Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

11.03.2022 16:10 Пятница
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 9 от 11.03.2022 г.

Боевая подруга

Автор: Виктория КУДИНОВА

Галина Ивановна Алюнина — супруга ветерана боевых действий в Афганистане, кавалера ордена Красной Звезды Владимира Юрьевича Алюнина

«Ты выдержишь, выстоишь, сможешь, ты – сильная», — много раз говорили в жизни Галине Ивановне Алюниной. «Да какая же я сильная?! — удивляется она. — Вот прошедший Афган и больше 20 лет отдавший службе в армии СССР муж Володя — он сильный. Старший сын Алексей — также кадровый военный, воевавший в Чечне и выступавший миротворцем в Абхазии, был сильным. Младший сын Антон, в свое время добровольцем вызвавшийся ехать в Чечню, но вместо этого прошедший опасную «заварушку» в Калмыкии — тоже сильный. А я… Я просто обычная слабая женщина, которая всю жизнь прожила в страхе за своих родных мужчин — переживала, боялась, молилась, даже плакала от бессилия и страха».

Небоевая девчонка

«Боевая девчонка» — говорят про тех девчат, которые всегда добиваются того, чего хотят, могут за себя постоять и четко идут к своей цели. Таковой Галя Алюнина (в девичестве Масалова) себя точно никогда не считала. Какая там боевая, если в юности она стеснялась сесть за праздничный стол с родственниками? А на танцы в старших классах бегала, крадучись от мамы. Повяжет платочек на голову, отпросится погулять с подружками возле дома и бегом на танцплощадку. Вот на таких танцах около ДК и встретила она однажды своего будущего мужа Володю Алюнина, в те времена студента 2 курса Тюменского высшего военно-инженерного командного училища, приехавшего в Гурьевск к родителям в отпуск. Высокий, подтянутый, в военной форме — одним словом, красавец-курсант — он сразу запал в душу скромной восьмикласснице. Познакомились, потанцевали, разошлись. На следующий день она снова надела платочек и отпросилась «погулять». «А он уехал», — сообщили ей знакомые.

И тогда Галя раздобыла его адрес и написала письмо. Однако ответа не дождалась. Тогда она написала еще раз, а потом еще раз, но ответного письма не было. Ответ пришел тогда, когда она уже и думать забыла про черноволосого парня. Сначала решила, что не будет читать. Обиделась. Сильная женщина, конечно, не стала бы, раз решила. Но Галина-то сильной себя никогда не считала, поэтому не выдержала и прочла. Владимир извинялся, что не отвечал, объяснил, что был на сборах, и даже просил Галю выслать ему свое фото, поскольку… решительно ее не помнил!

Фотографию Галине сделал брат — просто переснял ее изображение с общего школьного снимка. Фотография была черно-белой и, мягко говоря, не очень удачной — Галина получилась на ней черноволосой и смуглой, как цыганка. Но переписка между молодыми людьми все же завязалась.

…В очередной отпуск Владимир приехал только через год. «Курсантик твой приехал», — передали ей подружки, и она вечером пришла на танцы — стройненькая, с выкрашенными блондинистыми волосами, в модных брюках «лапша». Своего Володю она увидела издалека. Он был один, озирался и все время поглядывал на свою ладонь. «Чего он там смотрит, на ладони?» — удивилась Галина, но сразу не подошла, дождалась, когда объявили белый танец. «Можно Вас пригласить?» — «Можно», — ответил он и снял фуражку. – «А чего не написал?» — «Я сам приехал», — и, отодвинув девушку от себя, сравнил с черно-белым снимком на ладошке. — Никогда бы не узнал и не нашел, если бы сама не подошла».

Лейтенантик жениться хочет

Поженились они через 4 года после знакомства, в 1978 году. «Все смотрел на тебя и думал: сбежишь — не сбежишь…», — делая Галине предложение, сказал Владимир Алюнин. Ждать военных не каждый сможет.

