Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

22.06.2021 15:29 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 23 от 22.06.2021 г.

Дом с аллеями

Автор: Виктория КУДИНОВА

В корпусах Гурьевского психоневрологического интерната десятки выходов. Но вот выхода домой для большинства жильцов этого заведения нет. Интернат для них – это пожизненный дом. Поэтому сотрудники интерната стараются сделать все, чтобы жить в этом доме их подопечным было не только комфортно, но и интересно.

Ребятишки

«Интернат – это дом, а не больница, а наши подопечные – не пациенты, а получатели социальных услуг», — объясняет мне и.о. директора интерната Владимир Видягин. Но запомнить сходу эту казенную формулировку я не могу. Впрочем, сами сотрудники интерната в разговоре тоже то и дело сбиваются с официальной «получатели услуг» на более человечную «наши ребятишки».

Почему ребятишки, если живут в интернате исключительно взрослые мужчины? Потому что интеллект у большинства из них из-за болезни так и остался детским – у кого-то на уровне 14-летнего ребенка, а у кого-то и вовсе на уровне дошкольника. И развитие тоже у многих остановилось. Но за развитие своих подопечных здесь отчаянно борются.

Государство

в государстве

Свой интернат сотрудники неофициально называют «государство в государстве», потому что интернат практически автономен по отношению к внешнему миру. Здесь все свое – медслужба, котельная, водяная скважина, прачечная, столовая, тренажерный зал, столярка, бытовая комната, парикмахерская, компьютерный кабинет, большая территория для прогулок и занятий спортом.

Есть в интернате даже свои аллеи — рябиновая, яблоневая, сиреневая, ореховая. Прогулки по ним часто заменяют обитателям интерната прогулки по городским улицам и паркам и очень выручали в прошлом году, когда из-за пандемии интернат жил в режиме обсервации.

Мы идем с руководителем кружков Ольгой Шпаковой и начальником хозяйственного отдела интерната Александром Пригодским по территории интерната. Они для «ребят» как вторые родители. Ольга Андреевна учит их готовить, стирать и гладить белье, рисовать, лепить, сажать цветы, Александр Мечиславович — владеть мужскими инструментами – молотком, болгаркой, пилой. Интернат в Гурьевске исключительно мужской, поэтому интерес к мужским занятиям здесь особенно высок, жаль, говорят, средств на стройматериалы не хватает, а так бы они развернулись…

«Заведения, подобные нашим, люди ошибочно считают закрытыми. Но наш интернат очень открытый, — подчеркивают его сотрудники, — не в том смысле, что здесь проходной двор, а в том смысле, что мы открыты к сотрудничеству, и жизнь наших подопечных отнюдь не скучная и однообразная, как думают многие».

Замкнутый круг

Несмотря на то, что медицинский штат в интернате очень большой, медуслуги здесь все же вторичны. Первичными являются социальные услуги, то есть услуги по социальной адаптации жильцов интерната.

В последние несколько лет государство делает на это большой упор. Каждый из подопечных интерната должен не просто жить в интернате, а развиваться, чему-то учиться в меру своих сил и возможностей — писать, читать, рисовать, обслуживать себя. По-хорошему, как говорят сотрудники интерната, начинать учить этому «ребят» нужно было в раннем детстве. В 30 лет это сделать гораздо сложнее, нежели в 7. Но они все равно стараются. Зимой вывозят их в парк покататься на лыжах, летом играют в футбол. Вместе готовятся и отмечают праздники – Новый год, Масленицу, Пасху, 8 Марта, 23 февраля и все остальные. Отмечают по всем правилам – наряжаются, готовят подарки, накрывают праздничные столы.

Есть и такие ребята, которые вполне способны получить нехитрую профессию. Наш техникум даже готов их принять на учебу, но у большинства нет документов об окончании школы. В школу же 30-летних, понятное дело, уже не берут, даже в специализированную. Замкнутый круг получается.

