Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

17.01.2017 09:59 Вторник
Категории (2):
Тег:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 2 от 13.01.2017 г.

Дом на Садовой

Автор: Виктория КУДИНОВА

Ветераны школы рассказывают, что сразу после открытия жители города негласно прозвали школу №15 «заболотной», потому что построена она была за болотом. Только название это не прижилось. Через десятилетия людская память пронесла и сохранила другое название этой школы – «дом на Садовой». Почему «на Садовой» – понятно, потому что адрес у школы – ул. Садовая, 8. Но вот почему «дом»? Об этом и многом другом наш разговор с бывшей ученицей этой школы, а ныне ее директором Еленой Александровной Палушкиной
и ее бывшим классным руководителем, хранителем истории школы Валентиной Яковлевной Гречишкиной, пришедшей работать в школу №15 ровно сорок лет назад.

– Елена Александровна, Валентина Яковлевна, в каждой школе есть что-то своё, что отличает ее от других, делает узнаваемой. Что является визитной карточкой вашей школы?


Е.А. – Я бы назвала сразу несколько: кабинет сибирских писателей, школьный музей и молодежную организацию «МОНИГ», с которой мы очень плотно сотрудничаем, а еще в нашей школе много лет существует традиция чаепитий и проведения брейн-рингов.


В.Я. – От себя добавлю еще развивающее обучение, которое в свое время практиковали только две школы в районе – мы и школа №25, и вечера памяти моего любимого поэта В. Высоцкого. Причем все эти не связанные между собой на первый взгляд вещи очень взаимосвязаны, они в свое время как бы вытекали, рождались одна из другой.


– Ну вот давайте и разберемся, что и с чего началось.


В.Я. – Началось все с первого директора школы Евгения Сергеевича Миронова, который заложил главную нашу традицию – все делать вместе с учениками. У нас в школе есть объединение юных краеведов, так вот мы когда собирали с ребятишками материал о деятельности первого директора, узнали, что он был человеком очень легким на подъем. Если в школе были танцы, значит, он танцевал вместе с детьми, если был субботник, то выходил с метлой или лопатой.

С тех пор и повелось, что педагоги в школе – это не просто руководители и сторонние наблюдатели, это всегда участники процесса. Помню, если ездили в совхоз на копку картофеля, то Лариса Степановна Майорова каждому учителю давала по рядку, и мы бок о бок с детьми рыли этот картофель, а ребятишки еще и со всех сторон просили: «Валентина Яковлевна, и мне, и мне помогите!» Если создавали агитбригаду, выступлений которой в свое время боялось даже городское начальство, то и ученическую, и учительскую.


Если сажаем деревья, то у всех учителей так же, как и у детей, руки по локоть в земле. Если проводим брейн-ринг, о котором говорит Елена Александровна, то у нас всегда есть команда учеников и команда учителей.


Е.А. – Вы не представляете, как мы в свое время мечтали выиграть у учителей…
– Разве это было реально?


В.Я. – Конечно, реально (смеется), мы же иногда делали вид, что долго думаем или не успели нажать на сигнал. А бывали и такие выпуски, как, например, в 1998 году, что им и поддаваться особо не надо было – настолько развитые и любознательные были дети.


В 90-х годах я вела кружок «Почемучки», учила детей искать ответы на разные вопросы. Они так натренировались, что побеждали всех без разбора. Примерно в эти же годы наша школа отказалась от работы по традиционной программе и перешла на развивающее обучение, суть которого сводится к тому, что дети должны получать не готовую информацию от педагога, а учиться самим добывать знания. Другими словами, педагог должен был научить их учиться. Господи, сколько тычков и пинков мы получили в свое время за это желание работать по-новому! Нам говорили: «Вы выскочки, не хотите детей ничему учить, ваши ученики ничего нового в школе не получают, выезжают только на том, что узнали до этого!

Работали бы как все по «традиционке» и не выпендривались». Но мы держались. Перейти на новую систему обучения не побоялись многие, в том числе чителя Н.В. Жданова, Т.М. Булавина, А.И. Шевченко, Т.Н. Баранович, Т.В. Жуковская, С.Г. Асламова, Е.Г. Прекина, О.В. Троеглазова, Н.А. Каменева, М.В. Шимко, Л.Н. Пашковская, Л.С. Тарасова, Т.М. Алеханова, Е.Г. Смокотнина. Вот сейчас все говорят о новых стандартах образования, но не все знают, что суть их та же, что и суть развивающего обучения. И я сегодня с гордостью говорю о том, что мы стояли у истоков нового подхода в образовании. Меня многие спрашивают: «Ты же педагог старой закалки, тебе работать, наверное, сейчас трудно?» Да наоборот: для меня работать сегодня в разы проще и интереснее, потому что я всегда так работала, всегда применяла те приемы, которым многие сегодня только учатся.