Свадьбу назначили на 12 августа, и началось: то приеду, то не приеду, то снова приеду. Служил Владимир Юрьевич тогда в Кушке, на самой границе с Афганистаном, но в тот момент был в командировке в Ташкенте. Командование то отпускало его на свадьбу, то не отпускало. Другая бы уже не выдержала этой неопределенности, но Галина терпеливо ждала. И жених не подвел — приехал точно в назначенный срок. Командование отпустило его в самый последний момент, и, добравшись до аэропорта, на самолет он практически опоздал. Посадка прошла, трап убрали. Стюардесса вместе с ним бежала по аэродрому, махала руками и кричала: «Подождите, лейтенантик жениться хочет!» Трап вернули, к свадьбе Владимир успел. Но когда пришли подавать заявление, осталось только два свободных времени — на утро и на вечер. Сначала они выбрали вечер. Но работник ЗАГСа пророчески сказала: «Какое время сейчас выберете, так по жизни и пойдете — первые или последние». Ребята изменили время на утро – и всю свою жизнь так и были на передовой.

На следующий день после регистрации Галина собрала чемодан и вместе мужем уехала к месту его командировки в поселок Сергели (Ташкент). Это был первый, самый легкий их переезд, поскольку из вещей были только чемодан Галины и портфель Владимира. Впереди семью Алюниных ждали еще два десятка переездов, а тревога стала для Галины Ивановны вечной спутницей.

В честь русского солдата

В Кушку (город на границе с Афганистаном) молодые приехали в конце года. Добрались до офицерской гостиницы, где жил Владимир Юрьевич до командировки в Ташкент, к пяти утра. Супруг ушел на работу, а 19-летняя Галина осталась обустраивать быт и создавать уют. Впрочем, весь их «быт» состоял тогда из двух чемоданов и купленной в Ташкенте за 25 рублей люстры. Когда муж ушел, в предутренней тишине из всех углов отчетливо стало слышно, как скребутся мыши. Боялась ли вчерашняя школьница и новоиспеченная жена военного мышей? Не сомневайтесь, боялась, правда, не слишком долго, потому что вскоре им дали дом 1903 года постройки, где она увидела еще и огромных тараканов, травить которых было бесполезно, поскольку они были частью местной фауны. А потом были еще скорпионы и змеи, и все это — на фоне удручающей жары, привозной воды, дефицита продуктов в магазинах и многого другого.

Весной в Афганистане случилась апрельская революция, с которой и началась афганская война. А в июле у Алюниных родился первенец Алексей. Галина Ивановна назвала его в честь героя знаменитой советской песни «Алеша». Рожать она ездила в Гурьевск, а когда сыну исполнилось три месяца, вернулась к мужу в Кушку.

Тревога

…12 декабря 1979 года все мужчины гарнизона были подняты по тревоге и отправлены в неизвестном направлении. Где они? Что с ними? На носу Новый год, на руках пятимесячный ребенок, а про мужей женам военных Кушки ничего неизвестно. Среди женщин гарнизона ходили разные толки: кто говорил, что мужья в Ираке, кто утверждал, что в Иране, одна знакомая сказала Галине по секрету, что 25 декабря они уйдут в Афганистан. Но 25-го мужчины никуда не ушли, и появилась слабая надежда, что все обойдется. Женщины жили этой надеждой.

27 декабря Галина уложила сына спать. Владимир Юрьевич пришел поздно и… в полном обмундировании — танковом шлеме, с планшетом и автоматом. «Мы уходим», — сказал он жене. «Иди хоть с Лешкой попрощайся», — только и ответила она. Владимир Юрьевич поднял сына, потряс в воздухе и ушел. По дороге, на которую выходило окно их комнаты, в сторону границы с Афганистаном потянулась бесконечная вереница военных. Она тянулась весь вечер, всю ночь и утро. И так было 28, 29, 30 декабря. А 31 декабря все закончилось. Женщины проснулись, а город словно вымер, только ветер кружил мусор по притихшим улицам.

