Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

05.09.2018 09:14 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 36 от 03.09.2018 г.

Далеко ты ее не ищи…

Автор: Виктория КУДИНОВА

27 августа супруги Глушковы из Малой Салаирки отметили золотую свадьбу. С этим событием их поздравили администрация и совет ветеранов села. Всякий раз, когда собираюсь написать про золотых юбиляров, борются во мне два начала. Женское просит написать какую-нибудь красивую историю о великой любви супругов, которую им удалось пронести нетронутой сквозь десятилетия. А журналистское требует придерживаться фактов и не отступать от реальности, которая порой бывает ох как далека от романтики. Так вышло и в этот раз.

Чтобы далеко

не ходить

В надежде на красивую романтическую историю с порога задаю юбилярам заготовленный заранее вопрос: «Почему выбрали друг друга?». Жду, конечно, что в голос скажут «любовь», и тут уж я развернусь. Но юбиляры задумчиво молчат, а потом, хитро улыбнувшись в сторону мужа, Зоя Федоровна вдруг выдает: «Думаю, ему просто далеко ходить не хотелось, а я жила по соседству, вот и позвал замуж…»

Начало для красивой истории о большой любви никак не годилось. Любовь — ее ведь, говорят, обязательно нужно поискать, да потом еще и побороться за нее, а тут – по соседству… Но я решила не отступать. «Так у вас любовь с детства была?» — захожу с другой стороны. «Да не было никакой любви с детства», — отвечают. Жили действительно рядом, Зоя даже дружила с младшей сестричкой Владимира. А вот самого его и не помнила, потому что после 8 класса он уехал из родного дома: сначала учиться, а потом — в армию на три года.

Но однажды соседка тетя Даша, мама Владимира, сказала, задумчиво глядя на Зою: «Вот вернется Володя из армии, может, и снохой нашей будешь». Почему она так сказала, Зоя Федоровна не знает и по сей день. Может, хорошо 9нала своего сына, а может, приглянулась ей улыбчивая незлобивая Зоя.

«Сватала мама за соседку, когда из армии вернулись?» — спрашиваю Владимира Егоровича. «Нет, — говорит, — не сватала, сам приметил». Ну и задружили молодые. «Красиво ухаживал?» — почти пытаю Зою Федоровну в надежде на романтические подробности. «Да никак особо не ухаживал, — пожимает плечами, — на пруд купаться вместе с другими деревенскими бегали, да в кино несколько раз сходили». Еще на лавочке около дома сидели, пока спешащая на утреннюю совхозную дойку Зоина мама не разгоняла их по домам. Вот и вся романтика. Не было другой романтики у деревенской молодежи в то время, как их не пытай! «Ну, а замуж-то как позвал вас Владимир Егорович? Говорил о любви?» — не отступаю я от Зои Федоровны. «Нет, не говорил, — отвечает. — Узнал, что я собралась уезжать в Алма-Ату вместе с подружкой, подошел и сказал: «Не уезжай, выходи за меня замуж». Твердо так сказал, что сразу поверила и осталась».

Не в кольцах

счастье

Даже расписались молодые, по словам Зои Федоровны, «крадучись», безо всяких торжеств, а уж после сказали об этом родителям. Посидели две семьи за столом, поздравили молодоженов, да и стали расходиться. Зоя тоже засобиралась. «А ты куда?» – удивился свекор. «Домой», — растерялась невестка. «Теперь твой дом тут», — ответил отец Владимира. И началась у молодоженов обычная жизнь советской семьи.

Нет, свадьба у них, как выяснилось, все же была, но спустя два месяца после регистрации – 12 октября. Веселая, молодежная, все село на ней гуляло – родни-то много. Говорят, что в Малой Салаирке раньше так всегда было: если гуляют, то всем селом, если горюют – тоже вместе. Но ни нарядов пышных, ни подарков дорогущих на свадьбе не было. Родители с обеих сторон подарили по телке, остальные гости – кто скатерть, кто рубашку, кто посуду нехитрую. В вечной любви супруги тоже друг другу не клялись. Даже колец обручальных, говорят, не покупали. «Как это, жениться без колец?» — удивляюсь я. «А разве в них счастье?», — в ответ удивляется Зоя Федоровна. «А в чем оно – семейное счастье и как его сохранить?» — спрашиваю юбиляров. Задумываются. Нелегко ответить на этот вопрос даже спустя полвека семейной жизни. «Может, в уважении друг к другу, — предполагает, наконец, Зоя Федоровна и начинает рассказывать о том, как жили, как работали, как троих детей вырастили – двух сыновей и дочку. – Володя меня никогда не обижал. Посмотришь иной раз, молодые идут. Он ее костерит, на чем белый свет стоит, и она не уступает. Остановилась как-то и говорю: «Молодой человек, ну разве так можно? Она же девушка». «Да какая она девушка!» — сердится, и снова трехэтажный мат. А меня муж за 50 лет ни разу словом плохим не назвал. Надежный он очень. У нас уже сыновья были, я в техникум сельскохозяйственный поступила, он водителем в совхозе работал. С некоторыми мужиками детей на час оставить нельзя, а я по полтора месяца дома во время сессий не жила и не переживала, знала, что все будет в порядке. И на бухгалтерской работе вечно допоздна с отчетами. Володя детей и из садика заберет, и накормит, а потом и меня еще встретит. Знаете, жизнь же большая, всякое бывало, но ни ему, ни мне никто никогда другой нужен не был. Ну не тянуло нас друг от друга отрываться! Володя — он настолько домашний, что в столовой сроду никогда не ел, надо было, чтобы я приготовила. И молоко пить ни за что не станет, если корову нашу кто-то кроме меня подоит».

