Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

23.03.2015 08:56 Понедельник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 12 от 23.03.2015 г.

Горсть земли своей возьму в подмогу

Автор: Виктория КУДИНОВА

Село Горскино на первый взгляд ничем не отличается от тысяч своих братьев-близнецов — таких же, рассыпанных по всей России небольших сел, оставшихся коротать свой век на местах процветавших некогда крепких хозяйств, богатых колхозов и совхозов, канувших в лету в перестроечные и постперестроечные годы.

Дабы выжить, вынуждены сегодня эти села стыдливо, словно за милостыней, протягивать руку в сторону районного и областного центров за дотацией. А ведь когда-то эта самая рука селян кормила и город, и область, и даже федеральный центр! Кормила, одаривала, горсть за горстью щедро отсыпая из своих закромов всё, чем была богата – хлеб, овощи, молоко, мясо, шерсть, меха, лекарственные травы, грибы и ягоды, взамен получая немного «живых» денег, готовой одежды да кучу благодарностей.


Но сходство это с другими селами лишь внешнее, кажущееся при первом, беглом взгляде на Горскино. После этого первого взгляда мне захотелось повнимательнее посмотреть на Горскино еще раз, а потом – еще и еще. И раз за разом, словно шкатулка с драгоценностями, это село открывалось мне все глубже, с новых сторон показывая не только свою славную историю и характеры местных жителей, но и его сегодняшний день. Впрочем, лучше обо всем по порядку.

Триста лет тому назад…


Осенью 2027 года, то бишь через 12 лет, Горскино стукнет ровно три века. Здешнее предание гласит, что организовали село приехавшие сюда переселенцы из европейской части России. Горстка переселенцев. И это слово «горстка», по мнению историков, и подарило вновь образованному селу имя, сначала – ГорсТкино, а потом и Горскино.


Есть и другие версии происхождения названия Горскино. Например, существует мнение, что название Горскино произошло от гор, окружающих село и поразивших переселенцев, живших до этого на равнине. Или от фамилий: первого переселенца Горскина и золотопромышленника Томской губернии Горохова, славившегося тогда больше губернатора.


Впрочем, всем без исключения жителям Горскино, с кем я разговаривала, ближе оказался первый вариант, что Горскино – это горсть, горсть смельчаков-подвижников, сбежавших когда-то от голода, царившего в европейской части, и влюбившихся в эту землю. Такие люди, искренне любящие эту землю, по словам самих горскинцев, всегда были в их селе, есть и будут. Благодаря именно этой «горсти» людей село родилось, жило и живет до сих пор.

Подвижники


Чтобы узнать о том, как жило село в советские годы, по подсказке главы Горскинской сельской территории Екатерины Борисовны Сушенцевой я договорилась о встрече с женщинами из совета ветеранов села: Г.К. Прибытковой, О.Ф. Кряховой, А.В. Евдокимовой, Г.А. Рочевой. Именно они, тянущие на себе воз общественной работы, являются сегодня надежным плечом, костяком, той горстью людей, на которой во многом держится село – так говорит про них Екатерина Борисовна.


