Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

21.01.2019 13:50 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 2 от 21.01.2019 г.

Лекарство от одиночества

Автор: Александра Харитонова

О необычной социальной программе приемных семей для пожилых людей знают немногие. Возможность «удочерить» бабушку или «усыновить» дедушку появилась у жителей Кемеровской области еще в 2013 году. Но делают это единицы, например, в Гурьевском районе в 2018 году была создана всего одна подобная семья. Как же попадают старики под опеку чужих людей и что подталкивает семью ухаживать за посторонним человеком? За ответами на эти вопросы я отправилась в гости к жительнице Салаира Татьяне Ситниковой, которая уже 5 лет ухаживает за пожилыми женщинами.

С Урала в Сибирь

Дорога до заветного дома оказалась нелегкой. Трескучие сибирские морозы уже вошли в раж и щедро одаривали жителей частного сектора буранами, да такими, что только успевай снег откапывать. Однако по адресу, который назвала мне Татьяна, двор был аккуратно выметен. Заслышав собачий лай, хозяйка дома поспешила мне навстречу. «Проходи в дом, сядь у печки погрейся, а я пока чайку горячего налью», — хлопотала хозяйка, по-матерински отряхивая меня от снега. Пока Татьяна суетилась на кухне, я познакомилась с ее внуком Сашей. «Моя бабушка очень активная и всегда все успевает по дому, а я ей в этом помогаю», — поделился со мной мальчик.

Убедиться в неиссякаемой энергии и оптимизме Татьяны я смогла уже спустя несколько минут, когда она позвала меня к столу. Ее «рабочий» день начинается еще до рассвета, хлопот на подворье много: печку растопить, собак и кур накормить, завтрак и обед себе и подопечной приготовить, помочь дочке с маленькими детьми. Но несмотря на все заботы, жизнь в своем доме для Татьяны не была в тягость ни сейчас, ни 14 лет назад, когда она только приехала с мужем Сергеем в Салаир из городка Коркино на Урале. На переезд натолкнула поездка в гости к сестре мужа. После родного Коркино, в котором сложно было дышать из-за многочисленных разрезов и кирпичных заводов, Салаир встретил их свежим воздухом и уютными улочками. Уже спустя несколько дней Сергей и Татьяна подыскивали дом для обустройства семейного гнезда. Работу тоже нашли быстро: Сергея позвали на СГОК, а Татьяна устроилась санитаркой в больницу. Супруги были счастливы. Но так уж устроена жизнь, что за белой полосой порой приходит черная. Вскоре у Татьяны тяжело заболела мать. Забота о лежачей больной была для Татьяны не только дочерним долгом, ей нравилось ухаживать за теми, кто нуждался в ее помощи. Но ни лекарства, ни любовь не смогли вылечить мать, и через два года она умерла.

Чудесное спасение

После похорон Татьяна почувствовала, каким пустым стал дом. «Хочу за кем-нибудь ухаживать, за бабушкой какой-нибудь»,- сказала она как-то коллеге из больницы. Спустя несколько дней знакомая подыскала ей кандидатуру, только предупредила, мол, не пугайся. Уже потом Татьяна с мужем поняли, что значило это предостережение. Приехали по адресу и ахнули. В покосившейся избушке пьянствовала компания. На расспросы о бабушке алкаши только брезгливо отмахнулись. Рядом с домом стояла времяночка, в которой и жила пожилая женщина. Бабушка сидела на койке, укрывшись какой-то курткой. Голодная и грязная, со спутанными седыми волосами и распухшими ногами в язвах. В тот же день Ситниковы забрали ее к себе. «Когда я ее мыла в бане, страшно было дотрагиваться, – вспоминает Татьяна. – Кожа и кости — я раньше такое видела только в фильмах про Бухенвальд. Вечером, когда ложились, я долго не могла уснуть, такое тяжелое было впечатление». Позже Мария Сидоровна — так звали подопечную – рассказала своей спасительнице, что дом, в котором она жила с дочерью, сгорел из-за неисправной электропроводки. Родственников у них не было, поэтому пошли к друзьям дочери — тем самым алкоголикам. Вскоре дочка умерла, и заботиться о старушке стало некому. Хозяева бабушку прогнали во времянку и давали только хлеб и анальгин. Язвы на ногах сильно ныли, и пожилая женщина оборачивала их газетой, «лечила». Когда старушке совсем стало плохо, хозяева побоялись, что умрет, а хоронить не на что, вот и обратились в поликлинику.

Оказавшись в тепле и заботе, Мария Сидоровна быстро пошла на поправку. Скоро домашние так к ней привыкли, что перестали называть по имени отчеству и стали ласково кликать баба Маша. Старушке нравилась ее новая семья, одно только было плохо – когда супруги уезжали по делам, не с кем было разговаривать. Посоветовавшись, Сергей и Татьяна решили, что бабе Маше нужна подруга.

