Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

18.03.2020 13:52 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 10 от 17.03.2020 г.

Я подвигом деда горжусь

Автор: Ольга Силиванова

Сегодня в рубрике «Спасибо, солдат, за Победу!» Тамара Синдеева (Ворсова) рассказывает о своем дедушке – участнике Великой Отечественной войны Иване Григорьевиче Янковском.

Иван Янковский родился 4 июня 1921 года в г. Чулым Новосибирской области. Семья была многодетная. Отец Григорий Осипович работал на железной дороге, на маме было воспитание детей, а их в семье было 12, а еще огород, скотина. Когда Ивану исполнилось 18 лет, его призвали в ряды Красной Армии.

Мирную армейскую службу прервала война. Помощником командира дивизии торпедных катеров отдельной морской бригады на Ленинградском фронте начал он свой боевой путь. Но ранение на втором месяце войны вывело его из строя. Он долго лечился в госпитале, а потом снова на фронт, теперь уже на Сталинградский, в отдельный морской батальон.

Дед вспоминал, какие страшные и кровопролитные были бои. Горела приволжская земля, смешались дни и ночи, всюду был огненный ад. Но солдаты стойко держались. В одном из таких сражений моего деда ранило осколками вражеской мины. И снова госпиталь.

В 1943 году дед Иван поступил учиться в Молотовское военно-медицинское училище. А весной 1944 года его вместе с другими лучшими выпускниками училища принимали в Кремле. Верховное командование тогда решило: испытанных в боях воинов направить в интернациональные партизанские отряды. Так молодой офицер Иван Янковский попал в Польшу. А когда партизанские отряды соединились с Первым Украинским фронтом, Иван Янковский стал командиром санитарной роты польской армии.

На войне каждый день был подвигом. И мой дед совершал настоящие героические поступки. Один из командиров рассказывал о героическом поступке Ивана Янковского так: «Это был маленький прибрежный клочок земли. Мины и снаряды рвали землю. Подразделение несколько раз бросалось в атаку но, встречая яростный огонь противника, каждый раз откатывалось назад. Оказалось, что на этом клочке земли, который стал теперь нейтральным, остался тяжелораненый комбат. Янковский с четырьмя санитарами поползли спасать товарища. Пока они доползли до дуба, убило одного санитара и разрывными пулями ранило остальных. Наконец комбата нашли. Рядом валялся станковый пулемет. Немцы открыли ураганный огонь и поспешили захватить смельчаков. Теряя силы, санитары потащили комбата к своим, а Иван Григорьевич огнем из пулемета прикрывал их отход. Так метр за метром, отстреливаясь, отходила горстка храбрецов. На берегу в бинокль за ходом действий наблюдал командир полка. В критический момент ударила полковая артиллерия. На разостланных шинелях Янковский при помощи санитаров переправил раненого командира через реку и сделал ему операцию». За этот подвиг дед Иван был награжден орденом «Крест Грюнвальда».

Мой дед на фронте спас много жизней советских и польских солдат. Дивизия, в которой служил Иван Григорьевич, форсировала Одер, участвовала в штурме Варшавы и Берлина. День Победы дед Иван встретил в Праге.

Но для деда война не закончилась, он продолжил служить на польской земле. Еще год Польская народная армия выкорчевывала остатки банд Бандеры в Карпатах. Только в конце 1946 года мой дед вернулся на Родину. За храбрость и мужество во время Великой Отечественной войны он был награжден советскими и польскими боевыми наградами: орденом Отечественной войны II-й степени, медалями «За освобождение Варшавы», «За освобождение Праги», «За оборону Ленинграда», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За Одер, Нису и Балтику», а также польскими знаками отличия «Крест заслуги», «Партизанский крест», «Крест храбрых» и другими.

Сразу же после войны Иван Янковский был направлен на работу в медучреждение в Севастополь. Здесь он встретил свою любовь – мою бабушку Евдокию Петровну Федорину, которая работала нотариусом. Однажды Дуся открывала консервную банку и сильно порезала палец. На помощь пришел Иван Янковский, он перевязал рану и влюбился в Евдокию с первого взгляда. Эта встреча стала для них судьбоносной, любовью на всю жизнь. 1 марта 1947 года в Севастополе Иван и Дуся зарегистрировались. А потом решили переехать в Гурьевск, где жили родители жены. Молодожены продали Дусино американское платье, на вырученные деньги купили еду, билеты и отправились в путь.

Иван и Евдокия Янковские вырастили и воспитали четверых детей. Бабушка работала в нотариальной конторе, а дедушка до последнего дня жизни руководил здравпунктом Гурьевского рудоуправления.

Бабушка рассказывала, что дед больше тридцати лет носил в легких осколок фашистской мины. Осколок не давал ему нормально дышать, напоминая о войне.

Деда Ивана не стало 16 октября 1975 года, ему было всего 54 года, а мне 6 лет. В моих детских воспоминаниях он навсегда остался веселым и заботливым дедом. С ним можно было поозорничать, поиграть в прятки и посмеяться.

Карандаши

Я сидела тихо и смотрела,

Как мой дед точил карандаши.

Делал это мастерски, умело,

Виртуозно, остро, от души.

Чтобы я смогла раскрасить солнце,

Воздух, море, дом родной, цветы,

Радугу лугов, полей, окраин,

В Букваре веселые листы.

Дед мой был немногословен,

Не рассказывал он о войне,

Как, пройдя сквозь ад и горе,

Выжил, вновь родился на земле!

Он смотрел, когда вставало солнце,

Отблеском своих болотных глаз,

Навсегда затянутых тоскою,

Болью, грустью раненых солдат.

Он дарил мне книги и подарки,

Теплых рук заботу и любовь,

И улыбки шлейф в придачу

Говоря, что повезло, какая внучка у него!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

27