Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

02.07.2019 16:27 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 26 от 02.07.2019 г.

Родительский долг

Обязанность судебных приставов – взыскивать долги с тех, кто не хочет их оплачивать добровольно. Работать им приходится по самым разным исполнительным производствам — неоплаченным штрафам, долгам за коммунальные услуги, просроченным задолженностям банкам. Однако самыми важными, по признанию приставов, для них бывают рейды, во время которых они напоминают родителям об их долгах перед детьми. В один из таких рейдов по алиментщикам г. Гурьевска отправилась и корреспондент «Знаменки» Александра Харитонова вместе с судебным приставом-исполнителем межрайонного отдела судебных приставов по г. Гурьевску, г. Салаиру и Гурьевскому району Ольгой Катцовой и судебным приставом по обеспечению установленного порядка деятельности судов Максимом Глушковым.

Застигнуть

врасплох

На часах почти десять утра. В утреннее время, по словам моих попутчиков, проще всего застать злостных неплательщиков дома. Пока мы едем по первому адресу на ул. Вокзальную, Ольга Сергеевна рассказывает о маме двоих детей Галине Панченко, у которой скопился долг по алиментам в размере 1,5 млн рублей. У Галины две дочери, младшая находится под опекой родственников, вторая же в данный момент живет в мысковском доме-интернате для детей-инвалидов. Папка с делом Галины внушительных размеров — с 2014 года женщину неоднократно привлекали к административной, уголовной ответственности. Последнее административное наказание в виде обязательных работ, назначенное судом, она выполняла по настроению — то ходила, то пропадала, поэтому недавно к списку «достижений» должницы прибавились и трое суток административного ареста. Свой срок должница отсидела, но уроком для нее это не стало. Она по-прежнему игнорирует все требования приставов устроиться на работу, а долг перед ребенком тем временем растет.

Ольга Сергеевна поясняет мне, что отсутствие официальных доходов у родителей, как, например, у нашей должницы Галины, не освобождает их от обязанности платить алименты, и в том случае, если должник не работает, выплаты ребенку насчитываются, исходя из средней зарплаты по стране. Сегодня это 46 тысяч рублей. На содержание одного ребенка родитель обязан отчислять четверть своего дохода. Получается, что ежемесячно долг неработающего родителя увеличивается почти на 12 тысяч рублей. «Мы разъясняем людям, что чем раньше они найдут работу, тем быстрее погасят сумму долга, но прислушиваются к нашим советам единицы, — говорит Ольга Сергеевна, — поэтому для нашего отдела не в новинку, когда задолженность по алиментам достигает и миллиона рублей. И погасить такие долги алиментщикам практически нереально».

Тем временем мы подъезжаем к небольшому домику. Во дворе бардак и бурьян. Хоть ворота и открыты, на двери красноречиво висит тяжелый замок. «Ничего, рядом живет еще одна должница, Наталья Гронская, — говорит мне Ольга Сергеевна, — ее долг дочери состовляет 370 тысяч рублей, зайдем к ней». В этот раз открыли нам сразу. Удивительное дело, но в скромной и довольно чистой кухне топится печь, на столе стоят остатки завтрака, на которые то и дело покушается кот. Сама Наталья растерянно смотрит на приставов. По беспорядку на голове и по незаправленной постели видно — только проснулась.

- Наталья Юрьевна, давно Вы к нам в отдел не заходили. Напишите объяснительную, почему не платите дочери алименты, — говорит, протягивая чистый лист, пристав.

Но женщина объяснить причину не может и вопросительно смотрит на Ольгу Сергеевну в ожидании подсказки.

- Вы же на работу официально так и не устроились? – уточняет пристав.

- Нет... Но я сейчас подрабатываю, полы мою у частников за 100 рублей в день, — оправдывается Наталья Юрьевна.

- А на что тогда живете?

- Сожитель калымит, — поясняет женщина и отдает объяснительную Ольге Сергеевне.

На вопрос о том, общается ли она со своей 17-летней дочерью, которая сейчас учится в Кемерове, Наталья в свое оправдание рассказывает, что сегодня у дочери день рождения и она отправила ей смс-ку с поздравлением…

Поскольку задолженность перед дочерью Наталья выплатить не в состоянии, приставы решают арестовать имущество. Только вот из нажитого у Натальи Юрьевны — диван, полуразвалившийся шкаф с зеркалом да стол с парой стульев… Увидев, как пристав направляется к старому телевизору – единственной представляющей хоть какую-то ценность вещи — хозяйка дома заметно занервничала.

- Это не мой, а отца сожителя, — начинает защищать имущество должница, видимо, опасаясь потерять единственное развлечение.

- А подтвердить документами Вы это можете? — уточняет Ольга Сергеевна.

- Да где их теперь найдешь! Старый телик.

- Пригласите понятых, — просит Ольга Сергеевна второго пристава. Но Наталья, видимо, давно знакомая со всей процедурой, через несколько минут приводит соседку сама. Акт ареста приставы составляют, но телевизор не забирают, давая возможность Наталье принести документы и доказать, что он принадлежит не ей. И, как я узнаю позже, свое обещание должница сдержала – уже через два дня документы нашла.

В машине приставы говорят мне, что стереотипный портрет неплательщика алиментов – мужчины, который материально не помогает жене — уже давно изжил себя. Женщин-неплательщиц сейчас намного больше.

