Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

21.08.2018 10:18 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 34 от 21.08.2018 г.

Комсомолец – беспокойное сердце

Автор: Александра Харитонова

«Мы — бывшие комсомольцы, — сказал задумчиво мой собеседник, а после уверенно добавил, — впрочем, нет, комсомольцы бывшими не бывают». Именно с этого утверждения началась наша беседа с ветераном комсомола Владимиром Ивановичем Тютрюмовым, который, как я поняла чуть позже, является живой иллюстрацией своих же слов. Поймать его для разговора оказалось непросто, Владимир Иванович без дела сидеть не любит, и в саду поработать успевает, и правнуков понянчить, и у внуков, которых у него 12, про житье-бытье расспросить. Несмотря на солидный возраст, он сохраняет юношескую жажду к жизни и неравнодушие ко всему, что его окружает. «Рецепт» же своего неугомонного характера не скрывает: всему виной — комсомольская закалка.

Со звуков

пионерского горна

«В советские времена организация работы с детьми была на высшем уровне, — говорит Владимир Иванович, — пожалуй, каждый мальчишка или девчонка с трепетом ждали момента, когда они смогут примерить не только гордое звание пионера, но и получить столь желанные знаки – алый галстук и значки-звездочки, которые на посвящении им вручали старшие товарищи. До сих пор помню, как сильно волновался перед вступлением в пионеры, гадал, примут меня или нет, потому что, признаться, в то время не был примерным учеником». Но маленький Володя переживал напрасно. Когда он получил заветный алый галстук, решил для самого себя, что учиться с этого момента будет прилежно. И обещание сдержал. У новоиспеченного пионера прибавилось и общественно-полезных забот: поддержка отстающих учеников, участие в военно-спортивных «Зарницах», сбор макулатуры и металлолома, помощь пожилым людям по хозяйству… Всего и не перечислишь! Уже тогда дети усваивали простую истину — трудиться надо на совесть, чтобы не было стыдно ни перед собой, ни перед товарищами.

Комсомольский

лидер

После десятого класса Владимир твердо решил поступить в военное училище на летчика. Он уже успешно прошел местную медкомиссию, но при повторной проверке здоровья в Кемерове врачи его кандидатуру «зарубили». «В то время уже вовсю шли вступительные экзамены, и мои одноклассники поступали в горный институт, — вспоминает Владимир Иванович, — они, узнав, что я не прошел по медицинским показателям на летчика, посоветовали не терять год, подать документы на дополнительный набор в техникум. Я легко сдал экзамены и поступил на горного электромеханика». Приметив на первом же собрании ответственного и инициативного парня, сокурсники выбрали Владимира комсоргом студенческого потока. Конечно, на него, лидера, равнялись все студенты-комсомольцы, с него брали пример. Именно поэтому он не имел права быть «середнячком» ни в учебе, ни в общественной работе. Быть первым и вести за собой — это умение не дается вместе с должностью. Оно утверждается поступками. В обязанности Владимира входили организация досуга студентов, проведение идеологических лекций и субботников — со всем этим комсомолец справлялся на «отлично».

После окончания техникума Владимир получил распределение в родной Салаир на горно-обогатительный комбинат, где проработал два года. Потом пришла повестка в армию. Месяц Владимир проходил курс молодого бойца в украинском Изяславе, затем сибирский полк отправили в Германию. Заметили задатки лидера у юноши и в армии — спустя несколько недель службы Владимира назначили комсоргом роты, а потом и военной части. «Я занимался отбором и подготовкой к приему в ВЛКСМ. Кандидаты проходили очень серьезный отбор. Те, за кем водились серьезные промахи или даже мелкое хулиганство, вступить в ряды комсомольцев не могли. Помимо прочего комсорги были хорошими психологами. Очень важно понимать настроение бойцов, знать их мечты и желания. Солдат должен осознавать, что воюет за родителей, за любимую, за своих друзей и свою землю. Комсомол давал многим внутренний стержень», — вспоминает Владимир Иванович. Во время службы много внимания уделялось и образованию призывников. Так, были организованы полковые курсы, на которые ходили около 40 человек, стремившиеся стать абитуриентами вузов. Но чтобы иметь допуск до сдачи основных экзаменов при учебном заведении, необходимо было для начала «держать ответ» перед полковыми преподавателями. «Из пяти ребят моей роты я единственный, кто сдал этот экзамен. Уж слишком сильно было желание учиться дальше», — рассказывает мой собеседник. И мечте этой суждено было сбыться, Владимир с легкостью поступил в Иркутский политехнический институт. После первого же собрания его выбрали секретарем комсомольской организации металлургического потока. «Снова в управленцы?» — удивляюсь я. «Есть такая песня «Комсомол — судьба моя», так это про меня! Видимо ребята, посмотрев на меня, решили — с этим не пропадешь», — смеясь, говорит Владимир Иванович. В то время в моду вошла игра в КВН, поэтому одной из первых забот Владимира стал поиск артистичных парней и девчонок с хорошим чувством юмора. Желающих было хоть отбавляй! В команде потока оказалось 10 человек, которые регулярно собирались в концертном зале, писали сценарии, репетировали номера, а ночью шили костюмы из подручных материалов. Такое рвение вознаграждалось призовыми местами в конкурсе институтских команд КВН и, что самое главное, громкими овациями и криками «Браво!»