Гении и просто таланты

Чтобы не стоять на месте, приходится учить «ребят» своими силами. И некоторые подопечные под руководством сотрудников интерната проявляют такие таланты, что способны потягаться со здоровыми людьми. Доказательством тому служат многочисленные награды – кубки, грамоты, благодарственные письма, заработанные ими на разных соревнованиях и конкурсах.

С одним из таких местных талантов Максимом Чудиновым мне довелось познакомиться. Максима в интернате называют не иначе, как компьютерным гением. Он не только хорошо владеет навыками работы за компьютером (пользоваться компьютерами здесь умеют очень многие), но и способен устанавливать на них разные программы.

Когда мы заглянули к нему в комнату, он сосредоточенно водил пальцем по экрану телефона, раскрытый ноутбук стоял рядом. Не очень охотно, но парень все же оторвался от телефона ради разговора со мной.

Максим – один из немногих жильцов интерната, который может жить вне его стен, для этого нужно лишь поручительство кого-нибудь из его родных, что ему будут помогать. Помочь Максиму вызвался его двоюродный брат, в июле обещал приехать за ним. Так что для Максима выход из интерната вполне реален.

С гордостью показывают здесь работы и других своих подопечных. К примеру, картины из соленого теста Никиты Рожкова и Владимира Семенихина по-настоящему украшают стены интернатского коридора. А вот познакомиться с ними у меня не получилось, потому что оба из интерната ушли в самостоятельную жизнь. Диагноз позволял, а адаптироваться в социуме им помогли навыки, полученные за годы жизни здесь.

В тени аллей

К сожалению, истории Максима, Никиты и Владимира – это счастливые исключения, нежели правило. За последние несколько лет интернат покинули всего 7 человек, остальные по-прежнему живут и будут жить здесь. И далеко не все имеют способности к обучению грамоте или творчеству. Но это не значит, что ими не занимаются. В распорядке дня многих подопечных интерната значится «трудотерапия». А результат ее виден любому, кто заходит на территорию интерната или просто проходит мимо. Ухоженные аллеи, яркие цветочные клумбы, симпатичные поделки из дерева – это все дело рук сотрудников и подопечных интерната.

Несмотря на то, что на часах было всего 9 утра, многие «ребята» уже были на территории, под руководством сотрудников самозабвенно что-то копали, сажали, поливали.

Отдельная гордость интерната и лично Ольги Андреевны – огород. Капуста, огурцы, лук, щавель, редис, цветы – здесь растет все, что сажают в обычных огородах. И нет ни одной травинки!

В углу образцового участка сверкает новенькими поликарбонатными боками большая теплица. «КРЕБС н/д» — значится на ней. Оказалось, что Кребс — это фамилия хозяина теплицы, а буквы «н/д» означают, что он недееспособен. Дееспособные подопечные интерната могут тратить свою пенсию по собственному усмотрению, а недееспособные говорят о своих желаниях администрации, и те с разрешения опеки приобретают для них желаемое – телевизор, компьютер, телефон, сладости. Многие делают в комнатах ремонт по своему усмотрению. А Николай Кребс попросил купить и установить теплицу. Сам посадил в ней помидоры, теперь с удовольствием ухаживает за ними.

Без хозяина мы в теплицу заходить не стали. «Позовите Колю Кребса», — попросила Ольга Андреевна кого-то из ребят. Он пришел быстро, по-хозяйски открыл замок, установленный на дверях теплицы по его просьбе. «Чтобы другие обитатели интерната не вырвали помидоры зелеными, — объяснил он свое решение, — когда помидоры созреют, я лучше сам буду всех угощать».

«Зачем Вам теплица?» — спросила я у него. «Я в деревне вырос, — пояснил коротко. – Люблю землю. Она и кормит, и успокаивает, и лечит».

Вот и многочисленные аллеи, подумала я, уходя из интерната, тоже лечат лучше всяких лекарств. Лечат и спасают, когда в мире пандемия и когда твой дом – это целое отдельное государство в государстве.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

57