Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

07.07.2020 14:11 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск №27 от 06.07.2020 г.

Остановить мгновение…

Автор: Виктория КУДИНОВА

Вчера, 25 июня, исполнилось три года, как ушел из жизни наш земляк — талантливый фотограф, увлеченный садовод, большой ценитель природы Михаил Васильевич Чекухин.Он был большим другом редакции, близким нам человеком. А когда уходят близкие люди, хочется повернуть неумолимое время вспять, отмотать жизнь назад – туда, где все еще было хорошо, где был жив дорогой тебе человек, и остановить мгновение… А потом поторопить ученых, чтобы поскорее изобрели рецепт вечной жизни. У самого Михаила Васильевича было как минимум три таких рецепта – память, деревья и фотография.

Наша память жива…

«Наша память жива» — так всегда говорил Михаил Васильевич, так называлась его первая фотовыставка, прошедшая в 2010 году в городской центральной библиотеке в честь юбилея Победы в Великой Отечественной войне. Вдова Михаила Васильевича Любовь Федоровна Чекухина тоже хранит все самые ценные моменты жизни с Михаилом Васильевичем в памяти.

…Они познакомились в 1969 году в Петропавловске. Михаил, уже окончивший к тому времени училище в Пресновке (Казахстан) и индустриальный техникум в Петропавловске, успел поработать по распределению механиком на заводе в Норильске. Но по состоянию здоровья вынужден был уволиться и вернуться в Гурьевск. По пути заехал к одногруппнику (двоюродному брату Любы) в Петропавловск. А она приехала после 9 класса поступать в Петропавловский торговый техникум. Дом брата оказался на замке, но соседи подсказали, что они с другом на речке.

Брата Люба увидела издалека. Он уже возвращался с речки. Рядом с ним шел парень – загоревший, в шортах, рубаха с коротким рукавом завязана на животе, в руках – гитара. Эта «картинка», это мгновение, с которого начался их почти полувековой роман, так и стоит у Любови Федоровны перед глазами. Влюбилась она сразу. В него невозможно было не влюбиться! Добрый, общительный, он готов был отдать нуждающимся последнюю рубашку (всю жизнь был готов!), играл на гитаре дворовые песни и все пытался накормить стесняющуюся Любу.

Через месяц он уехал домой, а она осталась поступать в техникум. На прощанье снял с руки дорогие часы, которые ему подарили на заводе за хорошую работу, и отдал Любе. Словно сказал, что с этого момента все его время принадлежит ей, что время у них теперь общее – одно на двоих.

В техникум Люба не поступила и приехала к Михаилу в Гурьевск. Устроилась в КБО, выучилась на закройщика. Родилось двое ребятишек – сын и дочь.

Михаил Васильевич пошел вверх по карьерной лестнице – преподаватель ГПТУ, заведующий организационным отделом ГК ВЛКСМ и инструктор промышленно-транспортного отдела горкома партии, заместитель начальника по кадрам и быту в грузовом АТП. Потом учеба в Новосибирской высшей партийной школе, должность заместителя главы города по коммерческой деятельности, потом — председателя КУМИ, заместителя начальника по транспорту и электроэнергии в Гурьевском филиале ОАО «Кузбассэнерго». Были, конечно, в их жизни и трудные времена – например, потеря Михаилом Васильевичем работы в 90-е годы. Он очень переживал, что все вокруг разваливалось, что не стало его родного ГАТП. Переживал, когда пришлось уйти с должности председателя КУМИ. Вместе переживали с Любовью Федоровной! На то она и семья, что на двоих приходится делить все моменты – и радостные, и трудные. Но надо отдать должное Михаилу Васильевичу, его проблемы никогда не отражались на его характере или настроении. Он всегда умел найти выход из любой ситуации, находил отдушину. Когда полгода стоял на бирже в поисках работы, начал мастерить станки – токарный, по дереву, сам изготавливал двери, рамы. Когда вышел на пенсию, всерьез занялся фотографией.

Остановись, мгновенье!

