Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

24.02.2015 07:30 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 8 от 20.02.2015 г.

Вызываю огонь на себя

Автор: Виктория КУДИНОВА

Так говорят про тех, кто ради спасения жизни других людей направляет на себя главный удар. Каждый ли способен на такое? Прошедший Афганистан салаирец Валерий Дмитриевич Курский знает не из книг, что это такое – вызывать огонь на себя.

Жизнь Валерия Дмитриевича, как, наверное, и жизни многих воинов, служивших в горячих точках, разделилась на три части: до Афганистана, Афганистан и после.


До Афганистана – обычный 19-летний мальчишка, наивно написавший в письме матери перед отправкой из Новосибирска: «Радуйся, еду в Фергану яблоки есть». Хотя, наверное, нет, не были они обычными и наивными в нынешнем понимании этого слова. Из 44 человек, набранных предварительно Кемеровским военным комиссариатом, поехать в Фергану должен был только 41. «Кто в ВДВ служить не хочет, выйдите из строя», – предложили им. Не вышел никто. Даже не подумал выйти, потому что не служить в армии, по словам Валерия Дмитриевича, в те времена могли только или больные, или ненормальные – по крайней мере, так считали все его сверстники. Когда из строя никто не вышел, офицер сказал: «Не обессудьте», – и, выдернув наугад из папки три личных дела, отложил в сторону. Уже в Фергане выяснится, что один из парней, оказавшийся в числе тех трех, чьи дела были отложены, втихаря приехал с ребятами до места службы «зайцем», то есть просто купил билет на собственные деньги и приехал. Впоследствии этот парнишка получил орден Красной звезды. Вот с такими ребятами и довелось служить, вернее, воевать бок о бок Валерию Дмитриевичу.


…Фергана поразила их не яблоками, а — немыслимое для 1979 года дело! — зарешеченными окнами первых этажей. Нестабильно, опасно было в республике. Уже из Ферганы их направили в Афганистан – чужую страну с чуждой культурой и обычаями, где абсолютно все было незнакомым и даже враждебным – выжженная каменисто-глинистая земля, усыпанная верблюжьими колючками, постоянный ветер и ишаки, вместо петухов будящие по утрам своими криками.
Полк, в который распределили Валерия Дмитриевича, назывался 345-й гвардейский отдельный парашютно-десантный полк ВДВ СССР – тот самый, в состав которого входила знаменитая теперь 9-я рота. Только служил Валерий Дмитриевич в минометной батарее.


Во время нашего разговора он очень советовал мне почитать книгу «Афган. Начало», написанную их тогдашними командирами. В книге описывается несколько лет жизни их полка: как брали дворец Амина незадолго перед введением войск в Афганистан, как десантировались в эту страну первые батальоны.


Мой герой имеет к этому «началу» самое непосредственное отношение, потому что был в числе первых советских военнослужащих, кто воевал в Афганистане. Перед ними в Афгане был лишь один батальон – тот самый, что вместе с бойцами спецназа брал дворец Амина, но батальон этот был в стране без техники и под видом охраны. Валерий Дмитриевич был в числе тех, кто высадился на территории Афганистана сразу после них и не задолго до официального введения туда советских войск. Когда через десять лет войска из Афганистана выведут, он не единожды услышит разговоры о том, что не нужна была эта война Советскому Союзу, и героизм этих парней, что воевали на чужой территории, тоже никому был не нужен…


Валерий Дмитриевич об этом не рассуждает. По-военному коротко констатирует факт:

«В те годы у входа в Персидский залив стояли две американские группировки, вооруженные от и до, а Афганистаном управлял человек, учившийся в США. То есть, не будь там нас – были бы американцы».

…Минометная батарея, в которой служил Валерий Дмитриевич, по сути своей не должна была быть на передовой. Впереди всегда разведчики, радисты, корректировщики, которые указывают по рации координаты, куда надо прицельно бить, а минометчики уже стреляют – как бы расчищают дорогу для наступления или наоборот — прикрывают огнем отходящих. Но это в обычной войне, каковой война в Афганистане не являлась. Недаром эту войну еще называют войной без сплошной линии фронта. А раз нет линии фронта, то и не всегда ясно, кто впереди, а кто — нет.


На счету Валерия Дмитриевича около тридцати боевых выходов в составе полка. Он вспоминает два случая. Один – в связи с тем, что их батарее чуть было не пришлось стрелять по своим. Дело было так. Десантная рота ушла на задание. Вместе с ней ушел для передачи координат и человек из их батареи – стреляющий офицер, или корректировщик, как его называли.


От него радисты и получили координаты для наведения минометов и приказ: ждать команды зарядить одну мину. Приступили к выполнению. И вдруг… «Отставить!” – заорал пивший чай комбат и тихо добавил, имея в виду ушедших на задание десантников: «Это же их координаты…” А потом уже по связи закричал радистам: «Вы что, с ума сошли? Это же ваши координаты! Решили вызвать огонь на себя?!»

Ушедшие на задание десантники подтвердили просьбу навести на них минометы и ждать команды «огонь»…


Утром, благополучно вернувшись с задания, они рассказали: душманы подошли к ним так близко, что были слышны их разговоры. Командир отдал десантникам приказ примкнуть штыки и приготовить гранаты для обороны. Но наши понимали, что силы в том бою были явно не равны и, ввяжись они в рукопашную, запросто могли попасть в плен. Поэтому выбрали «огонь на себя».


Второй случай произошел уже с самим Валерием Дмитриевичем. Их батарея попала в окружение и, чтобы вырваться из него, они выстроили минометы не в одну линию, как принято, а в «кольцо». Легли и стали отстреливаться. Душманы подошли настолько близко, что заряжать нашим пришлось «нулевые» снаряды, летящие не на несколько километров, как, например, «шестерки», а всего на 250-300 метров. Вот тогда-то Валерий Дмитриевич и понял, что даже афганский ветер воюет не на стороне наших парней, а против – тяжелые снаряды просто сносило в сторону, один из них едва не разнес в клочья попавших в окружение. Но этот «огонь на себя», который они были вынуждены давать, позволил протянуть время до прихода подкрепления и спас им жизни. Минометы у наших парней, кстати, были 1943 года выпуска.


… Демобилизовался Валерий Дмитриевич, спустя 23 месяца после начала службы в Афганистане. За свою службу в горячей точке он имеет нагрудный знак «Воину-интернационалисту» и медаль «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа».


После демобилизации в жизни моего героя началась та самая третья часть – «после Афгана». 26 лет прошло с тех пор, как официально закончилась война Советского Союза в Афганистане, 34 года – как закончилась афганская война для Валерия Курского. Но мало того, что Афганистан по-прежнему, как и у всех, кто с ним когда-то столкнулся, живет в душе Валерия Дмитриевича, каждый день напоминая о потерях и приобретениях, сам Валерий Дмитриевич по-прежнему живет так, что о нем говорят: «Вызывает огонь на себя». В следующем году исполнится 30 лет, как он работает в пожарной охране. Ему не раз приходилось, рискуя собственной жизнью, и в охваченные огнем и дымом дома входить, и людей оттуда на руках выносить. До сих пор Валерий Дмитриевич помнит надышавшуюся дымом перепуганную бабулю, вынесенную им и его товарищами из дома по улице Р. Люксембург, вынесенную им на руках из частного дома полностью обгоревшую молодую женщину… Кого-то из погорельцев ему удалось спасти, кого-то, увы, нет. На пожаре, как и на войне в Афганистане, нет фронта, но есть линия огня и жертвы. И ситуации случаются такие, что спасти жизнь других людей можно, только приняв на себя полыхающий огонь.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

219