В разговоре вспоминаем о том, как хорошо, дружно, весело жили селяне при советской власти. Правда, работали на износ, причем, зачастую на общественных началах. В Горскино до конца пятидесятых годов прошлого века бок о бок работало два колхоза – «Красный пахарь» и «Авангард». В 1957 году они слились в колхоз имени 40-й годовщины Октября, который в 1962 году был переименован в совхоз «Горскинский». В колхозах, а потом совхозе сеяли, растили, разводили и заготавливали все, что только можно было сеять, разводить и заготавливать – пшеницу, овес, гречку, просо, горох, овощи, овец, коров, свиней, лошадей, кур, на звероферме выращивали даже песцов и лисиц-чернобурок.  Заготовителям, приезжавшим в село, сдавали тоннами не только эту продукцию, но и ягоды, грибы, лекарственные травы. Работавшие в те годы в горскинской больнице Г.К. Прибыткова и О.Ф. Кряхова вспоминают, что каждый работник больницы должен был взять соцобязательства по сдаче лекарственных трав и растений – крапивы, подорожника, адониса, кровохлебки, почек сосны, плодов боярки. Планы по сдаче были большие, но заготовка была в удовольствие, потому что лес и луга вокруг Горскино просто ломились от грибов, трав и ягод.
Отдыхали горскинцы тоже в те времена от души. Главные праздники назывались «Отсевуха» и «Праздник урожая», праздновали их весной и осенью. Собирались в саду. Был тогда такой в Горскино, находился недалеко от нынешнего здания администрации. Росла там преимущественно яблоня-дичка, но горскинцы все как один почему-то до сих пор с любовью именуют это место именно садом. Вот там, под открытым небом, и гуляли – с угощеньем, песнями, плясками.

Кузькина пашня


О том, как жили и работали горскинцы в годы войны, как спали прямо в поле, как по несколько раз за сезон, выполнив и перевыполнив план по сдаче зерна, ради победы вновь и вновь подчистую опустошали свои амбары, а потом вручную собирали колоски, чтобы выжить самим, надо писать отдельно. И памятники труженикам тыла тоже надо устанавливать – не посмертно, на кладбище, а пока живы – в центре сел и деревень.


В Горскино такой «памятник», общей площадью два гектара, есть. Народная молва ласково окрестила его «Кузькиной пашней» в честь жителя села Горскино Кузьмы Васильевича Пермякова. Из-за тяжелого ранения в финскую войну на фронт в Великую Отечественную он не попал, вынужден был остаться в селе. Работал лесником, а в свободное время по доброй воле на своей лошади распахал заросшую поляну, и все военные годы сеял на ней просо, которое раздавал старикам и одиноким женщинам с детьми. Говорят, это просо помогло выжить в непростые военные годы не одной горскинской семье. Кузьмы Васильевича нет в живых уже 42 года, а память народная до сих пор хранит и, думаю, еще не один год будет хранить о нем добрую славу, тем самым подтверждая, что место подвигу есть всегда – и на фронте, и в тылу, и в военное, и в мирное время, а героем может стать и простой израненный мужик, в тяжелый год поделившийся с голодными детьми горстью проса.


Кстати, «памятник» этот сегодня не что иное, как обычный надел земли. Обрабатывает его ООО «Горскинское». Хорошая, говорят, земля, добротная. В этом году будут сеять на ней пшеницу.

И сожмется горсть в кулак


Горскинцы – народ мирный. Испокон веков это – работающие на земле крестьяне, колхозники, теперь – фермеры. Но был в жизни их села момент, когда они чуть было не взялись за оружие. В смутные 90-е годы, когда развалился совхоз «Горскинский», в село приехали чужие люди, чтобы за долги забрать всю совхозную технику. Управляющий фермой №1 А.А. Казаков встал тогда за эту технику грудью, вслед за ним поднялись и другие мужики. До сих пор в селе помнят, как прокатился тогда по Горскино слушок, что некоторые из горскинцев, вроде бы, даже готовы были взяться за ружья, но технику отстоять. «Как же мы без техники работать, как жить будем?» – уперлись тогда селяне. Уперлись потому, что в отличие от недальновидных властей, допустивших в стране такую разруху и доведших села до нищенского состояния, понимали: как только умрет в их селе сельское хозяйство, умрет и само село. До рукоприкладства тогда, к счастью, не дошло. С приезжими удалось договориться, что технику они заберут, но самую никудышную. Говорят, во многом благодаря тому, что горскинцы не побоялись тогда и, собравшись в один кулак, отстояли самое дорогое, что у них было – право работать на земле, существует сегодня в селе ООО «Горскинское» и другие фермерские хозяйства, дающие селянам работу.