– Созданный Вами, Валентина Яковлевна, в 2006 году кабинет сибирских писателей, знаменитый на весь район, я так понимаю, из этой же «песни»…


В.Я. – И кабинет сибирских писателей, и созданный благодаря нашим ученикам на пять лет раньше него школьный музей, который занимал когда-то одну комнату, а теперь уже не входит в три, и общешкольные вечера памяти В. Высоцкого, родившиеся из необычных уроков литературы, где мы слушали музыку, читали стихи, играли на гитаре, и игры типа «Что? Где? Когда?», и научное общество, работающее на базе кабинета сибирских писателей, участники которого регулярно выступают и побеждают на школьных и городских конференциях, и объединение юных краеведов, изучающее историю родной школы и города – это все и еще многое-многое другое действительно, как вы выразились, слова из одной «песни». Все это родилось благодаря нашему желанию заинтересовать детей, научить их тяге к самообразованию. И меня очень радует, что многие наши ребятишки искренне любят школу, любят учиться. У нас же не только педагоги одержимые работой, живут в школе, но и дети такие же. Их порой выгнать из школы невозможно! Смотришь, время три часа, четыре, вот пять часов вечера – в музее все свет горит, сидят, изучают что-то, копаются в документах. Спрашиваю: «Вы домой собираетесь?» «Да-да», – отвечают и не двигаются с места.


– Школу поэтому называют «дом на Садовой»?


Е.А. – Думаю, домом нас называют за то, что мы сумели сохранить заложенную первым директором семейственность. Вы знаете, я ведь, став в прошлом году директором этой школы, можно сказать, пришла в нее уже в третий раз. 20 лет назад я окончила эту школу, потом был момент, когда я приходила работать сюда учителем истории, и вот теперь вернулась уже в качестве директора. Можно сказать, смогла увидеть процесс с разных сторон. За эти годы в школе, как и в стране, конечно, менялось многое – подходы к обучению, финансовое благополучие, идеология, но неизменным оставалось ощущение какой-то домашней теплоты и того, что ты находишься не в казенном учреждении, а дома.

Вот к нам приходят ученики из других школ и удивляются: «Ой, а у вас учитель может прижать к себе ученика и пожалеть, может обнять, а выпускники, приходя, могут поцеловать учителя в щечку. Ученик может угостить чем-то учителя, а учитель – учеников. А у нас в школе такого не было». Я вас уверяю: такие теплые отношения есть далеко не во всех школах. И они дорогого стоят.


Я не зря в начале разговора вспомнила о школьных чаепитиях. Мы до сих пор дружим со многими одноклассниками именно благодаря тому, что стали близкими людьми в школе, в том числе и за чаем. Я начинала учиться в школе в 80-е годы – годы тотального дефицита, а заканчивала в 90-е, когда в стране попросту не платили зарплату, но чай мы все равно в школе пили всегда. Сначала мы и учителя что-то покупали к столу, когда денег не стало, Валентина Яковлевна и мы стали печь сладости сами, и это превращалось в целый ритуал с долгими подготовками и обменом рецептов.


В.Я. – Мы и сейчас чай пьем с моими ребятишками. В субботу столовая не работает, а дети приходят ко мне на занятия в музей к третьему и четвертому урокам. Конечно, они уже хотят есть, поэтому я обязательно кипячу для них чайник, покупаю чай, сахар, они что-то приносят с собой, и мы 20 минут пьем чай, а потом занимаемся.


А ещё к нам в дом на Садовой постоянно приходят выпускники. Приходят даже 10, 20, 50 лет спустя. Как поется в нашем школьном гимне:


«Где б ни пришлось нам
учиться и жить,
Дом на Садовой
не сможем забыть...»


Они приходят сюда как в семью, в которой их всегда любили и заботились, и о которой заботиться привыкли они.


– А есть у вас мечта?


Е.А. – Мечты сейчас как минимум две. Первая – это возродить традицию проведения в школе «Зеленого огонька», которая долго существовала, а потом угасла в связи с тем, что у нас не стало 10 и 11 классов. Традиция состояла в том, что праздник на последний звонок готовили себе не сами выпускники, а десятиклассники, которые как бы провожали выпускников в большую жизнь. Коллеги и дети просят меня возродить эту традицию, но пока не понятно, как без старшеклассников можно вернуть «Зеленый огонек». Не буду углубляться, потому что отсутствие 10 и 11 классов – это наша душевная боль. Трудно отдавать кому-то детей, в которых столько вложил…


Мечта номер два – это стать экспериментальной площадкой федерального уровня и на своей базе продвигать «Российское движение школьников». Наша школа благодаря тому, что у нас умеют работать сообща, всегда славилась самоуправлением. Известный сегодня на весь Кузбасс «МОНИГ» родился в те годы, когда в нашей школе работала Татьяна Романцева. В этой организации изначально было много наших ребятишек. И после того, как Татьяна ушла и ее дело подхватила Елена Александровна Свинцова, мы с ними очень плотно сотрудничаем. Не зря же и Аллея юности, к посадке которой приложили во время недавнего слета руку дети со всей Сибири, расположена рядом с нашей школой. Количество мест участников экспериментальной площадки ограничено, ни одна школа нашего района в число счастливчиков, к сожалению, не попала, а мы все еще отчаянно бьемся за это место. Если победим, конечно, будет в нашем маленьком уютном доме на Садовой еще один праздник, еще один повод для радости и чая со сладостями.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

385