Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

24.03.2020 09:49 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 11 от 23.03.2020 г.

По ту сторону кино

Автор: Виктория КУДИНОВА

Жительница Малой Салаирки Екатерина Дмитриевна Каськова (в девичестве Худяшова) один за другим переключает каналы на телевизоре в поисках интересного фильма и не перестает удивляться тому, как же далеко шагнул сегодня кинопрокат и насколько облегчилась работа киномехаников, нажатием одной кнопки запускающих фильм. Отработав в этой сфере 37 лет, она знает, о чем говорит.

Любишь кино -

иди в киномеханики!

Кино Катюша Худяшова полюбила еще в детстве. В 40-50 годы, на которые выпала юность Екатерины Дмитриевны, все его любили. Жили они тогда с родителями на станции Неверовская в Алтайском крае. А какие в те годы были в небольшом станционном поселке развлечения для молодежи? Кроме танцев да гуляний под луной — никаких! Поэтому приезда «кино» местная ребятня ждала примерно так же, как сейчас ждут столичных артистов, а привозивший его киномеханик был царем и Богом, «первым парнем на деревне». Многим хотелось оказаться на его месте, стать причастным к этому великому искусству — кино.

Катя при каждом удобном случае отпрашивалась у родителей на киносеанс, а потому, когда после школы встал вопрос выбора профессии, отец сказал: «Любишь в кино бегать, вот и иди учиться на киномеханика!» В местном клубе как раз висело объявление о приеме на 9-месячные курсы киномехаников в Новосибирске, и Катя поехала.

Пока училась, родители переехали жить в поселок Черта Беловского района, поэтому работать девушка приехала в 1955 году уже в Кузбасс. Около года поработала в Беловском районе на «передвижке», а потом переехала в Гурьевский район — в клуб геолого-разведывательной партии в Барите. Когда клуб закрыли, сначала подменяла киномехаников на тех же «передвижках» в деревнях, а потом устроилась в клуб в Малой Салаирке, где и отработала до 1992 года, пока не вышла на пенсию.

«Передвижница»

О «передвижках», на которых она начинала, Екатерина Дмитриевна вспоминает с особой теплотой. Сегодня уже мало кто знает, что это такое. Помните, были такие известные художники-передвижники, колесящие по городам России и несущие искусство в массы? Вот и Катя делала что-то подобное — несла киноискусство в самые отдаленные села Гурьевского района — Ур-Бедари, Кулебакино, Мостовую, Саратовку, Кочкуровку.

Каждую неделю ехала в Беловский пункт кинопроката, получала фильм, составляла график посещений своих «точек», от руки писала «афиши» и отправляла их с оказией по деревням. Спецтранспорта у кинопередвижек не было, поэтому лошадь за Катей обычно отправляли сами деревенские, а вот таскать оборудование приходилось самой. Работа киномеханика, со стороны казавшаяся Кате такой приятной и романтичной, на поверку оказалась очень тяжелой. Ежедневно ей приходилось загружать, разгружать, а потом еще и устанавливать кинооборудование, весившее ровно столько же, сколько и она сама — около 45 килограммов. Плюс – кассеты с фильмом, тянувшие еще килограмм на 40. Железные банки с бобинами девушка носила на коромысле, а вот аппарат приходилось тягать на штатив и обратно без всяких приспособлений. От такой работы у молоденькой девчонки болело все — живот, спина, руки… Выматывали и ежедневные переезды из деревни в деревню, ночевки у чужих людей, о которых тоже приходилось заботиться самой. Благо, деревенские люди всегда были сердобольные, и ночевать на улице Катя не оставалась ни разу.

Кино того стоит!

Но все трудности, по словам Екатерины Дмитриевны, с лихвой компенсировались для нее той радостью, с которой встречали ее деревенские. Киномеханик все еще был Богом для советских людей. Местная ребятня, завидев телегу с киноаппаратурой, издалека кричала: «Ура, ура, тетя Катя приехала!» — и за считанные минуты разносила весть о ее приезде по всей округе, а потом обступала ее плотным кольцом и не отходила до начала показа.

Святым делом, своеобразной проверкой «свой-чужой» было у деревенских пацанов и подшутить над молоденькой Катериной. Однажды она долго искала, почему пропал звук в громкоговорителе, и когда казалось, что сеанс будет сорван, кто-то из мальчишек подсказал: «Теть Кать, поищите иголку в проводе…» Дважды за ее практику мальчишки воровали кассеты с диковинной пленкой, но в итоге всегда возвращали.