Об этом случае с гордостью рассказывали мне многие жители Горскино, рассказывали как пример того, что когда надо, они – горскинцы – могут собраться вместе, стать той самой «горстью» единомышленников и отстоять свои интересы. «Если бы мы не были горстью, нас давно бы уже не было», – сказал мне один из коренных горскинцев.  


За многолетнюю историю села собираться так им приходилось не единожды. Так было в 20-е годы прошлого века, когда всем селом Горскино строило гидроэлектростанцию. Так было в войну, когда они из последних сил работали на благо фронта. Так было несколько лет назад, когда в Горскино пытались закрыть аптеку как нерентабельную…

Под покровом Божьей Матери


Несмотря на то, что Горскино – это село, своего храма в обычном понимании этого слова здесь не было никогда. Нет, верующие люди здесь были всегда, об этом свидетельствуют и найденные ребятишками старинные крестики, и воспоминания старожилов о том, что даже в самые атеистические советские времена были в селе бабушки, которые собирались на дому, читали молитвы, «погружали» (крестили) младенцев, ходили на службу в соседние села. Как доказательство того, что в Горскино почти всегда был приход, сохранилась даже легенда, что в 19-м веке один из крестьян обрабатывал землю и стал свидетелем падения с неба в его огород обломка метеорита. Обломок мужик поднял и, окрестив «чертовым пальцем», отнес на хранение в сельскую церковь.
Есть небольшой приход в селе и сейчас. Он делит здание с местным магазином и носит название «Покрова Божьей Матери». В Покров, кстати, горскинцы отмечают и свой главный праздник – день села.


Но любой, кто бывал в Горскино, наверняка видел при въезде в село огромный строящийся храм. Строит его бывший житель Горскино, а ныне беловчанин Михаил Васильевич Копылов. Строит уже одиннадцатый год. И, несмотря на кризис и финансовые трудности, он не бросал строительства ни в прошлые годы, ни сейчас. Когда выбирался проект храма, селяне убеждали мецената, что для них это слишком большой храм, что можно построить поскромнее, но побыстрее. Однако Михаил Васильевич от своей идеи построить большой, добротный, достойный его родного села храм не отступился.


И лично для меня этот возвышающийся над селом храм не что иное, как доказательство того, что в ближайшие годы Горскино не погибнет, не канет в лету, как многие российские села и деревни. Не погибнет потому, что такой храм – это не просто подарок селянам, это, на мой взгляд, некий аванс веры и надежды в село. Ведь если бы человек искренне не верил во что-то, он вряд ли бы  стал вкладывать в это все средства и силы, как это делает Михаил Васильевич.


«Это не аванс веры и надежды, это и есть вера и надежда в то, что Горскино будет жить, – поправляет меня Михаил Васильевич, а потом тихо добавляет:  – Пока я строю этот храм, я живу». Пока находятся люди, готовые строить в селах храмы, будут жить и села – добавлю я от себя.

Горскинская теория «души и дела»


Еще один герой из той «горстки» людей, на которых держится сегодня село Горскино – директор ООО «Горскинское» Владимир Юрьевич Ласточкин. Писать о Горскино и не встретиться с ним я не могла по нескольким причинам. Во-первых, «Горскинское» сегодня – это крупнейшее сельхозпредприятие и самое крупное животноводческое хозяйство, гордость всего Гурьевского района. Полные закрома хлеба, добротная сельскохозяйственная техника, цех по переработке мяса, чистенькие, ухоженные коровники, телятники, стойла, а главное – здоровые и упитанные животные – это то, что видит каждый, кто бывает в гостях в ООО «Горскинское». Всегда прочищенные от снега силами ООО «Горскинское» улицы и самые маленькие переулки села – это то, что видит каждый приезжающий сюда.