Москва слезам не верит

Тот Новый год Галина встретила с подругой. Включили телевизор и смотрели единственный доступный канал, который шел на туркменском языке. «Я там впервые посмотрела и «Они сражались за Родину», и «Москва слезам не верит», — вспоминает Галина Ивановна. — Смотрю, что что-то хорошее в фильме происходит, а что — не понимаю».

Муж приехал домой 2 января. Галина Ивановна открыла дверь, а он стоит с полным кульком апельсинов. Его и еще нескольких военных командировали назад в Кушку за стройматериалами. К Владимиру Юрьевичу тут же кинулись все женщины части, узнать, как дела у мужей. «Все нормально, не переживайте, стоим под Гератом», — успокаивал он их. А потом началось… Желтуха, неизвестные инфекционные болезни, паразиты… Мужики, подхватившие заграничную заразу, болели тяжело, приезжали после госпиталей изможденные и худые. Поэтому жены, как могли, поддерживали их.

Бегали на границу на свидания с ними и передавали с оказией письма и посылочки. «Передавать особо было нечего, — вспоминает Галина Ивановна, — в магазинах были пустые полки. Молока привозили на две дивизии две фляги, и чтобы его купить, нужно было отстоять на жаре с ребенком несколько часов. У меня Лешка почему такой здоровый вырос? Потому что на червяках рос! Манку купишь, а в ней полно засохших червей. Вместо маргарина стряпали на бараньем жире. Но все равно порадовать мужиков хотелось. Помню, постряпала пирог Володе передать, а сама даже кусочка не съела. Знакомая мне говорит: «Ты краешек отрежь, будто подгорел, сама попробуешь и Лешке дашь». А однажды на 23 февраля решила передать бутылочку. Как сейчас помню, в столовой купила за 10 рублей, а как передать — не знаю. Думаю, запеку в пирог. Обмотала бутылку ватой, обложила тестом, сверху горелым повидлом из магазина намазала и в духовку газовую поставила, чтобы хоть чуть-чуть схватился. Сама с Лешкой на улицу ушла, если взорвется бутылка, хоть живыми останемся. Ничего, обошлось. Мужики потом рассказывали, что резать пирог начали, а из него вата лезет»…

Поскольку жизнь в Кушке была тяжелой, многие женщины стали уезжать домой. Вернуться сюда, чтобы увидеться с мужьями, они уже не могли, потому что Кушка — город закрытый. Но Галина никуда не поехала, вместо этого написала письмо маме и попросила ее приехать. Получив письмо, прочесть его мама практически не смогла, потому что все оно было залито слезами.

Три месяца они справлялись с трудностями вместе с мамой. Однажды во время дождя у них развалилась пристройка к дому, с крыши лил дождь, всю ночь они бегали с тазиками. Через три месяца мама уехала и написала, что договорилась с гурьевским военкомом о выделении здесь, в городе, для семьи дочери квартиры, полагавшейся всем военным. Галина сказала об этом мужу. «Но если ты не хочешь, чтобы мы уезжали, если тебе будет легче служить, когда мы рядом, я никуда не поеду», — сказала она и осталась. Кроме нее, ждать мужей в Кушке, передавать им пироги и записки, поддерживающие на чужбине, остались всего несколько женщин из их батальона, и самыми страшными для них были не бытовые трудности, а вести о чьей-то гибели.

Молитвы

Погибших в Афганистане привозили на местный стадион. Услышав, что кого-то в очередной раз привезли, Галина с ухающим сердцем бежала вместе с соседками смотреть: «Слава Богу, не наши…» «Грешно так говорить, — рассказывает Галина Ивановна, — но мы так молились».

А потом случилось так, что смерть пришла и к этим мужественным женщинам. Муж Галины Ивановны приезжал домой по очереди со своим сослуживцем Валерием. А потом вдруг стал приезжать только Валерий. «Что случилось? Почему Володя не ездит?» — забеспокоилась Галина. «Мы с ним договорились, что сейчас езжу я, а когда моя жена на курсы повышения уедет, будет ездить только он», — объяснил Валерий. Через несколько дней он погиб, подорвавшись на мине.