«В прошлом году в среднем за месяц я составляла 12 административных протоколов за неуплату алиментов, 9 из них — на матерей. Особенно много среди них молодых мам, которые сразу после родов оставляют детей», — рассказывает Ольга Сергеевна. Но отказ от ребенка не снимает с нее обязанности содержать его. Однако взывать к совести таких чаще всего бесполезно. Они не хотят ни помогать своим детям, ни даже видеть их. Порой случается, что ближайшие родственники-опекуны просят у приставов фотографию горе-матери, чтобы хотя бы показать детям, как она выглядит.

Сложная

ситуация

По третьему адресу в ограде дома нас встретила огромная собака. «Это еще одна проблема, — говорит Ольга Сергеевна, указывая на скалящую зубы дворнягу, — много бродячих собак, а иногда и хозяева оставляют без присмотра своих животных». Опасаясь стать жертвой агрессивного животного, мы с приставом отходим как можно дальше от будки. И нам везет – из-за короткой цепи собака не может достать нас, сколько бы ни прыгала.

Максим стучит в дверь. Слышно, что по дому кто-то ходит, но открывать нам 42-летняя хозяйка Жанна Бондаренко, задолжавшая своим дочерям 519 тысяч рублей, не торопится даже после нашего настойчивого стука в окно. Снова неудача? Окликает нас должница уже на пути к машине. Опираясь на тросточку, она провожает нас на грязную кухоньку. История женщины вроде банальна. У нее две дочери. Старшая уже выросла и живет своей семьей. Младшую, поскольку женщина злоупотребляет алкоголем, передали под опеку бабушке.

Я осматриваюсь. Сказать, что в доме грязно — ничего не сказать. Стены уже несколько лет не знают побелки, пол забыл, что такое краска, дорожки настолько засаленные, что блестят, а воздух, пропитанный запахом табака и алкоголя, ест глаза. На запыленном потолке посередине кухни замечаю незаконченную игру в крестики-нолики. «С кумом играли, — поясняет Жанна, — он приходил, подарил мне клеенку новую на стол и кроссворды. Только писать я все равно не могу». Она усаживается поверх тряпок, которыми завалена скамья на кухне, и вопросительно смотрит на приставов.

Ольга Сергеевна интересуется, решила ли женщина свои проблемы со здоровьем, которые мешали ей трудоустроиться, спрашивает, ходила ли та в поликлинику.

- А толку идти? Операцию нужно делать, а где я сто тысяч на нее найду?! Проще, наверное, больные ноги отрубить, — жалуется должница.

- Пенсию по инвалидности нужно оформлять — рекомендует пристав.

- Надо на обследование в Кемерово. У меня же все больное, только сердце еще пашет. Тромбоз глубоких вен, хондроз, одышка… Благо, хотя бы туберкулеза нет, — рассуждает женщина, взяв бланк для объяснительной.

Только вот написать Жанне так ничего и не удалось, руки не слушались, и вместо слов получались каракули. В итоге Ольга Сергеевна предложила помощь и сама под диктовку Жанны написала объяснительную. Чуть позже должница делится с нами радостной новостью: в ноябре она стала бабушкой. Старшая дочь обещала летом приехать из Новосибирска показать внучку. Только вот общаться по телефону с дочерью постоянно не получается – та то и дело меняет «симки». «С младшей тоже общаюсь. Она трубку берет… пока», — рассказывает Жанна. И это «пока» говорит о том, что женщина вовсе не исключает, что однажды дочь просто ей не ответит и вычеркнет мать из своей жизни.

…Самое же печальное в этой ситуации то, что, несмотря на все болезни и постоянные мучения, Жанна во время разговора то и дело поглядывала на стоявшую рядом пустую рюмку. Получается, без детей женщина жить может, а без алкоголя — нет.

За неуплату -

в колонию

Следующая должница Екатерина Власова живет по ул. Революционной. На этой же улице живет и ее дочь, находящаяся под опекой родной бабушки. Мать изредка видится с девочкой, иногда даже покупает ей сладости, но вот алиментов не платит, утверждает, что нечем. Ее долг перед дочерью составляет 459 тысяч рублей и месяц от месяца продолжает расти. Однако устраиваться на работу Екатерина не спешит, объясняет, что не может найти подходящую, поскольку документы у нее забрал бывший сожитель и требовал за них сорок тысяч рублей. «Теперь отдал. Но что толку? – жалуется приставам женщина. — Все равно в колонию поеду. 21 мая суд был, заменили исправительные работы на два месяца реального лишения свободы». Екатерина старается говорить спокойно, но видно, что переживает: это ее первый срок.

…Рейд подошел к концу. Нам с приставами удалось застать дома не так много алиментщиков, но те примеры, что предстали перед нашими глазами, очень показательны. Одни родители оправдывают свои долги безработицей, вторые жалуются, но не торопятся выбираться из порочного круга «болезни – безденежье — алкоголь», третьи и вовсе вспоминают о том, что у них есть дети, только после визита судебных приставов. Объединяет их всех одно – безответственность и равнодушие к собственным детям, нежелание отдавать свои родительские долги даже под страхом тюремного заключения, непонимание, что чем дольше они их копят, тем меньше времени и шансов у них остается на то, чтобы все исправить.

Все фамилии должников изменены в интересах их несовершеннолетних детей

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

112