Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 19 от 08.05.2020 г.

"Ты придешь домой живой!"

Автор: Николай Сергеевич Жуков

Сергей Федорович Жуков, ветеран войны

Мой отец Сергей Федорович Жуков воевал с 1941 по 1945. Я родился уже после войны. Мой родитель, так я называл отца, был высокий, крепкий, широкоплечий, очень строгий, а порой и суровый человек. О войне вспоминал нечасто, но в минуты воспоминаний на его глазах всегда появлялись слезы. Свои рассказы он заканчивал такими словами: «Мы вам дали свободу ценой своей жизни. Дети, живите! И помните тех, кто не вернулся с войны».

Прошло много лет, я всего и не помню, что рассказывал родитель, но кое-что крепко засело в памяти.

Отец родился в 1906 году в д. Гавриловка на реке Колокольцовка (так называли речку, из которой потом сделали Гавриловское водохранилище). Когда началась Великая Отечественная война, ему было уже 35 лет, у него была семья и трое ребятишек. На фронт его призвали сразу же в 41-м. На сборном пункте было много народу – солдаты, провожающие. К отцу подошел старик, пристально посмотрел ему в глаза и сказал: «Сереженька, ты придешь домой живой!» С этим напутствием отец и поехал на фронт. Потом он рассказывал, что на войне смерть как будто обходила его стороной, хотя были моменты, когда казалось, что все – конец, не увидит он больше свою семью. Но все заканчивалось хорошо, и жизнь продолжалась.

Эшелон, в котором ехал отец, направлялся в сторону Финляндии. Поезд немного не доехал до места, его разбомбили фашисты. Выживших осталось немного, в том числе и мой отец. Солдаты собрались в отряд во главе с офицером и пошли пешком по лесу. На всех была одна винтовка. Отец говорил, что было очень голодно, ели одну клюкву, эта ягода и спасла жизнь солдатам.

Отдыхать останавливались нечасто, на одном таком привале чуть было не погибли. Прилегли под горой отдохнуть, а на горе показались немцы. Сразу стрелять фашисты не стали, по громкоговорителю стали кричать: «Москва капут! Руссо, сдавайся!» Солдаты затаились, а один заплакал, поднял руки и пошел к немцам. Тогда офицер схватил винтовку и хотел его пристрелить, но винтовка не срабатывала. От злости он разбил ее о дерево. Немцы начали стрелять, наши ребята бросились врассыпную. Бежали под градом пуль. Кому удалось спастись, снова собрались в отряд и двинулись дальше. Отец выжил. Через 12 суток отряд вышел к Ладожскому озеру. Здесь солдат встретили, на барже перевезли на другой берег и определили в 3-ю морскую бригаду. Несколько месяцев солдаты проходили военные курсы. Отец учился на пулеметчика, он был смышленый, все схватывал на лету, командиры его всегда ставили в пример.

Некоторое время их отряд стоял в обороне под Бобруйском, потом пошли в наступление. За это время батя не раз прощался с жизнью, но смерть не торопилась его забирать.

Отец рассказывал, что по болотам продвигались медленно. Сначала шли саперы, потом солдаты валили деревья, чтобы по ним проехали танки, а за ними шел отряд. На танках наших пулеметчиков «стригли» немецкие снайперы. Много наших ребят осталось в тех болотах, но отцу снова повезло.

Начался бой – страшный, огненный. Все бежали, стреляли, кричали… Вот он, ужас войны. Порой непонятно было – кто и где. Только свист пуль, взрывы и смерть товарищей. Отец стрелял из пулемета, ему таскал диски солдат – здоровый, крепкий. Но в один миг пуля насквозь пронзила ему грудь, и он замертво упал рядом с пулеметом. Тут к отцу подполз командир, закричал: «Жуков, ложись, не поднимай головы!» Отец упал на землю и услышал, как летит снаряд, этот холодящий кровь звук он никогда потом не забудет. За секунды вся жизнь перед глазами пролетела. Вспомнил всех и все, успел даже мысленно попрощаться с женой и детьми. Рядом с отцом лежал огромный моток колючей проволоки. Так вот, мина угодила именно в этот моток и застряла, не взорвавшись, потом саперы обезвредили ее. Отец лежал ни живой, ни мертвый, не мог пошевелиться от страха, тело не слушалось. Ну, уж если судьба не дает ему помирать, значит, он нужен, значит, он должен еще яростнее бить фрицев!

Рядом лежавшего командира ранило, пуля угодила в голову, слава Богу, по касательной прошла. Отец с другими солдатами положили его на плащ-палатку и под огнем потащили в санбат. А потом снова в бой. Отец говорил, что в такие минуты уже и страха-то не было, была злость и желание перебить всех фашистов. Бежишь по изрытому полю, всюду лежат убитые, стонут раненые, просят о помощи, но некогда помогать, надо вперед, бить врага. А раненых братишек подберут санитары, медсестры.

Вскоре на помощь подошли наши «Катюши» и разбили фашистов. Когда окончился бой, то место еще долго дымилось и горело, валялось железо, связанное в узлы от взрывов. И пахло смертью…

В бою отца ранило в руку, он попал в медсанбат. В тот же день налетели фашистские самолеты и стали бомбить медчасть. Кто мог, убегал, уползал, а тяжело раненные солдаты все погибли. Отец и тут успел спастись.

Мой отец Сергей Федорович Жуков прошел всю войну, домой вернулся живым, как и предсказал ему старик. Слова старца для отца были защитой, что давала ему уверенность и бесстрашие на фронте.

Война долго не отпускала, ему снились бои: пули свистят над головой, пролетают мимо и убивают товарищей, а он остается живой, идет в бой и снова бьет немцев.

Отец был награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями «За отвагу» и «За взятие Вены». А еще с войны отец привез два трофея на память: немецкую опасную бритву и ложку с немецким гербом.

Умер отец в 1992 году.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

4