Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

02.08.2016 13:50 Вторник
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 31 от 02.08.2016 г.

Был бы флот, а гавани найдутся

Автор: Татьяна КОПЫТОВА

Моряка, недавно вернувшегося со службы, узнают по походке: идет он вразвалочку, широко расставляя ноги и будто не отрывая их от земли. Обыватели считают это пижонством, на самом деле – это привычка, потому что по-другому по палубе корабля из-за качки и не пройти. Для Валерия Васильевича Беляева эта сцепка с палубой стала в жизни решающей – научила крепко стоять на ногах. «Я после службы стал другим человеком», – говорит он.

Из «шпаны» – в моряки

«Шпана», «разгильдяй» – такими эпитетами он награждает себя, рассказывая о юности. Окончив 8 классов, устроился в «Запсибтехмонтаж» и мотался по стройкам области.


Когда в военкомате сказали, что поедет он на свою родину (а родился он на Сахалине) и будет служить во флоте, Валерий, как и положено приблатненному, изобразил удивление: «Ребята, да я по земле в Гурьевске ходить не могу, а вы меня во флот посылаете…» «Вот-вот, там из тебя человека и сделают», – услышал он в ответ.


Новобранцев привезли на остров Русский, где располагались четыре военно-морских школы. Валерия определили в школу оружия, рядом – школа связи, школа механиков… Валерий глупым никогда не был, и от своих юношеских замашек отказался сразу и сознательно, даже курить бросил. Понял, что авторитета здесь можно добиться не гражданской «крутизной», а дисциплинированностью, успешным постижением военной науки. Конечно, подтолкнули к этому пониманию и порядки, спрашивали строго и жестко. На строевой подготовке от грубых ботинок, типа рабочих, называемых на флоте «прогарами», кожа сбивалась до мяса. А в санчасть попасть не так просто. Да и там особо не церемонились: «Заживет!». И правда, заживало!


Но не только силе, выносливости и военному делу учили на острове. Первый месяц на службе у новобранцев всегда голодный – трудно перестроиться с маминых пирожков. Валерий Васильевич вспоминает, как первые дни в столовой весь хлеб расхватывали те, кто первым забежал. Старшина тогда сказал коротко и жестко: «Вы свиньи, что ли? Что вы делаете…» После этого никто кусочка хлеба не брал, пока в столовой не соберутся все. А прошел первый месяц, режим сделал свое дело, уже и красная рыба на столах не вызывала ажиотажа.


Шесть месяцев «учебки» на острове Русском были нелегкими, но они сделали из парней моряков. Валерий Васильевич Беляев окончил школу оружия с отличием, получив военную специальность минера противолодочной обороны.

«И тогда нам экипаж – семья»


Привезли их на ракетный противолодочный корабль, он стоял на рейде. Подошли к кораблю на ботах, перепрыгнули на борт – вот и началась настоящая служба. Переночевали на рундуках, а утром корабль вышел из ворот бухты, чтобы уйти в открытое море на боевое дежурство. Прошло всего минут 30-35, как миновали ворота, и Валерий Васильевич поднялся на верхнюю палубу. Об этом первом впечатлении от моря он рассказывает со смехом: «Посмотрел на нос корабля – вода, на корму – вода, по обоим бортам – тоже вода до самого горизонта, везде вода! Как же я попал! Мама, я хочу домой!»


Еще первое время дико было, что все вокруг металлическое, только двери трех кают – комбрига, командира корабля и офицерской каюты – деревянные. Ну и, конечно, обряд посвящения в моряки пришлось пройти. Для этого брали ведро (по-флотски – «обрез»), черпали воду с кормы, из-под винтов, свинчивали литровый плафон в кубрике, наполняли его морской водой – и пей. Иначе не быть тебе моряком. Горечь, качка, из-за которых, кажется, все внутренности к горлу подступают – в общем, не слишком приятное испытание, но никто не обижался.


И хотя экипаж корабля был 300 человек, очень скоро пришло понимание, что это одна семья, а корабль – общий дом. Это ведь не на суше – туда пойду, сюда пойду. Здесь особо не разбежишься, и служба — ежеминутная: стоишь на рейде, вышел в море – всё служба.


«Дедовщины» не было. Более того, на флоте даже такого понятия, как «дед», нету. Тех, у кого скоро дембель, называют «год», «годуля». Из привилегий – персональная швабра для мытья палубы во время большой приборки, ополаскивать которую от морской воды надлежало новичкам. Вот и все. Валерий Васильевич объясняет отсутствие «дедовщины» тем, что в отличие от сухопутных войск, где офицеры не находятся с солдатами в казармах постоянно, на корабле офицеры всегда рядом, оттого и порядка больше.


Жизнь на корабле шла по расписанию, каждый выполнял свою работу, причем старался сделать ее без сучка и задоринки, потому что нет для моряка страшнее наказания, как «месяц без берега». Увольнительная, возможность провести день во Владивостоке – это не просто праздник для каждого моряка. «Тупеешь, – качает головой Валерий Васильевич, – в ходу только морская терминология да маты. На берегу трудно было общаться с людьми». И со смехом рассказывает про один из праздников. Корабль украшен флагами расцвечивания, пришли жены офицеров, дети. Когда праздник закончился и гости отбыли, командир построил экипаж, подошел к микрофону на корме: «Все прошло хорошо, гости довольны, но единственное – много материтесь. Если я еще раз (тут последовало далеко не литературное выражение) услышу мат…» Словом, с личным примером получилось неважно.


После противолодочного ракетного корабля «Упорный» Валерий Васильевич служил на крейсере. Там экипаж насчитывал уже 1200 человек, но порядки были те же, отношение к кораблю как дому, а к флотской службе – как образу жизни – были и здесь. Потому и не стареет флотская служба.


Призывался Валерий Васильевич в 1967 году еще по старому приказу – на 4 года, у него и на бескозырке, которую он бережно хранит уже практически полвека, звездочка, а не краб. Потом вышел новый приказ, и служил он в результате 3 года с небольшим.

Новая жизнь


Домой вернулся совершенно другим человеком. «У меня в голове всё как будто по полочкам разложилось, хорошо мне служба мозги вправила», — говорит он.

Женился. Чтобы получить квартиру, устроился работать сварщиком на станцию Гурьевск, да так на 40 лет там и задержался. Окончил вечернюю школу, техникум, 18 лет из сорока работал на станции начальником ПТО. Вырастили с женой хороших дочерей, радуются внукам.


Но и сегодня Валерий Васильевич уверен, что не так успешно сложилась бы его жизнь, если бы в свое время не покачала его корабельная палуба, не научила крепко стоять на ногах служба во флоте.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

88