Во-вторых, Владимир Юрьевич – сам житель Горскино. А, в-третьих,  практически все горскинцы, с которыми я встречалась,  будущее поселка связывают с работой на земле, с благополучием именно ООО «Горскинское». Говорили, конечно, об этом по-разному, но мысль была одна: Горскино – это место, где только земля, РАБОТА НА ЗЕМЛЕ дает благосостояние. Много лет назад эта земля стала спасательным кругом, ноевым ковчегом для обнищавших, голодающих людей, она кормила горскинцев на протяжении трех веков и будет кормить и дальше, но для этого ее нужно любить, любить так, как любили организовавшие село переселенцы.


В качестве доказательства своей теории некоторые горскинцы советовали мне вернуться в село летом и пройтись по нему с одной целью: обратить внимание, как живут те, у кого земля вокруг дома в полном порядке, и как те, у кого она заросла бурьяном. Горскинцы четко связывают состояние земли, принадлежащей человеку, с состоянием его души и, как мне показалось, какая-то здравая мысль, какое-то зерно в этом действительно есть.

Когда работа – состояние души


Про Владимира Юрьевича и ООО «Горскинское» я все поняла уже после первого его ответа на мой вопрос. Насмотревшись программ про санкции, курс страны на импортозамещение и помощь государства селянам, я спросила Владимира Юрьевича, легче ли ему стало вести животноводческий бизнес в последнее время. «А кто вам сказал, что животноводство – это бизнес?» – огорошил меня собеседник и развил свою мысль: «Животноводство в России – это не бизнес, а состояние души... Любая говядина, произведенная в России, кроме степей Калмыкии, есть убыток, – с нажимом, чтобы до меня дошел смысл сказанного, произнес он. – Это не я сказал, а Дмитрий Медведев, будучи президентом».
И в подтверждение своей мысли переспросил меня: «Если это не состояние души, то где коровы в Гурьевском районе? Где они в Раздольном, Сосновке, Ур-Бедарях, Новопестерево, Урске? Где? Нигде нет. А ведь когда-то были»...


Производство говядины у нас в Сибири заведомо убыточно из-за его высокой трудозатратности. А из-за того, что горскинцы принципиально не добавляют в корма скотине антибиотики и гормональные добавки, ускоряющие рост животных в несколько раз, затраты на производство мяса, а, значит, и его цена здесь оказывается процентов на тридцать выше, чем у некоторых конкурентов. Правда, и мясо получается другим – более вкусным, а главное – не вредным для здоровья, что немаловажно, так как кормят горскинцы в основном детей из беловских школ и детских садов – ежемесячно поставляют туда около восьми тонн говядины.

Об уроках истории помнят


Единственное направление в животноводстве, которое приносит сейчас горскинцам прибыль и покрывает все убытки – это молоко. До этого года его забирал Анжеро-Судженский молочный комбинат, теперь – «Скоморошка».
Но и с молоком не все так гладко. Несмотря на всеобщий рост цен, ООО «Горскинское» с этого года вынуждено отдавать молоко переработчикам по 23 рубля за литр, что на два рубля дешевле, чем в прошлом году. А чтобы мало-мальски развиваться, цена на молоко должна быть минимум 30 рублей за литр. Владимир Юрьевич окидывает взглядом вполне приличные еще, на мой взгляд, коровники и добавляет: «Хорошо бы снести это все под ноль, да отстроить заново». Но в ближайшей перспективе это вряд ли возможно. Без кредитов такое строительство сельскому предприятию не потянуть, а в долги здесь не залазят по принципиальным соображениям. Говорят, когда в свое время начинали, кредитов им не давали, ссылаясь на то, что нечего селянам тогда было заложить. Приучили жить и работать, надеясь только на себя. Теперь, когда острой необходимости в кредитах у предприятия нет, банки готовы дать взаймы, но под убийственные для селян проценты. А те, памятуя о том, как пришлось им однажды защищать свою технику почти с кулаками, не рискуют.

