромному желанию Михаила Николаевича и таких же, как он, неравнодушных работников ГРУ сделать свое предприятие успешнее, мощнее, современнее и не боявшихся ради этого вступать в неравную борьбу с конкурентами, искать выходы из патовых, казалось бы, ситуаций, верить в то, что предприятие, с которым свела их судьба, должно и будет жить, работать, процветать, вместе с ними отмечая все новые и новые юбилеи.

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Во время работы главным геологом Михаил Николаевич собрал на руднике палеонтологическую коллекцию из окаменелых (с отпечатками) древнейших морских животных – кораллов, брахиопод, трилобитов и других, живших 400 млн лет назад в теплом Западно-Сибирском море, разливавшемся в те времена на нашей территории. В 60-е годы на руднике проводили экскурсию для ученых-палеонтологов из 20 стран мира, в том числе 12 капиталистических. Один американский ученый отобрал на руднике аж 3 тонны образцов с отпечатками древнейших морских животных и отправил в Америку контейнером! Этих образцов, по словам Михаила Николаевича, хватило бы на все палеонтологические музеи мира.

М.Н. Васильев с экспонатом созданной им палеонтологической коллекции. Фото из архива М.Н. Васильева

Ученые-палеонтологи со всего мира на экскурсии в Гурьевском рудоуправлении. Снимок сделан М.Н. Васильевым

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

3