Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

27.03.2017 13:29 Понедельник
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 12 от 27.03.2017 г.

Гармония души и рук Людмилы Трошиной

Автор: Виктория КУДИНОВА

У нее четыре образования, она учится танцевать степ, верит в реинкарнацию, умеет лечить человеческие души и хотела уйти в монастырь. Влюбившись, она, словно нитка за иголкой, приехала следом за мужем в далекий незнакомый Гурьевск и оставила в родном Горно-Алтайске все, что ей дорого – с любовью обустроенный дом, единственного сына, дающие ей силы алтайские горы и реку Катунь. Оставила свои работы, в которых, как говорит она сама, хранится часть ее души. Людмила Васильевна Трошина, или Мила Трошина, как значится на ее страничке в соцсетях — женщина настолько разносторонняя и глубокая, что с ней можно часами говорить на любую тему. Но она пригласила меня поговорить о вышивке и живописи.

Волк или волчица?


Всех гостей Людмилы Васильевны и ее мужа Юрия Романовича в прихожей встречает… волк. Не живой, конечно, а нарисованный Людмилой Васильевной с помощью нового направления в изобразительном искусстве — цифровой живописи. Это когда покупаешь холст с готовыми контурами будущей картины, но подбираешь краски и прорисовываешь все уже сам, согласно своему художественному видению и вкусу. «Это не просто картина, это наш оберег, — говорит Людмила Васильевна и тут же спрашивает меня: «А как вам кажется: это волк или волчица?» «По мне так это вообще собака с добрыми глазами», — пожимаю плечами я. «Это волк, — открывает авторский замысел художница, — я назвала эту картину «Одинокий волк». Всем, кто приходит, задаю один вопрос: кого они видят на этой картине? Интересно, что мужчины сразу отвечают, как думают, а большинство женщин сначала пытается повернуть картину изнанкой и посмотреть, что там. Чего они там ищут?»

Женские образы


Живописных работ у Людмилы Васильевны много. Вышивки, которой она увлеклась гораздо раньше, еще больше. Причем, уезжая пять месяцев назад из родного дома, основную часть она вынуждена была оставить в Горно-Алтайске, так как, во-первых, все не увезешь, а, во-вторых, ее сын – большой ценитель искусства вообще, а маминого в особенности — ни в какую не захотел с ними расставаться.


При этом бОльшую часть и живописи, и вышивки составляют картины с женскими образами – таково ее авторское кредо. Образы, как и сами женщины, очень разные, а объединяет их одно — они все очень-очень женственные.


Вот «цифровая» картина «На свидание к любимой», где нарисовано дерево со стволом в виде женской фигуры – гибким и сильным одновременно. Или вышивки «Зима» и «Снежная Королева», образы героинь которых, казалось бы, должны быть холодными и отталкивающими, но они напротив – нежные и притягательные. Зима укрывает полами своего снежного платья ели, а к ногам Снежной Королевы, чтобы погреться, жмутся лесные обитатели. «Да, — говорит вышивальщица, — зимы у меня теплые. Ведь это только кажется, что зима несет лишь холод и смерть. На самом деле зима, как, собственно, и сама смерть – это лишь небольшой тайм-аут, передышка, после которой обязательно наступит весна, и жизнь не только вернется, но и заиграет на ее фоне новыми яркими красками. Так же, как играет любой рисунок на фоне белого полотна».


Среди ее вышивок есть копии «Джоконды» Леонардо да Винчи, картины «Неизвестная» И. Крамского, портрет принцессы Монако.


