Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

17.03.2016 13:30 Четверг
Категория:
Тег:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 11 от 11.03.2016 г.

В истории дорого каждое мгновение

Автор: Елена Беседина

Гурьевский краеведческий музей – это кладезь знаний, исторических артефактов, уникальных материалов о людях, событиях – обо всем, что связано с нашим городом. Я отправляюсь в краеведческий музей, чтобы прикоснуться
к истории – истории города и завода, которые являются одним целым, неразделимым и удивительно интересным для каждого, кто здесь родился, живет и работает.
И кто неравнодушен к истории своей малой родины. Накануне 200-летия завода хочется заглянуть в самую глубину веков, чтобы узнать все самое интересное и важное.

Самый первый документ


Самые первые документы и экспонаты, связанные с заводом, конечно же, собирал создатель Гурьевского краеведческого музея Ф.И. Александров. Федор Ильич искал, делал запросы, копировал, собирал и хранил все, что ему удалось найти о заводе. Большая часть подлинных документов хранится в Алтайском архиве, какая-то часть — в Кемеровском. В Гурьевском краеведческом музее подлинники появились только во второй половине 20 века. Документы о работе завода в 19 и начале 20 века – только в копиях. Директор музея Ирина Анатольевна Богачева показывает мне огромный – от пола до потолка – стеллаж. «Это все о заводе», – говорит она. Хочется посмотреть все, заглянуть в каждую коробку и найти что-то особенно редкое, уникальное.

Главный хранитель фонда Марина Владимировна Киреева просит своего помощника достать один из коробов с самого верхнего ряда стеллажа. Мужчина берет короб в руки и разочарованно говорит: «Так она пустая…». Марина Владимировна смеется: «Не пустая, а очень легкая». В этом коробе действительно немного документов, но один – как раз то, что я искала – исключительный раритет. Вернее сказать, его копия. Копия ведомости о первой плавке руды на Гурьевском заводе в 1816 году. Ведомость свидетельствует, что пуск Гурьевского завода состоялся 15 (27) ноября 1816 года. Копия сделана с документа, который хранится в Госархиве Алтайского края. В наш музей она была прислана по запросу Ф.И. Александрова в 1965 году. Вот текст самого документа: «4 плавильные печи в действии обращались с 15 ноября по 1-е число генваря (от ред. – так в древнерусской форме употребляется слово «январь») 1817 года безостановочно. Расплавлено руд серебряных 49340 пуд. С ними для флюса: соку серебряного 10170 пуд, глины серой 6900 пуд, камня известнаго 3450 пуд. Выплавлено роштейна 1721 пуд, в них по пробам серебра 5 пуд, 18 фунтов, 50 золотников. Время произошло суток 182, угля употреблено: соснового 444 пуда, черневого 1237 пуд, итого 1681 пуд. Примечание: в течение 1816 года руд в росплавке обходится на каждую печь в сутки по 271 1/8 пуд, серебра в угаре последовало 4 пуда, 36 фунтов, 93 золотника, угля употреблено на сто пуд руды по 3 короба и 13 решеток». И подпись: «Гиттенфервалтер Залесов, титулярный советник Шунов, шихтмейстер Григорий Черемных, унтер шихтмейстер Никита Тихобаев».


Я, признаться, мало что поняла из этого послания. В процессе его прочтения с помощью интернета узнала, что «роштейн» – это соединение серебра с серой, получаемое при выплавке серебра из руд.«Гиттенфервалтер» — это устаревшее название руководящей должности на рудниках и заводах. А «шихтмейстер» – звание младшего горного чиновника. Тем не менее, воображение нарисовало мне живую картинку плавильной печи.


Что кроется за этими цифрами, я поняла чуть позже, когда Марина Владимировна Киреева на выставочной витрине музея, посвященной заводу, показала мне деревянные колодки, в которых ходили рабочие завода в 19 веке, и кандалы, в которые их заковывали, чтобы они, приписанные к заводу пожизненно, не могли сбежать от тяжкого, непосильного труда. Причем эти кандалы выплавлялись здесь же, на заводе. Это не было его официальной продукцией, они производились, так сказать, для собственных нужд.
Мгновения вековой давности