«А хобби, увлечения какие-то семейные у вас были? Может, вместе с детьми на лыжах ходили или в игры настольные играли?» — делаю я еще одну попытку нарисовать красивую семейную идиллию, как это сейчас модно. «Господи, — вздыхает Зоя Федоровна, — да какие лыжи, миленькая моя, какие игры?! У нас полный двор скотины был. И сенокос летом аж в Усть-Канде, на кочках да на болоте. После работы вместе с Володей сразу туда. Возвращаемся уже к ночи, ни рук, ни ног. Он быстрее баню топить, я на стол собираю, потом еще корову нужно подоить, в стайке убрать, ребятишек помыть. А утром снова на работу. До садика поначалу далеко идти было. Но ходили всегда вместе: он маленького ведет, я – старшего. Так и жили – все время в работе да заботе. Может, оттого и не ссорились? Пролетели 50 лет, как один день».

Глаза мои

и руки

А 11 лет назад случилась в семье беда. Владимир Егорович стал слепнуть. Пошел к врачу. Катаракта. Сделали операцию, сказали, что тяжести поднимать нельзя. Зоя Федоровна на себя все взвалила тогда — и работу по дому, и заботу о муже, хотя и у самой здоровье уже не то было. И глазами его была, и руками. За руку по дому водила, но выходила. Поправился.

А четыре года назад пришло в семью горе пострашнее катаракты. Внезапно умер старший сын. «Вот уж кто был ласковым, — вспоминает Зоя Федоровна, — дня не проходило, чтобы не позвонил да не сказал, как любит нас… Привезли его хоронить к нам в Малую Салаирку как раз в День матери…» Слушаю я Зою Федоровну, а про себя думаю: «Как же они пережили это горе, и пережили ли вообще?» Трудно сказать. Не заглянешь ведь в душу, не увидишь шрамов, оставшихся после трагедии. Говорят, что держались вместе, тем и спасались. У Владимира Егоровича — давление под 200, Зоя Федоровна ему «скорую» вызывает. Она заболеет — Владимир Егорович таблетки несет.

Аукнулось горе новой бедой в прошлом году. Владимиру Егоровичу поставили страшный диагноз. «Все будет хорошо», — твердила ему тогда Зоя Федоровна. Твердила, потому что не представляла, как она, случись что, без Володи своего одна в доме останется. Сын с дочкой, конечно, помогают, но жить же с ней не будут, у них свои заботы — у дочери трое ребятишек, у сына тоже семья, работа. Пока Владимир Егорович в больнице в Кемерове лежал, Зоя Федоровна плакала и вспоминала, как в последнее время они полюбили сериалы до двух ночи смотреть. Какие – не важно. Какой он включит — такой и она с удовольствием смотрит. Какой она фильм любит, такой и ему нравится. Припомнила, как всегда пироги вместе стряпали, она лепит, он — печет. Как ягоду собирали, как варенье в двух тазах варили – опять вместе. А без него и фильмы стали не в радость, и вся работа по дому вдруг встала. Не могла себя Зоя Федоровна заставить ничего делать – все в тягость. Когда Владимира Егоровича прооперировали, Зоя Федоровна в больницу к нему, не раздумывая, ездила. Три часа туда, три – обратно, тряслась в дороге только ради того, чтобы зайти в реанимацию на 15 минут и увидеть его. Слава Богу, говорит, сейчас все хорошо.

«Так, может, все же по любви поженились, а не потому, что жили по соседству?» — переспрашиваю юбиляров. Зоя Федоровна смотрит на мужа: «Как, дедушка, скажешь?» «А как же, — за двоих отвечает он, – конечно, по любви!»

Выходит, все же про любовь получилась история. И пусть не ходили за ней мои герои за тридевять земель, не совершали во имя любви ратных подвигов, а находили ее рядом, в самых обыденных вещах – совместной работе, заботах о детях, умении положиться друг на друга, уважении, простых, но вовремя и твердо сказанных друг другу словах. Главное, что эта любовь у них всегда была. И есть.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

65