Особняком стоят две вышивки – «Сиреневый вечер», где в пастельных тонах вышит портрет совсем юной девушки, и картина «Бархатный вечер», где изображена потрясающей красоты и грации женщина постарше. Она создана в память о маме Людмилы Васильевны, которая стала для моей героини идеалом женской красоты и образцом для подражания. «Мамы не стало, — говорит Людмила Васильевна, — когда ей было 89 лет, и до последнего дня она следила за собой, наряжалась». «Бархатный вечер» вышивальщица начала при жизни мамы, а закончила, когда ее уже не стало.
На творческой выставке Людмилы Васильевны «Гармония души и рук», которая прошла в прошлом году в Алтайской республиканской библиотеке, две эти вышивки стояли рядом, словно две половинки одного целого, два неизбежных возраста одного человека – легкомысленного «сиреневого» и выдержанного «бархатного», в каждом из которых есть свое очарование. Одна знакомая рукодельницы прямо во время выставки встала на колени перед двумя этими картинами. Сказала, что они заслуживают преклонения.


Я спросила Людмилу Васильевну: не сама ли она прототип «сиреневой» барышни? Она ответила отрицательно. Но в подарок своему мужу вышила именно «Сиреневый вечер». Второй экземпляр. Первый остался у сына.


Глядя на работы Людмилы Васильевны, люди у нее часто спрашивают: почему почти все ее героини из прошлых веков? «А где вы видели современную женщину? — отвечает она. – Наденьте юбочки, станете женщинами». Я посмотрела на свои любимые джинсы и мысленно согласилась с ней.


А увлекавшаяся в свое время ведической культурой Людмила Васильевна продолжала свою мысль: «Любая женщина по своей сути – ведунья. Не ведьма, а ведунья, которая ведает тайными знаниями и ведет мужчину и всю свою семью за собой. У нас сегодня 80 процентов семей разводятся! Это катастрофа, в которой виноваты в основном женщины, и остановить которую способны тоже только женщины».

«Глаза любви»


Эту вышивку Людмила Васильевна переделывала пять раз. Она всегда настраивается перед работой, так сказать, «погружается в образ» — советуется с искусствоведами, читает по теме, слушает музыку. А тут уже и любовную литературу читала, и музыку слушала, и сама влюбляться пыталась. Но «поймать» образ, передать состояние влюбленности все никак не получалось. А потом Людмила Васильевна встретила одну влюбленную женщину, вернулась домой и с первого раза дорисовала картину. Я говорю о вышивке «дорисовала», потому что сама Людмила Васильевна считает, что она иглой именно рисует.


В багетной мастерской картину увидел молодой человек и не смог сдержать восхищения. А вышивальщица пошутила, что все, кто смотрит в эти «глаза», обязательно влюбляются. «Не может быть!» — легкомысленно не поверил паренек. А вскоре Людмила Васильевна увидела его на улице с девушкой. «Влюбился!» — признался парень. С тех пор всем мечтающим о любви моя героиня стала советовать посмотреть «Глаза любви», и картина обросла городскими легендами и своими почитателями.


Уж не знаю, видел ли супруг Людмилы Васильевны «Глаза любви» до того, как год назад влюбился в нее, но то, что «химия» между этими двумя людьми есть – это точно. Юрий Романович, между прочим, сам одаренный хореограф с кучей наград, восхищается талантами супруги так, что сомнения в ее исключительности уже не остается, а Людмила Васильевна, когда ее спрашиваешь о том, как они познакомились, краснеет как 15-летняя девчонка и говорит: «Это очень-очень личное». При этом глаза у обоих такие же, как у героини с картины Людмилы Васильевны.

Береженого крест бережет


В интернете полно историй, рассказывающих о том, что любая вышивка, сделанная с определенной мыслью, начинает работать на ее исполнение: что-то наподобие плаката визуализации желаний, который советуют делать многие психологи. К примеру, хочет человек дом — значит, вышивает дом, хочет к морю — вышивает море.

Конечно, я не смогла не спросить Людмилу Васильевну, что она думает по этому поводу. Для начала она посоветовала всем мечтающим выйти замуж вышить пионы и повесить их в своей спальне, потому как что-то в этом поверии несомненно есть, ее «Глаза любви» — показательный тому пример.