Новая семья

на старости лет

В Центре социального обслуживания супругам рассказали о Тамаре Григорьевне Садаковой, которая лежала в Горскинской больнице. «Сережа поначалу не сильно хотел брать на попечение вторую бабушку, но как только увидел Тамару Григорьевну, согласился. Оказалось, он с ее сыном и снохой работал в одной смене», — вспоминает Татьяна. Баба Тамара – инвалид 2 группы, из-за сломанного тазобедренного сустава самостоятельно ходить не могла, поэтому по дому передвигалась в коляске. Отношения двух бабушек не заладились с самой первой встречи – уж больно Мария Сидоровна ревновала Татьяну к новоявленной соседке. «Бывало, кормлю их, а баба Маша так сильно стукнет по столу, что тарелка с супом упадет. Никак не могла смириться, что она у меня не одна», — вспоминает моя собеседница.

Жизнь Тамары Григорьевны никогда не была легкой. Из троих детей в живых не осталось ни одного. Старший сын, играя с кнутом, задел им провод, и его убило электричеством. Дочка из-за проблем на работе свела счеты с жизнью. Схожая судьба постигла и младшего сына. Такие страшные потери не вынесет ни одна мать, вот и Тамара Григорьевна начала глушить свое горе спиртным. Однажды после очередной попойки случился пожар, и двухэтажный дом, в котором она жила, сгорел дотла. Сноха отказалась приютить свекровь, так Тамара Григорьевна и оказалась вместе с другими покинутыми стариками в больнице.

Спустя несколько месяцев после того, как Татьяна «удочерила» вторую старушку, Тамара Григорьевна и баба Маша научились жить в мире. Но долго он просуществовать не смог – Мария Сидоровна захворала и умерла. Оказалось, что у нее есть родная внучка в Кемерове. Татьяна нашла эту женщину, сказала о похоронах бабушки, но та лишь бросила в ответ, что боится покойников. Проводить бабу Машу в последний путь она так и не приехала...

«Глаза у тебя, Таня, добрые»

Потеря подопечной далась Татьяне нелегко, все-таки за два года они привыкли друг к другу. Чуть позже схоронила она и своего мужа Сергея. Врачи говорили, что у мужчины пневмония, оказалось, причина болезни скрыта намного глубже. «Онкология. Рак легкого», — со слезами на глазах рассказывает Татьяна. Потеряв главного помощника, женщина отказалась от богатого подворья – в одиночку его было не потянуть. А выйдя на пенсию, Татьяна решила подыскать себе еще одну подопечную, чтобы им с Тамарой Григорьевной не было скучно. Из Горскинской больницы женщина вернулась с Анной Яковлевной Чупряковой, бабушкой из Сосновки, которая после микроинсульта не могла сама за собой ухаживать. Внуки из Новосибирска не горели желанием приютить женщину, а сестра, хоть и жила в Гурьевске, из-за старых обид с ней не общалась. «Баба Аня была немного скандальная по характеру. Когда я приехала за вещами в ее дом в Сосновке, то обнаружила мешок, который доверху был заполнен жалобами. На администрацию, на приходящих соцработников… И мы с ней нашли общий язык не сразу», — рассказывает Татьяна. Нальет, бывало, ей чай, а баба Аня твердит: «Невкусно». Принесет компот – история повторяется. Даже все кулинарные изыски Анна Яковлевна встречала с недовольным лицом. Тайну такой неприязни открыли врачи после обследования. «Оказалось, у Анны Яковлевны онкология, — рассказывает Татьяна. — Вкусовые рецепторы не работают, а я на нее по глупости обижалась».

Сегодня Татьяна вспоминает о своей подопечной с улыбкой. Особенно запал ей в душу один момент. Как-то она мыла бабу Аню, а та, заглянув ей в лицо, вдруг сказала: «Глаза у тебя, Таня, добрые». Через три дня бабушки не стало. «Насколько по жизни человек скандальный был, — говорит Татьяна, — а под конец все равно нашел в себе силы приятное сделать».

Сейчас Татьяна и 77-летняя Тамара Григорьевна снова остались вдвоем. Больше подопечных брать не планирует – надо помогать дочкам с маленькими детьми. Есть внуки и у бабы Тамары, но видела она их пока только на экране ноутбука. Смотрела и плакала. Вдова сына хоть и спрашивает у опекунши о здоровье своей свекрови, в гости приходить не спешит и к себе не зовет.

…А на мой вопрос, что же побуждает ее помогать чужим пожилым людям, Татьяна после раздумий ответила: «Недостойная чужая старость. Нельзя без слез глядеть на то, как страдают оставленные на произвол судьбы старики. И если у вас есть возможность им помочь – помогите. Но не делайте этот шаг необдуманно, надо иметь терпение и готовность принять устоявшиеся привычки и характер пожилого человека». Татьяна никогда не «переделывала» подопечных под себя, поэтому ее дом и стал местом, где пожилые находили и находят на старости лет свое счастье. И если в молодости мою собеседницу пациенты больницы благодарили за то, что она приносила им лекарства, то сейчас подопечная благодарит ее за лекарство от другого недуга, более страшного, чем физическая боль – одиночества.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

58