Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

09.07.2019 10:00 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 28 от 08.07.2019 г.

Особый ген

Автор: Александра Харитонова

Чтобы понять, насколько «железной» должна быть выдержка тех, кто работает с металлом, стоит хотя бы раз побывать в кузнице. Именно туда и пригласил меня кузнец ручной ковки электромеханического цеха АО «Разреза «Шестаки» Виктор Николаевич Лукин. Мастер оказался немногословным, но то, с какой счастливой улыбкой он, не обращая внимания на жар, исходящий от горна, придавал форму очередной металлической заготовке, поведало мне о многом.

В детстве Виктор Николаевич и не думал становиться кузнецом. Как многие мальчишки того времени он мечтал быть шахтером. И мечту свою осуществил, когда стал взрослым — семь лет отработал проходчиком в шахте в Казахстане. «Как же Вы стали кузнецом?» — спрашиваю у мастера.

«Я и сам не знаю, — пожимая плечами, честно отвечает Виктор Николаевич, — может, зов крови? Кто-то из родни рассказывал, что дед мой был искусным кузнецом. Да и отец оказался недалек от этой профессии — всю жизнь проработал сварщиком. Так что, возможно, есть в нашей семье какой-то особый ген, который так и тянет к металлу», — говорит кузнец. Наверное, голос этого гена и привел его к наковальне.

Впервые поработать с металлом ему удалось, еще будучи студентом училища, на учебной практике, которая проходила на Гурьевском металлургическом заводе. «Мой наставник Иван Егорович Кротов научил меня основам кузнечного дела – металловедению, правильной закалке и нагреву заготовок, — вспоминает Виктор Николаевич. – Не скрою, случались у меня и неудачи — брак в выкованных деталях, ожоги, но кто из новичков не ошибается?» Довольно быстро парень набил руку, отточил глазомер, и подобные осечки стали редкостью. Уже тогда Виктор понял, почувствовал, что работа кузнеца — физически изматывающая: после махов молотом пальцы распухали и сильно болели, а ноги после смены в кузнице он кое-

как волочил домой. Но постепенно к этой усталости Виктор привык. Одним из памятных моментов той практики стало и то, что Иван Егорович разрешил ему поработать своим молотом. Этим он выказал парню необычайное доверие, ведь инструмент для кузнеца — это все равно что продолжение руки, кому попало его не дают. Лучшей похвалы начинающему кузнецу от мастера было и не нужно.

После окончания училища парень ушел в армию, служил в ракетных войсках под Владимиром. Там, узнав, что Виктор знаком с кузнечным делом, ему поручили ковать детали для строительных инструментов — молотков и топоров. Справлялся с порученным заданием парень блестяще. «Именно в армии я понял, что хочу заниматься этим всю жизнь – наблюдать за тем, как горячий металл приобретает самые разные формы, слушать, как молот встречается с наковальней. Для обывателя — это грохот, для меня – музыка», — рассказывает кузнец.

Под звуки этой металлической музыки Виктор Николаевич живет уже 29 лет, из которых 16 лет трудится мастером ручной ковки в АО «Разрез «Шестаки». В электромеханическом цехе он единственный кузнец, поэтому надеяться может только на себя. И несмотря на то, что профессия его появилась несколько столетий назад, она по-прежнему актуальна, хотя прогресс и в нее внес свои коррективы. Теперь главными инструментами кузнеца являются не только молот и щипцы, но и пневматический пресс, который помогает мастеру придавать раскаленному металлу нужную форму в более сжатые сроки. Виктор Николаевич изготавливает для производства кувалды, зубила, кайло, путейские молотки, специальные болты и гайки. Инструменты для своей работы Виктор Николаевич тоже выковал сам. «Есть поверье, что когда мастер кует молот с нуля, то вкладывает в него частицу души, поэтому и работается этим инструментом легко, он как будто сам тебе помогает», — объясняет Виктор Николаевич.

«Если помогает, значит, и у металла есть душа?» — заинтересовавшись последней фразой, спрашиваю я у кузнеца. «У металла и мастера – душа одна на двоих. И нет лучше кузнеца, чем тот, кто чувствует и «слышит» металл», — задумавшись, отвечает Виктор Николаевич.

Обывателю может показаться, что пылающий огонь в горне постоянно подгоняет кузнеца, не дает ему расслабиться — уж слишком быстро нагревается и остывает железо. Но это впечатление обманчиво. По словам Виктора Николаевича, в хорошей ковке не допустима суета — металл не терпит пренебрежения, поэтому любую работу умелец делает аккуратно и без спешки.

Кует Виктор Николаевич не только на работе, но и дома. Много лет мастер занимается художественной ковкой, рисует эскизы и по ним мастерит лестницы, мангалы, ограды и ажурные этажерки. А чтобы хоть немного отдохнуть от металлических «трелей», уезжает на рыбалку в Кулебакино или Горскино, где в тишине наслаждается природой.

…Работа мастера ковки — это своего рода таинство: единение металла, огня и человека. И не понятно до конца, кто же кого закаляет больше — кузнец металл или наоборот? Да это и не важно, гораздо важнее другое: оба от этого становятся только крепче, сильнее, надежнее. Жизнь показывает, что стальная выдержка и умение не передаются с генами, они, как и уникальный авторский инструмент мастера, куются им постепенно, начиная с малого и становясь частью его — той самой, что принято называть особым геном.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

24