19 декабря 1981 года Владимиру Юрьевичу приехала замена в Афганистане, и его командировка, которая длилась два года, была окончена. «Мы едем в Бахчисарай», — объявил он жене.

В Бахчисарае его «догнал» орден Красной Звезды, заработанный в Афганистане. Жаль, что таких наград не дают женам военных, они этого тоже достойны.

Боевая подруга

На новом месте снова начались поиски жилья, мотания по квартирам, приспосабливание к новым условиям и налаживание быта. Был момент, что жили даже в солдатской казарме без туалета.

Как вновь прибывшему, Владимиру Юрьевичу досталась в командование рота откровенных разгильдяев, через год она стала лучшей, но жил он практически на работе. В Бахчисарае у Алюниных родился второй сын — Антон, и мальчишки так редко видели отца, что иной раз путали его с другими военными на улице.

Потом был новый переезд — командировка в Германию. Здесь уже обеспечение военных было хорошим. Но мальчишкам-срочникам в чужой стране, конечно, хотелось чего-то домашнего. И жены командиров вместо матерей по праздникам пекли для них торты, печенья, пирожные, проводили праздники. Там же, в Германии, Галина Ивановна участвовала в конкурсе среди жен военных «А ну-ка, боевая подруга!» И их маленький гарнизон среди всех гарнизонов огромного полка занял второе место. У нее до сих пор хранится грамота от командования, подтверждающая, что она настоящая боевая подруга, и приз — керамическая рыба-светильник (смотрите фото на стр. 6).

…Более-менее наладить жизнь и быт Алюниным удалось ближе к 90-м годам. Владимир Юрьевич тогда служил в белорусском Борисове. Им дали хорошую квартиру, они купили машину, Галина Ивановна могла бы выдохнуть, но… Тут распался СССР. Нужно было или дать присягу Белоруссии, или уйти из армии. «Я присягал Советскому Союзу», — сказал Владимир Юрьевич и подал в отставку. Галина Ивановна приняла решение мужа так, как принимала всегда — безоговорочно, и они переехали в Гурьевск, вместе научились жить на гражданке.

Когда старший сын решил стать военным, Галина Ивановна его решение тоже поддержала, каждый день писала ему письма в армию. Во время службы младшего все время была на связи с ним и поддерживала, как могла.

Когда встал вопрос о создании в районе общественной организации воинов-афганцев, вступила в нее одной из первых и всегда была опорой и первой помощницей своего мужа.

…В прошлом году ковид неожиданно забрал их старшего сына Алексея. Знакомые утешали Галину Ивановну: «Ты сильная, ты справишься». «Да какая же я сильная?» — не могла взять в толк она. Через несколько месяцев старший сын Алексея объявил о своем решении поступить в «кадетку». И Галина Ивановна нашла в себе силы внука поддержать.

Чтобы не думать о плохом, не сойти с ума от переживаний, постаралась загрузить себя общественной работой, делать что-то для других, как делала всегда, когда ей было тяжело. Вступила в Гурьевский женсовет. Их молодая организация одной из первых откликнулась на призыв областного женсовета собрать помощь женщинам Донбасса. Откликнулась и Галина Ивановна, потому что как никто другой знает, как непросто сегодня этим женщинам – непросто жить без мужей, непросто растить детей, когда совсем рядом гремят выстрелы, непросто раз за разом устраивать быт на новом месте, провожать и ждать любимых, когда все вокруг уже устали ждать и разъехались, непросто изо дня в день молиться: «Только бы не наши…». Непросто вдруг забыть, что ты слабая и беспомощная, и ради своих родных, ради Родины стать стойкой и мужественной, сильной и уверенной женщиной, настоящей боевой подругой.

Семья Алюниных: Антон, Владимир Юрьевич, Галина Ивановна, Алексей

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

11