Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

12.11.2019 14:19 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 47 от 12.11.2019 г.

Отца – в лагерь, семью – на север…

У Любови Викторовны Чехониной был репрессирован дедушка – Григорий Иванович Киреев.

Родился Григорий Иванович в 1893 году в Томской губернии, жили они в Алтайском крае, в селе Верх-Бехтемир. Семья у деда была большая и зажиточная. У них были свои поля, 60 коров, 60 лошадей, работать и самим приходилось от зари и до зари, и работников приглашать. Бабушка Любови Викторовны Дарья Ефремовна, напротив, была из очень бедной семьи. Замуж за деда вышла в 17 лет, как она выражалась, «убёгом». Жили хорошо. Была лишь одна беда – из 14 родившихся ребятишек в живых осталось лишь четверо.

Когда в стране началась коллективизация, дед высказался против и вступать в колхоз отказался, остался, как тогда говорили, единоличником. За это и поплатился. 12 февраля 1930 года к ним в дом приехали на пресловутом черном воронке. Деда арестовали. Осужден он был 5 марта 1930 года по статье 58-10 УК РСФСР. По решению особой тройки при ПП ОГПУ по Сибкраю ему дали пять лет лагерей с конфискацией имущества и высылкой семьи на север. Самого деда отправили в Нарым.

У семьи отобрали все имущество подчистую. Есть было нечего. Чтобы не ждать высылки на север, вместе с другими оставшимися без мужей сельчанками бабушка решила идти в Гурьевск. Здесь жили ее братья, они обещали встретить женщину. «Я была комсомолкой, поэтому бабушка почти никогда не рассказывала о том, что дед был врагом народа, что он писал ей из лагеря, и писал ли вообще, берегла меня, – вспоминает Любовь Викторовна. – Но она рассказывала, как они с женщинами шли по тайге. Шли пешком, очень долго. Еды не было, дети быстро выбивались из сил.

Самое ужасное, что женщины, чтобы не погибнуть всем, были вынуждены оставлять в лесу самых слабых детей и идти дальше. Оставляли на верную смерть…

Но бабушка выдержала, довела до места всех четверых ребятишек, не оставила никого, всех сохранила. Чего ей это стоило, одному Богу известно».

Когда Дарья Ефремовна с детьми пришли в Гурьевск, жить было негде, поэтому ночевали по разным людям. Чтобы прокормить ребятишек, женщина ходила по домам и просила милостыню. Люди подавали, но дети все равно голодали. Один из сыновей не выдержал таких условий и сошел с ума.

Сама Любовь Викторовна, будучи маленькой, часто задумывалась, почему все вокруг работают, а ее бабушка Дарья – нет. Позже она узнает, что работать бабушке просто не разрешали.

Из ссылки дед так и не вернулся. От чего он умер, где похоронен, родные тоже так и не узнали. Реабилитирован он был прокуратурой Алтайского края 2 ноября 1989 года. После реабилитации мужа Дарье Ефремовне стали платить мизерную пенсию – 11 рублей. Однажды бабушка даже свозила внучку в их с дедом родное село Верх-Бехтемир. Место это маленькой Любе не приглянулось – то ли потому, что алтайские степи были непривычны для глаз, то ли от того, что у бабушки было связано с ним много тяжелых воспоминаний.

С тех пор прошло много лет, но Любовь Викторовна все думает о судьбе деда и бабушки и до сих пор искренне не может понять, как смогла ее бабуля и тысячи других женщин с похожей страшной долей вынести все выпавшие на их век горести, не сойти с ума, не сломаться?

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

20