Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

30.06.2021 09:29 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 24 от 30.06.2021 г.

Вернувшиеся из ада

Автор: Виктория КУДИНОВА

Два дяди жительницы поселка Урск  Галины Дмитриевны Тяпшевой воеваливо время Великой Отечественной войны. Один из них защищал Сталинград и стал свидетелем того, как в Волге не было видно воды. Другой был разведчиком и однажды побывал в настоящем аду.

Когда Волга вскрылась, воды в ней

видно не было…

Родной брат матери Галины Дмитриевны Николай Амельцев ушел воевать с фашистами в 1941 году. Родился он 1 января 1920 года в селе Подкопенное Гурьевского района, но до войны работал на шахте

в г. Ленинске-Кузнецком, оттуда и был призван на фронт. Служил водителем.

На сайте «Память народа» хранится информация о его подвиге, совершенном в районе польского города Дембица в августе 1944 года. В документах сказано, что за время наступательных боев с 14 июля по 26 августа 1944 года он не имел ни одной аварии. В самых плохих погодных условиях его машина с орудием непрерывно двигалась в боевых порядках пехоты, надежно сопровождая ее огнем и колесами. Отличился же Николай в бою за высоту 227,0, за которую противник ожесточенно боролся. Под сильным артиллерийским огнем немцев наш земляк одним из первых вывез свое орудие на указанную точку, что дало возможность нашим войскам открыть ответный огонь и укрепиться на важном рубеже. В этом бою орудийный расчет уничтожил 20 гитлеровцев, а Николай Михайлович за свой подвиг получил медаль «За отвагу».

Однако не об этом подвиге вспоминал он, вернувшись домой, а о страшных боях за Сталинград, в которых ему довелось участвовать в начале

войны. «Бои шли жесточайшие, — рассказывал он родным. — Когда весной Волга вскрылась, воды в ней видно не было, ее полностью скрывали тела убитых». В Сталинграде он тоже был водителем — подвозил на передовую снаряды. Однажды их колонна попала под вражеский обстрел. Погибли почти все. Сам он чудом остался жив, получил лишь легкое ранение в руку.

Николай Михайлович дошел до Берлина, после войны жил в Джамбуле, работал в милиции.

Крещенный огнем

Другой дядя (со стороны отца) Галины Дмитриевны родился в селе Урское в нескольких километрах от нынешнего поселка Урск (тогда Барит). Семейное предание гласит, что когда Геннадий Некрасов родился, в доме случился пожар. Сгорело все, родители чудом успели выкинуть на улицу только люльку с новорожденным сыном. Огонь словно бы окрестил парня, но не тронул. Когда началась Великая Отечественная война, Геннадию было всего 16 лет, поэтому сразу на фронт уйти он не мог, но регулярно ходил в Барит на военные учения, проходившие в школьных мастерских.

Едва дождавшись 18-летия, в ноябре 1942 года Геннадий ушел на фронт. Его сестра вспоминала, что в тот день он пришел домой, поднялся к брату на печь, долго о чем-то шептался с ним, а потом уехал, даже не дождавшись матери.

Свой воинский путь он начал ефрейтором, а закончил в звании младшего лейтенанта. Служил Геннадий в 254-й мотострелковой разведроте 177-й стрелковой дивизии. Судя по сохранившимся архивным документам, ефрейтор Некрасов отличился в первый же год своего пребывания на фронте. В течение 1943 года он несколько раз брал контрольных пленных («языков»). Во время таких вылазок четырежды был ранен — в правую руку, а потом и в голову. Но все ранения были легкими, какая-то сила хранила героя. Галина Дмитриевна говорит, что это была материнская молитва.

Где именно воевал наш земляк, из документов непонятно, но сам он рассказывал, что принимал участие в боях за Ленинград под командованием знаменитого маршала Жукова. За свои несколько подвигов по добыче «языков» был награжден медалью «За отвагу», а в марте 1944 года, после окончательного снятия блокады Ленинграда, направлен на курсы младших лейтенантов.

Еще один подвиг Геннадий Афанасьевич совершил во время освобождения Польши в январе 1945 года. Вот так описал его командир Геннадия Некрасова майор Ткаченко: «Тов. Некрасов отличился в бою за село Уэйсце Домбровского промышленного района Польши. Противник имел здесь сильную оборону в системе огненных точек в железобетонных колпаках. Товарищ Некрасов умело провел свой взвод через линию огня противника и блокировал пулеметную точку в колпаке, обеспечив продвижение всей роты. В этом бою тов. Некрасов был тяжело ранен, но задачу взвода выполнил, обеспечив также выполнение задачи всей роты».

Очевидцы тех событий утверждали, что артиллерийский огонь в том месте, где пробирался взвод Геннадия Некрасова, был такой сильный, что выжить там было нереально. Сам Геннадий Афанасьевич тоже рассказывал, что снаряды сыпались градом, но все — мимо, огонь его не брал. Лишь одна пуля на обратном пути отскочила от камня, за которым он прятался, и рикошетом выбила ему глаз. К своим он возвращался, придерживая этот травмированный глаз рукой. Говорили, когда Некрасов вернулся в штаб и доложил командованию об уничтожении орудия противника, Жуков докладу не поверил и, рассердившись, сказал: «Выжить в этом аду было невозможно!» Позже, когда информация о подвиге взвода Некрасова все же подтвердилась, маршал, якобы, взял свои слова обратно и отдал приказ представить героя к награде орденом Красной Звезды.

Лечился Геннадий Афанасьевич от полученного ранения долго, домой вернулся лишь в 1947 году. Работал в артели в Барите. Родные говорили, что он часто кричал по ночам — от боли и мучавших его кошмаров. Личная жизнь героя сложилась не слишком удачно, хотя он дважды женился и от первого брака даже имел двоих детей.

Галина Дмитриевна предполагает, что виной тому было не только плохое здоровье, но и женщина, которую она однажды увидела на фото, привезенном дядей с войны. На черно-белой фотокарточке Геннадий Некрасов был запечатлен рядом с красивой женщиной (то ли полячкой, то ли австрийкой по национальности), а между ними стояла девочка лет полутора, чрезвычайно похожая на Геннадия Афанасьевича. Вероятно, пока солдат лечился в госпитале, у него появилась в Польше семья. Но быть вместе в советское время им вряд ли позволили бы. Геннадий Некрасов вернулся в СССР, а его любимая женщина с дочкой остались в Польше. Впрочем, правду мы теперь уже вряд ли узнаем: не стало героя в 1991 году.

За уничтожение подобного немецкого ДОТа Геннадий Некрасов был удостоен ордена Красной Звезды

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

25