Сеанса в каждом селе всегда было два — детский пораньше и взрослый попозже, несмотря на то, что фильм показывали один и тот же. Отличие было лишь в цене. Детский билет поначалу стоил 5 копеек, взрослый — 50 копеек. После денежной реформы 1961 года цена детского билета осталась прежней, взрослый стал стоить 20 копеек. Но вот что удивительно — залы всегда были полные, и до реформы, и после, больше того, те, кому мест не хватило, приходили со своими стульями.

Премьеры – в село!

Поскольку новые фильмы в первую очередь показывали в больших городах, премьеры доходили до маленьких деревень очень и очень не скоро, да и сами пленки доставались деревенским киномеханикам уже в таком ужасном состоянии, что рассыпались в руках, не говоря уже о киноаппарате. «Пленка рвалась, — рассказывает Екатерина Дмитриевна, — фильм приходилось останавливать. Люди нервничали, я переживала. Не забывайте еще, что каждый фильм состоял из 10-12 частей, и аппарат приходилось останавливать каждые 10 минут и перезаправлять». Чтобы остановок фильма во время показов было меньше, Екатерина Дмитриевна заранее приходила на работу и, не жалея времени, терпеливо перематывала километры пленки, склеивала ее по кусочкам.

Придумала она и как показывать своему зрителю премьеры. Подружившись с кинопрокатчиками, узнала, что в большие города они отправляли фильмы по почте, что занимало несколько дней. Екатерина Дмитриевна попросила прокатчиков давать ей кассеты на эти несколько дней, что тратились на доставку. За это время она успевала провозить картину по всем своим деревням, а потом сама отвозила фильм в нужный кинотеатр на автобусе. В итоге кинотеатры получали свои фильмы в срок прямо к порогу, ее зрители были счастливы посмотреть новинку, а у Екатерины Дмитриевны всегда был выполнен план по кассовым сборам.

Умудрялась она делать план по сборам даже тогда, когда в 1961 году старый клуб в Малой Салаирке снесли, а другой еще не построили. Всю весну и лето Екатерина Дмитриевна работала… прямо на улице. Вешала экран на столб, аппаратуру заносила в углярку библиотеки, для зрителей ей сколотили лавки. Народ в импровизированный кинотеатр ходил и даже исправно платил за билеты. Не платили только заезжие мужики, тянувшие в тот момент линию электросети в селе. Они повадились смотреть фильмы прямо из своей машины, встав в сторонке. «Покупайте билеты!» — стыдила их Екатерина Дмитриевна. «А мы не у тебя в кинотеатре», — огрызались они в ответ.

Много раз участвовала Екатерина Дмитриевна и в областных конкурсах профессионального мастерства, несколько раз занимала третье место. За свою работу в 1972 была награждена орденом Трудового Красного Знамени, который в те годы в районе имели единицы. Есть у Екатерины Дмитриевны и значок «Отличник кинематографии СССР» и много-много других профессиональных наград.

Кино лечит

Но ведь не делом единым жив и счастлив человек. Будущего мужа Юрия Екатерина Дмитриевна тоже встретила в кинотеатре. Он заприметил девушку-киномеханика еще во время киносеанса, а потом, когда начались танцы, подошел познакомиться. Парень серьезно болел, и все вокруг Катю настойчиво отговаривали от замужества. Но она любила, потому слушать никого не стала. В семье родились трое ребятишек. «Конечно, за 56 лет, что мы прожили с мужем, между нами всякое случалось», — говорит Екатерина Дмитриевна, и я понимаю, что жизнь ей выпала несладкая. Иногда бывало такое, что хотелось рыдать навзрыд, часто очень уставала – трое ребятишек, плюс хозяйство было огромное. «Коров тогда пригоняли без десяти минут десять вечера, — рассказывает Екатерина Дмитриевна, — а вечерний сеанс начинался ровно в десять и заканчивался в два ночи (подстраивались под доярок). Совсем не доить корову с вечера нельзя, поэтому за 10 минут я доила, сколько могла, и бежала в клуб. Несколько минут задержки сеанса зрители мне прощали». А за работой она отвлекалась, наблюдая, как зрители, затаив дыхание, смотрят на экран, как они плачут, сопереживая героям, или радуются вместе с ними, и ее собственные усталость и горести уходили, как не бывало.