Открыв другой короб, я увидела конверты. В них оказались старые фотоснимки. Очень старые. Пожалуй, самые старые, которые мне когда-либо доводилось видеть. На одной из них был запечатлен деревянный подъемный кран. На обороте снимка написано: «Грузоподъемность крана до 1 тонны. Построен либо в 1832 году». Много групповых снимков. Например, с такими подписями: «Рабочие доменного цеха ГМЗ на отдыхе. 1934 год» или «Литейный цех ГМЗ перед 1 мая», снимок также датирован 1934 годом. Я перебираю фотографию за фотографией. Порой, снимая цифровой фотокамерой репортажи с каких-либо мероприятий, мы, нынешние журналисты, делаем по несколько сот снимков. Сложно определить значимость каждого из них. Здесь же я поймала себя на мысли, что каждый из снимков уникален, потому что единственный в своем роде, он запечатлел определенный момент, мгновение, которое сегодня называется Историей. И даже те снимки, которые в свое время копировал, переснимал Ф.И. Александров, сегодня просто бесценны.


Я рассматриваю другой снимок, на обороте которого чьей-то рукой написано: «Перевозка тяжеловесного котла трактором с Гурьевска на Барит». Это 1935 год. А вот еще «Юрман. Добыча руды на ГМЗ» – рабочие вручную добывают эту самую руду. Есть изображение конторы завода конца 19 века. Даже есть фотография башни доменной печи (на снимке указано – постройка 1846 года, реконструирована в 1922 году). Запечатлено и то здание, в которое была помещена домна в том самом 1846 году.


Несколько фотографий 1930-х годов показывают разные виды города. Мое внимание особенно привлекла одна: необычный вид с горы Фабричной. Такой снимок я не встречала ни разу. Здесь видно реку Бачат, мартеновский цех, шихтовый двор завода.


Самый старый снимок датирован 1913 годом, на нем – подача шихты в домну. Я прошу у сотрудников музея эту фотографию и еще несколько других, чтобы сделать сканы для газеты. Они не разрешают выносить оригиналы из музея и лишний раз подвергать их воздействию света, особенно во время сканирования, поэтому обещают найти снимки в своем электронном архиве. Я проникаюсь уважением к бережному и даже трепетному отношению работников музея к архивным материалам о заводе и соглашаюсь на их электронный вариант снимков.

Из первых уст


Что еще удивило меня в архивах музея, так это записи воспоминаний ветеранов, бывших работников завода. Эти воспоминания начал собирать еще Ф.И. Александров. Некоторые на его просьбу написать о себе отмечали буквально несколько биографических данных, кто-то обстоятельно описывал события своей жизни и завода в нескольких тетрадках. Какие-то из них написаны от руки, а какие-то уже перепечатаны с оригиналов. Я пролистываю несколько тетрадок, перекладываю листочки один за другим и читаю фамилии работников завода, оставивших свои воспоминания о заводе: Д.И. Вахрушев, С.М. Лещев, М.И. Караваев.

Я задерживаю свое внимание на одном из листков: это публикация в газете «Металлург» 1963 года об Отличнике соцсоревнования, удостоенном ордена Ленина, Гаврииле Ивановиче Колмогорове. Он родился в 1886 году, на завод пришел 12-летним мальчиком и отдал ему 56 лет своей жизни. Вот что вспоминает этот человек: «На заводе работало всего 200 человек. Транспорта тогда не было. В цехах для доставки грузов никаких механизмов не применялось. Все грузы перевозились только лошадьми, а где лошадью было нельзя – вручную. Заливку всех деталей в литейном цехе тоже производили вручную. Заливщики вдвоем переносили ковши с жидким металлом весом по 10 и более пудов. Рабочий день продолжался с 6 утра до 6 часов вечера. Никакой спецодежды тоже не получали. Не было заводской столовой. Заработок составлял 60-70 копеек за смену». И в заключение: «Только после Октябрьской революции завод и рабочий поселок стали расти и развиваться».

История, которую можно подержать в руках

Марина Владимировна Киреева меня провожает к витрине, с которой, по сути, начинается любая экскурсия в музее – это выставочная витрина, посвященная Гурьевскому металлургическому заводу. Здесь представлены образцы продукции завода, которые сохранились до наших времен. В первую очередь внимание привлекают корпуса мин, которые завод производил в годы войны. Военные годы для завода – это особая эпоха. В музее этому времени посвящено много материалов, но находятся они на втором этаже, куда, к сожалению, сегодня вход посетителям закрыт из-за аварийного состояния здания. Отдельной экспозицией выступает линейка шаров, производимая на заводе в настоящее время.