Фотографией Михаил Васильевич увлекся еще в молодости. Начинал когда-то снимать фотоаппаратом «Ленинград», потом были «Любитель», «Фотокор», «Москва». Всего за годы жизни в его руках побывало больше двух десятков фотоаппаратов, в том числе и самые современные «зеркалки». Где бы Михаил Васильевич не был, он всегда был с фотоаппаратом и говорил, что только фотография позволяет «остановить мгновение», увековечить какое-то событие и сохранить его для истории и потомков. И ради этого мгновения фотограф, как хороший охотник ради добычи, готов потратить не один день, пройти не один километр.

Михаил Васильевич любил «охотиться» за природой, домашними животными, радостными лицами людей, особенно детей. Он отчаянно старался успеть заснять уходящих от нас ветеранов войны, фотографировал умирающие деревни. А потом щедро делился своей «добычей» со всеми окружающими — дарил на долгую память «пойманные» и сохраненные им счастливые мгновения. Когда фотоаппараты были пленочными, ночами печатал фотографии и пачками бесплатно раздавал эти фото своим героям. Когда появились цифровые фотографии, Михаил Васильевич тоже делился ими со всеми, кто просил — школами, учреждениями культуры, администрацией, с нами, и главное — никогда не требовал за это вознаграждения. Мы много раз публиковали снимки, сделанные Михаилом Васильевичем на страницах газеты при его жизни. Уйдя в другой мир, он оставил после себя огромный фотоархив, и его фотоработы были включены в книгу «Энергия Гурьевской земли», изданную ко Дню шахтера уже после его ухода. Их нельзя было не включить, потому что они обладают такой потрясающей энергетикой, такой жизненной силой, что, глядя на них, очень хочется верить в возможность человеческого бессмертия.

Тезка великого поэта, или С мыслями

о вечности

Я много раз писала про Михаила Чекухина, и всякий раз у нас с ним заходил разговор о человеческом бессмертии.

Вот и в тот раз, когда я пришла к Чекухиным в гости, чтобы написать о еще одном увлечении Михаила Васильевича – проращивании дубов — мы тоже заговорили о вечности.

Увлечение это появилось у него случайно. В 90-е годы Любовь Федоровна ездила отдыхать в санаторий в Пензу и побывала на экскурсии в музее-заповеднике «Тарханы» (родовое гнездо и место захоронения поэта Михаила Лермонтова), набрала у лермонтовского дуба проросших желудей и привезла домой. Так у бывшего дома Чекухиных на улице Родниковой появился прямой потомок знаменитого дуба. Спустя какое-то время он дал желуди, и вот их-то и начал проращивать, а потом щедро раздавать или продавать по чисто символической цене тезка великого поэта.

Михаил Чекухин был просто одержим идеей сделать редко встречающийся в Сибири дуб привычным для нас деревом. «Дуб, — говорил он, — живет от 300 до 2000 лет. По сравнению с человеческой жизнью – это целая вечность. Нас не будет, а дубы, посаженные нами, будут жить, хранить память о нас, а если жива память, значит, живы и мы».

Удивительно, но дубы действительно прижились у нас, сегодня они растут на участках многих гурьян и салаирцев.

К 60-летию Победы в Великой Отечественной войне по инициативе Михаила Васильевича в Сквере ветеранов напротив ДК была высажена целая дубовая аллея. Михаил Васильевич хотел увековечить память о фронтовиках, но увековечил и свое имя.

Позже он увлекся выращиванием елочек, маньчжурского ореха. Выращенные Михаилом Васильевичем саженцы были высажены не только в Сквере ветеранов в Гурьевске, но и около Гурьевского краеведческого музея, на источнике Матроны Московской, возле администрации в Салаире. За эти годы они, конечно, уже подросли и окрепли, стали живым памятником Михаилу Васильевичу, а нам всем — напоминанием о том, что, если очень захотеть, можно повернуть время вспять, остановить мгновение и найти свой собственный рецепт бессмертия. У Михаила Васильевича получилось.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

2