Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

31.07.2019 15:15 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 31 от 31.07.2019 г.

Сплоченный дуэт

Автор: Александра Харитонова

«Это напарник мой – Komatsu РС 800 SE», — представляет мне машину

экскаваторщик участка открытых горных работ «Убинский-2» АО «Разрез «Шестаки» Сергей Соколов. Эмоции от такого знакомства в самом сердце угольного забоя двоякие – вместе с восхищением закрадывается страх перед исполинской машиной. «Громадина. По сравнению с ней мы как лилипуты», — говорю я, пытаясь перекричать шум от работающих БелАЗов. «Он у нас малютка с четырехкубовым ковшом. Его старшие братья в четыре раза больше, — отвечает Сергей, легонько похлопывая по гусенице «малютку», вес которой больше 75 тонн. — Зато «танцует» он — загляденье!» «Танцует?» — с недоверием переспрашиваю я. Но вместо ответа Сергей забирается в кабину.

По примеру брата

...Спустя пару минут я понимаю, что этот металлический гигант действительно танцор. И вопреки моим ожиданиям вовсе не неуклюжий и несуразный, а грациозный даже при своих немаленьких размерах. Экскаватор медленно поднимает в воздух ковш-«руку» и так же изящно опускает, ловко подчерпывая несколько кубометров породы. Содержимое ковша тут же исчезает в кузове БелАЗа. Сделав быстрый поворот «телом» — кабиной, экскаватор снова повторяет свое «па». Гигант откликается на малейшее движение рук машиниста Сергея на рычагах управления, как будто экскаватор давно стал продолжением этого человека. Однако так было не всегда.

Когда Сергей впервые увидел экскаватор, его реакция была во многом похожа на мою – страх и трепет. Знакомил его с машиной старший брат Владимир, который тогда учился на экскаваторщика и проходил практику на Гурьевском руднике. «Брат взял меня с собой в карьер, разрешил посидеть вместе с ним в кабине, объяснял для чего нужны кнопки и рычаги, — вспоминает Сергей. — В тот момент я влюбился в эту машину и решил, что тоже хочу работать на экскаваторе». После окончания школы юноша поступил в ПТУ №31 по специальности «Машинист экскаватора». «Группы машинистов набирали раз в три года, — говорит Сергей, — поэтому попасть в число студентов-экскаваторщиков было все равно, что вытянуть счастливый билет. Эта профессия всегда была престижная и денежная». Родители выбор сыновей одобрили – сами были из рабочих. Отец Алексей Иосифович всю жизнь трудился мастером котельных установок на Гурьевском деревообрабатывающем заводе, мать Надежда Александровна работала там же – в мебельном цехе, шлифовала деревянные заготовки.

Три года машинистов учили разбираться в чертежах и другой технической документации, геологическом строении грунтов и горных пород, управлению экскаватором и слесарному делу. Теория давалась Сергею легко. Сложнее было с практикой. В минуты отдыха ребята-машинисты соревновались в мастерстве – например, старались ковшом задвинуть открытый коробок спичек. Подобный фокус умели проделывать единицы. И Сергей, к сожалению, не был в их числе. Нет, управлять экскаватором он умел на «отлично», но по-настоящему почувствовал машину только спустя много лет. После окончания училища трудолюбивого парня позвали работать в Гурьевское рудоуправление, но приступить к своим обязанностям он не успел. Как и многим его товарищам, 18-летнему Сергею пришла повестка в военкомат.

Под солнцем Афганистана

По распределению Сергей попал в Свердловск, в артиллерийский полк 40-й танковой дивизии. «У старшего брата в то время одноклассники служили в Германии, поэтому и мне пророчили такую же судьбу, — рассказывает Сергей. – Но выпал не Запад, а Восток». Когда узнал, что их полк отправят в Афганистан, Сергей обрадовался. Может, сыграло юношеское любопытство, которое рисовало экзотические пейзажи, а может, гордость, ведь он — единственный из трех братьев был направлен служить за границу. В апреле 1986 года Сергей прилетел в Афганистан. «Около аэродрома в Кабуле толпились дембеля, поодаль стояли пехотинцы в бронежилетах и с автоматами, на дороге поднимали пыль БТРы, — вспоминает Сергей. — Тогда и пришло осознание, что в Афганистан мы приехали не за колоритом, а воевать». Сергея включили в состав артиллерийского дивизиона 682-го мотострелкового полка, который в то время стоял в Панджшерском ущелье. Два года под палящим солнцем Афганистана закалили характер Сергея, научили его не пасовать перед трудностями и ценить человеческую жизнь. За проявленное мужество во время службы он был награжден государственным орденом «За заслуги перед Отечеством» III степени, медалью «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа» и нагрудным знаком «Воину-интернационалисту».

Что любит экскаватор

После возвращения домой в 1988 году Сергей устроился машинистом экскаватора в Гурьевское рудоуправление, на котором отработал 16 лет. «Когда только сел за рычаги новой машины, волновался, — вспоминает Сергей. — Это всегда так — сначала мозг соображает, что делать надо, потом руки подтягиваются. А через год-другой все действия до автоматизма доведешь, и кажется, что машина с полуслова тебя понимает».

В 2004 году Сергей перешел работать на разрез «Шестаки». Первая смена запомнилась отчетливо, потому что за рычагами он тогда так и не оказался — попал на сборку нового пятикубового экскаватора. Монтаж железного гиганта и набор бригады продлились до января 2005 года, только тогда Сергей наконец-то выдал на-гора свой первый уголь. 14 лет орудовал ковшом на «ветеране» горной техники — электрическом экскаваторе ЭКГ-5А, а в 2016 году пересел на гидравлический Komatsu РС-800 SE. Сегодня на этом шустром малом Сергей каждую смену отгружает по 2,5 тысячи кубометров вскрыши или выдает по 500 тонн угля. Конечно, норма зависит и от того, сколько угля вскрыто и какого качества угольный пласт. «Бывает, за смену добываем по 3,5 тысячи тонн угля и процент породы минимальный, — рассказывает Сергей. — Но такой «клад» не предугадаешь, не мы его сюда помещали».

К своему экскаватору Сергей относится трепетно и ласково называет «кормящим», ведь он, как и другая техника на угольном разрезе, кормит семьи шахтеров. «Мне порой кажется, что он живой, — говорит Сергей. — Поначалу машинист и экскаватор друг к другу присматриваются и привыкают. Потом железный «напарник» начинает тебя слушаться и понимать. В нашем деле очень важно доверие. Пока боишься доверить машине свою жизнь – не сможешь на ней работать». Экскаватор не любит грубости и резких движений, поэтому Сергей следит за тем, чтобы каждый «жест» ковша был плавным. С первых дней работы на экскаваторе Сергей понял, что машину нужно уважать и беречь, тогда и она в благодарность человеку будет работать без сбоев и заботиться о машинисте. А если к ней относиться как к железке — железкой и останется.

Сегодня в семье Соколовых три машиниста экскаватора – сам Сергей, его сын Александр, который работает в новосибирской компании АО «Сибирский Антрацит», и старший брат Владимир — экскаваторщик на Бачатском угольном разрезе. И все трое с годами вновь и вновь влюбляются в свою профессию, и даже мысли не допускают о том, чтобы променять ее на что-то другое.

…Все дальше и дальше по серпантинам угольного карьера увозит меня КамАЗ. А перед глазами – «танец» четырехкубового Komatsu. Я поняла главное, машинист и экскаватор — это сплоченный дуэт, прочность которого проверена годами. И каждую смену они, с полуслова понимая друг друга, делают одно общее дело — добывают тонны черного золота.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

47