Опять же главный символ многих религий крест, многократно положенный на вышивку с позитивными мыслями – это мощнейший оберег для любого дома. «Крест, — говорит Людмила Васильевна, — это символ, замыкающий любое пространство и поле. Вот на каком образе, на каких мыслях вы его замкнете, то и получите в итоге».
Но в целом увлекающаяся еще и нумерологией Людмила Васильевна считает, что сценарий нашей жизни давно прописан, и изменить что-то в нем по большому счету вряд ли получится. Правда, какими деталями он будет наполнен – это зависит уже целиком от человека. Примерно как с цифровой живописью – контуры есть, а краски и оттенки выбирает сам автор. Канва одна, но вышивка получается абсолютно разная, дважды вышитая Людмилой Васильевной картина «Сиреневый вечер» — лучшее тому доказательство.

Память странствий


Вышивка Людмилы Васильевны «Память странствий», где изображен кораблик, курительная трубка, бутылка вина и свеча — это одновременно и своеобразный привет из ее моряцкого прошлого (моя героиня уверена, что в прошлой жизни она была моряком) и ее философия жизни на Земле. «Мы все странники в этом мире, — говорит Людмила Васильевна, — наши души путешествуют из гавани в гавань. Вино на этой вышивке – символ иллюзорности мира, а свеча – знак скоротечности жизни».


Ностальгируя о прошлой жизни, свою кухню в квартире в Горно-Алтайске Людмила Васильевна оформила в морском стиле. Там нашли свой «причал» вышивки «Навстречу Ассоль» и «Попутный ветер» и картина «Морской страж». Эти работы, по словам Людмилы Васильевны, очень нравятся большинству мужчин. Потому что в душе все они путешественники, которые по природе своей должны постоянно куда-то двигаться, строить карьеру, а женщина, удел которой ждать, обязана стать для мужчины той гаванью, которая будет встречать его в любое время дня и ночи.

Лицевая сторона для себя, изнанка – для Бога


В монастырь Людмилу Васильевну привела болезнь. Она не уточняет, какая, а я и не спрашиваю. Разве это важно? Гораздо важнее, что там, в монастыре, она – бизнес-леди до мозга костей — научилась прятать под платочек модную прическу и носить юбку. О том, как простая юбка способна лечить женские болезни, Людмила Васильевна может прочесть целую лекцию, но я углубляться в это не буду. Ее вылечили врачи, монахини и друзья, которые долго возили ее в горы. Горы, как и монахини, умеют слушать, а человеку для того, чтобы выздороветь, иногда крайне важно выговориться – так считает Людмила Васильевна. Сама она тоже потом не раз водила в горы группы женщин, чтобы те после традиционного лечения прошли еще и нетрадиционную «реабилитацию горами».


И монастырь, и вышивка появились в жизни Людмилы Васильевны примерно в одно время. Она говорит, что монастырь научил ее смирению, а вышивка – терпению. И то, и другое для любой женщины — жизненная необходимость.


Сейчас рукодельница достигла в вышивке такого уровня мастерства, что думает уже не только о лицевой стороне работы, но и об изнанке. Ведь вышивальщицы издревле верят, что лицевая часть вышивки делается для себя, а изнанка – для Бога. Об этом знали наши бабушки и стремились, чтобы их шитье было красивым со всех сторон. «Изнанка моей последней работы, — говорит Людмила Васильевна, — будет почти идеальной».


Почему-то мне кажется, что это правило работает не только для вышивки, но и для человека вообще. А то посмотришь на некоторых – снаружи вроде все красиво, а копнешь глубже – одни узелки да путаница. К счастью, к моей героине и ее работам это не относится.


…Уходя от Людмилы Васильевны, я вновь натолкнулась на добрый взгляд оберегающего их дом волка. И тут меня осенила догадка, почему многие женщины, пытаясь понять, кто это — волк или волчица, интуитивно переворачивают изображение: лицо может обмануть человека, душа — никогда.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

105