Кино лечило и душу, и тело, часто будоражило самые сокровенные воспоминания. Один случай особенно поразил Екатерину Дмитриевну, и связан он был с ее старшим братом Михаилом, прошедшим Великую Отечественную войну.

Когда герои –

в зале

Брат пришел на киносеанс. Показывали документальный фильм про войну. Сама Катя начала войны не помнила, поскольку в 1941 году ей было всего пять лет. Зато она отлично помнила, как в 1942 году 17-летним мальчишкой на фронт уходил Михаил. В свое время, чтобы его пораньше взяли на работу, мама прибавила ему год, вот и получилось, что по документам ему 18 лет, а на самом деле всего 17. Катя помнила, как мама, узнав о том, что сына отправляют на фронт, выдернула из длиннющей косы прядь волос, зашила ее в пояс и велела сыну носить его как оберег, не снимая. Еще помнила, как провожали из села парней, сидящих на телеге, как шли за ними деревенские женщины и выли от горя, как плакала она сама, вцепившись в мамин подол. Плакала не потому, что понимала, что такое эта самая война, а просто потому, что плакала мама. Еще помнила, как вся в слезах мама каждый вечер молилась о сыне, как получали они от Михаила фронтовые письма, и отец, единственный, кто тогда был хоть немного грамотным в семье, читал эти письма и отвечал брату, как мог. Помнила она и о том, как пришла в село весть о победе. В тот день они с подружками пошли на горку набрать подснежников, набрали полные охапки, стали спускаться и вдруг увидели всадников с флагами. «Победа!» — кричали они. На радостях девчонки отдали им все эти охапки первоцветов. Отдали, как символ пробуждения всего живого после долгой зимы, символ надежды на новую, более светлую жизнь. С того дня мужики потихоньку стали возвращаться в деревню. Катя видела, как радовались те, у кого родные вернулись, и как старели те, у кого нет. У одной женщины в селе на фронте погибли оба сына. Селяне стали замечать, что она частенько собирает дома узелок с едой, берет простынку и идет в лес. Потихоньку проследили. Оказалось, что она расстилает простынку в лесу, накрывает импровизированный стол и делает вид, что угощает своих погибших сыновей, разговаривает с ними. Горе просто свело женщину с ума. Брат Кати с войны тоже все никак не возвращался. Катя с младшим братишкой по просьбе мамы частенько ходили на ближайшую станцию продавать табак, и каждый раз, завидев солдат, бежали к ним и, заглядывая в лица, с детской наивностью спрашивали: «А вы нашего братку не видели?» «А как вашего братку звать?» — серьезно спрашивали солдаты. — «Миша». — «Нет, не видели».

…Вернулся Михаил неожиданно в 1947 году. Родители были на работе, Катя с братом спали. Она открыла глаза спросонья, а в дверях — парень в военной форме. Высокий, красивый, возмужавший. За пять лет она уже и забыла, как он выглядит, но раз в форме, моментально решила она тогда, значит, брат. «Братка, братка!» — кинулась на шею. Позже она узнает, что братке на войне досталось. Он служил пулеметчиком, принимал участие во взятии Сапун-горы, форсировании реки Одер, был контужен, но выжил, дошел до Берлина и расписался на Рейхстаге! Рассказы брата она слышала, но вот что реально ему пришлось пережить, конечно, не знала. Не могла знать…

А тут это кино, во время которого брат вдруг вскрикнул, указывая на пулеметчика: «Вот же, вот, это я. А это – мой помощник!» Герой войны неожиданно оказался еще и героем фильма. Сеанс закончился, а Екатерина все думала о том, как же велика сила кино, способная рассказать людям о том, о чем не всегда знали даже самые близкие люди героев фильма, и как же хорошо, что она выбрала такую профессию, которая не только несет это искусство в самые отдаленные уголки нашей Родины, но и обеспечивает сохранность каждого момента этого фильма.

…Она и сегодня, легко переключая каналы телевизора и радуясь за коллег-киномехаников, работа которых стала в разы проще, чем была у нее, ни о чем не жалеет. Да, работать ей было тяжелее, чем сейчас, зато и ждали тогда киномехаников сильнее, ответственность на них была выше, а миссия – важнее.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

131