Тоска по малой

родине

После окончания института перед Владимиром стоял нелегкий выбор: от учебного заведения дали три направления — одно дальше другого от любимого Салаира. Город Карши в Узбекистане Владимир исключил сразу же – не подходит сибиряку маяться от жары в самой южной точке СССР. Оставались города Чебаркуль в Челябинской области и Верхняя Салда в Свердловской области. Владимир был в растерянности. Куда податься? Ведь у него уже были жена и маленький ребенок. Сделать выбор в пользу Верхней Салды убедил однокурсник с Урала, мол, город новый, стройка кипит, огромный металлообрабатывающий завод запустили — работа всегда найдется. На том и порешили. Первые три месяца Владимир работал инженером-наладчиком, затем его повысили до участкового энергетика. Но и на заводе свои задатки комсомольского лидера Владимир не утратил, сначала коллеги выбрали его инструктором горкома партии, а после — заместителем секретаря парткома завода. В штате тогда числилось 25 тысяч сотрудников, из которых 11 тысяч были комсомольцами. «Невозможно разделить комсомол и производство, – объясняет Владимир. – Комсомол имел отношение ко всем сферам. Пришел на завод новый работник, на следующий же день я как секретарь комсомольской организации шел с ним знакомиться и рассказывал о предприятии и его традициях». Комсомольцы также активно участвовали в жизни города — организовывали мотокроссы и соревнования по дельтапланеризму.

Но на Урале Владимир не прижился, из-за смены климата его мучили частые головные и сердечные боли. Да и, признаться, скучал он по Салаиру, по друзьям и родным, по близлежащим лесам, куда он еще мальчишкой ходил на охоту за зайцем и рябчиками. Но вернуться на малую родину удалось только через 10 лет. Его пытались отговорить ехать в Сибирь: «Володя, зачем собрался в эту глухомань? У тебя здесь отличные перспективы. Не дури!» А для Владимира Ивановича эта «глухомань» была самым желанным и уютным местом, которое тянуло как магнит.

Поехал в Салаир не с бухты-барахты, работу подыскал заранее. И хоть не удалось найти место на руднике по специальности, директор завода «Кедр» Иван Николаевич Ванеев принял его на должность начальника производства. Даже дали однокомнатную квартиру, что для молодой семьи оказалось большим подспорьем.

Но поработать на Салаирском руднике Владимир надежд не оставил, время от времени проверял вакансии. И дождался. Место горного электромеханика подземного транспорта пришлось очень кстати, ведь начинал Владимир после техникума именно с ремонта вагонов и электровозов.

У комсомольцев не было ни одной свободной минуты, жизнь кипела: бесконечные субботники и воскресники, уход за пожилыми людьми и помощь в огороде, озеленение города и, конечно, художественная самодеятельность. В то время Владимир всерьез увлекся вокалом, однако выступать одному не хотелось. Вот он и собрал 15 молодых ребят-комсомольцев с бархатными тенорами и басами в мужской хор. Выступали нечасто, зато как! До сих пор многие, кто бывал на тех концертах, с восторгом вспоминают голоса этих парней.

90-е годы оказались непростыми для всего Кузбасса: голодовки, забастовки, растущее недовольство… В то время Владимир уже был председателем профкома СГОКа и вместе с руководством комбината часто разговаривал с бастующими горняками и привозил им продукты.

По-прежнему

в строю

В 2013 году Владимира Ивановича на собрании ветеранов комсомола выбрали председателем Салаирского отделения организации. Под его руководством комсомольцы организовывают для школьников конкурсы «А ну-ка, девушки» и «А ну-ка, парни», проводят встречи, где делятся воспоминаниями из комсомольской молодости. Каждый год накануне 9 Мая ветераны комсомола ходят по школам, чтобы напомнить детям о подвигах салаирцев в годы Великой Отечественной войны. Владимир Иванович рассказывает школьникам про своего отца Ивана Александровича, который, будучи учителем математики в начальных классах, воевал с 1941 по 1945 год и погиб при освобождении Белоруссии. Жалеет мой собеседник только об одном, что не устраивают нынче школьникам экскурсии на производство, ведь когда-то именно во время такой поездки на рудник мальчик Володя и решил, что, если не получится стать летчиком, то он непременно будет работать здесь, в Салаире, горным инженером.

Владимир Иванович искренне надеется, что если его рассказы о комсомоле вдохновят хотя бы одного ребенка на то, чтобы он стал активистом-волонтером, значит, его беспокойное сердце бьется не напрасно.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

31