Не прибыли ради, ради людей


Спрашиваю у Владимира Юрьевича, зачем им нужно животноводство, если все так бесперспективно? Занимались бы спокойно прибыльным сегодня растениеводством. Сезон вкалывали, зиму отдыхали. Как многие. Благо, горскинская земля действительно кормит, и прибыль от растениеводства достойная…


«Когда-нибудь, – отвечает, – я расскажу, зачем мне это нужно». И то ли намекая на истинные причины, то ли просто потеряв бдительность, тут же выдает: 137 человек трудится сегодня в ООО «Горскинское» – это больше двадцати процентов от всего трудоспособного населения села. И заняты они, я так понимаю, как раз благодаря тому, что в ООО «Горскиное» не избавляются от заведомо убыточного животноводства.


Особенно радует Владимира Юрьевича то, что основная часть его работников – это молодежь, которая не уехала или, получив образование, вернулась в село.
Возвращаются молодые люди, к слову, не только в ООО «Горскинское», но и на другие предприятия села. Я очень порадовалась за Горскино, когда услышала от бывшего управляющего фермы №2 совхоза «Горскинский» М.П. Ивкина, что один из пяти его внуков вернулся домой после получения высшего образования и работает вместе с родителями в ООО «Нива».


За годы своей работы много сил потратил  Владимир Юрьевич на то, чтобы собрать хороший коллектив, причем собрать именно из жителей села Горскино. Уговаривал молодежь поступать учиться, обещал и оказывал любую поддержку во время учебы с одним условием: чтобы только вернулись домой, работали, берегли село.


Чтобы завлечь и сохранить хороших специалистов, покупал своим работникам дома в селе, целыми автобусами возил на кодирование от пьянства, заключал пари с некоторыми работниками, что будет платить им заработную плату ровно втрое больше той, что платил до этого, если они ни разу не попадутся пьяными.
Из того «автобуса» людей, что он возил на кодирование, сегодня в ООО «Горскинское» не работает почти никто. Из тех, с кем заключал пари о сухом законе на работе, втрое богаче стали единицы. Из тех, кому покупал дома, большая часть все равно уехала из села.


Поэтому сейчас Владимир Юрьевич старается заинтересовать работников ТОЛЬКО заработной платой. Она здесь стабильная и достаточно высокая, но только у тех, кто действительно работает. В качестве примера приводит зарплату своих механизаторов – у одного она 8 тысяч, у другого – 80 тысяч рублей. У некоторых телятниц зарплата достигает 40 тысяч рублей в месяц, правда, для того чтобы получать такие деньги, надо любить свою работу, жить работой – так, как жили люди в советские времена, о которых все мы с такой ностальгией любим вспоминать. «А заставить человека полюбить сельское хозяйство и село нельзя, даже если ты избавишь его от вредных привычек, выучишь, обеспечишь жильем», – делится В.Ю. Ласточкин выводом, к которому пришел опытным путем.


Зато люди, искренне любящие село и землю, напротив – могут многое. Почти все. Вернее, только они почти все и могут.

Все в своих руках


Во время нашей экскурсии по территории ООО «Горскинское» я спросила скотника Е.А. Борисова: верит ли он, что Горскино будет жить? «Все зависит только от нас. Если мы захотим, то обязательно будет», – незатейливо, но очень искренне и точно ответил он.


Прощаясь, Владимир Юрьевич, ставший свидетелем разговора, просил меня написать в моем материале эти слова своего рабочего большими буквами. И мне кажется, что это правильно, ведь пока в самих селянах живет твердая уверенность, что все в селе зависит только от них самих, пока есть в нем хоть маленькая горстка людей, искренне любящих свое село, есть  руководители, не выгоды ради, а по состоянию души работающие на благо родного села, мужики, готовые защищать интересы своей земли даже с оружием в руках, благотворители, свято верящие в то, что маленькому селу когда-нибудь обязательно понадобится огромный храм, простые труженики, способные в голодный год поделиться последней горстью проса, село будет жить. По-другому не бывает.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

383