Особенно интересно рассматривать изделия мастеров бывшего литейного цеха. В нем долгие годы выпускали продукцию так называемого ширпотреба – заслонки, печные дверки, сковородки, кровати двухъярусные и раскладные. В фондах музея, куда Марина Владимировна мне разрешила зайти позже, хранятся небольшие модели ведер, ванн, изготавливавшихся в свое время на заводе. Одно время гурьяне стали щедро дарить музею всевозможные найденные печные дверки производства ГМЗ. Всем известный товарный знак ГМЗ появился уже в 1957 году, а до того времени центральным изображением на этих изделиях были и причудливые орнаменты, и всадники, и звезды. Одно из самых старых изделий, сохранившихся до наших дней, относится к дореволюционным временам. Его тоже можно увидеть в открытом доступе на витрине. Уже легендой стал памятный обелиск, отлитый металлургами специально для В.И. Ленина из чугуна, выплавленного на каменном угле. Этот способ был применен впервые и позволил значительно увеличить рентабельность продукции. Этот обелиск хранился в музее-квартире В.И. Ленина в Горках. В экспозиции музея стоит его копия, отлитая уже гораздо позже – где-то в 70-х годах (в фондах музея хранится более ранняя копия пирамидки).


Всегда большой интерес у посетителей музея вызывает художественное литье мастеров литейного цеха. Официально никогда завод ничего подобного не производил, но работники завода в качестве демонстрации своего мастерства, а, может, и просто из баловства делали всевозможные игрушки, сувениры, отливали фигурки животных, пепельницы, фоторамки и т.д. Среди экспозиций музея таких изделий достаточно. Они красивы, интересны и даже изящны. На некоторых из них значится дата – начало 20 века.


Есть один любопытный факт. Среди предметов художественного литья, выставленных музеем, есть один особенно интересный предмет – сапожок, в народе называемый бродень. Бродень гурьевских мастеров, по словам работников музея, можно найти в разных музеях области и даже страны, но вот в Гурьевском краеведческом такого сапожка не было, в качестве образца мастерства литейщиков в нашем музее выставлен бродень Каслинского завода. И вот чудо! Буквально в прошлом году один из дарителей музея обнаружил бродень гурьевских мастеров в одном из антикварных магазинов Новосибирска, приобрел его и передал в дар Гурьевскому краеведческому музею.

Чтобы без «белых пятен»


История завода настолько велика – и по времени, и по насыщенности и значимости событий, что охватить ее разом, единожды посетив музей, просто невозможно. Мне хотелось покопаться в материалах музея еще, открыть для себя новые имена, события, даты… Я думаю, в год 200-летия завода это обязательно случится, и мы еще не раз обратимся в краеведческий музей. «Есть ли в истории завода «белые пятна»? – спросила я Ирину Анатольевну Богачеву. «Это «белые пятна» скорее не в истории завода, а в нашем архиве», – то ли в шутку, то ли всерьез ответила она. Но я поняла, о чем речь: в архивах музея очень много писем, воспоминаний, фотографий без подписей, без упоминания имен людей и дат. Возможно, 20, 30 или даже 50 лет назад это казалось неважным, людей на фотографиях знали все – зачем было подписывать? Но годы имеют коварное свойство стирать все – из жизни, из памяти, из истории. И сохранение летописи завода, а значит, и летописи города, это большое и важное дело. Работники музея понимают это особенно хорошо.


«Личное ощущение времени отличается от того, что пишут газеты или показывает телевидение», – говорит Ирина Анатольевна. Сегодня музей прилагает большие усилия к тому, чтобы сохранить историю предприятий города, имена людей, работающих на них, их воспоминания. Постепенно пополняется и фонд материалов о заводе. Двухсотлетний юбилей ГМЗ – хороший повод обратиться не только к его прошлому, но и настоящему, постараться запечатлеть все, чем мы сегодня живем, чем гордимся, что и какой ценой преодолеваем. Пройдут годы, и нынешний юбилей завода тоже станет историей, которой, даст Бог, наши потомки будут дорожить так же трепетно, как это сегодня делает Гурьевский краеведческий музей.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

234