Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

02.11.2015 12:34 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 44 от 02.11.2015 г.

Елена Артемова: пристав, наставник, человек

Автор: Виктория КУДИНОВА

22 октября в Кемерове в честь 150-летия создания института судебных приставов России награждали лучших приставов Кузбасса. В числе тех, кому заместитель губернатора Кемеровской области А.В. Иванов вручил медаль «За служение Кузбассу», была судебный пристав-исполнитель межрайонного отдела судебных приставов по Гурьевску, Салаиру и Гурьевскому району Елена Александровна Артемова.

Из учителей – в приставы


Место службы Елены Александровны – на двоих с коллегой маленький кабинет, одну стену которого от пола до потолка занимают полки, заставленные коробками с документами. Из оружия борьбы с нарушителями закона – компьютер, телефон да несколько томов законов и нормативных актов, регулирующих работу приставов. Но главное ее оружие, по словам самой Елены Александровны – это хоть и немного наивное, но очень жгучее желание сделать окружающий мир чуточку справедливее, помочь тем, кому сложнее, чем ей.


В службу судебных приставов она пришла работать 8 лет назад из открытой сменной школы. Не скрывает, что пришла во многом потому, что зарплата пристава в те годы была раза в три выше, чем у нее – учителя, работавшего сразу в нескольких местах. В школе Елена Александровна работала социальным педагогом – занималась с «трудными» детьми и неблагополучными семьями, ходила по домам и пыталась уговорами повлиять на семьи и учеников. Работа пристава в некотором роде оказалась схожей с ее прежней работой. С одной лишь существенной разницей – для влияния на те самые неблагополучные семьи, к примеру, у нее наконец-то появились действенные методы и реальная возможность что-то изменить. А с их появлением исчезло чувство беспомощности, которое она зачастую испытывала, работая в школе. Именно за это и полюбила Елена Александровна свою новую работу, спустя несколько лет после прихода в службу судебных приставов, за это ценит ее и сейчас.

Трудней всего – нейтралитет


Сегодня в обязанности Елены Александровны входит контроль удержаний с доходов должника, розыск должников и их имущества. Именно она проверяет бухгалтерии предприятий на предмет того, как они исполняют решения суда по взысканию с должников их долгов, арестовывает счета, проверяет, не появилось ли у злостных неплательщиков имущество для ареста и реализации.


Сегодня в производстве у нее около 900 дел. И за каждым из них стоят судьбы реальных людей, которым требуется ее помощь, иной раз помощь неотложная, как говорят, на грани жизни и смерти. Елена Александровна рассказывает мне о недавнем звонке одной из взыскательниц. Девушка, рыдая в трубку, спрашивала Елену Александровну: отправила ли она документы в бухгалтерию одного из кемеровских предприятий на взыскание с бывшего мужа алиментов. Все необходимые документы Елена Александровна передала еще в августе, но, по словам звонившей, алиментов она так и не получила. «Она говорила, что ей нечем кормить ребенка и платить по счетам и рыдала так, – вспоминает Елена Александровна, – что у меня просто сердце остановилось. Мне показалось, что если я не помогу ей сию же секунду, она с собой что-нибудь сделает». По закону моя героиня имела право сказать взыскательнице, что она должна прийти к ним и написать заявление о проведении проверки бухгалтерии того предприятия, куда были направлены документы на взыскание алиментов. «Вы успокойтесь, я сейчас все выясню и перезвоню», – сказала тогда вместо этого Елена Александровна. В течение дня она потом еще несколько раз звонила ей под разными предлогами, чтобы убедиться, что у нее все в порядке. До той бухгалтерии она, конечно, тоже дозвонилась и добилась, чтобы потерянные документы были найдены. «Как мне жаль, – возмущается Елена Александровна, – что я не могу лично приехать в такие бухгалтерии других городов и сказать их сотрудникам прямо в глаза: «Почему вы такие безответственные? Кто дал вам право не исполнять решение суда и оставлять ребенка без средств к существованию?! А с другой стороны, – говорит Елена Александровна, – в мою задачу ведь не входит доводить до нервного срыва должников».

Профессионализм пристава, по убеждению Елены Александровны, заключается не в сочувствии людям и проявлении эмоций, а в умении эффективно и оперативно действовать в рамках закона, соблюдать нейтралитет. «На работе я – госслужащий, дома – человек», – словно магическую мантру заучивают главное правило работы приставы, приходящие работать в отдел. Заучивала и Елена Александровна, которой тот самый нейтралитет давался очень тяжело – пожалуй, тяжелее всего из того, чему ей пришлось научиться на новом месте работы. Много раз в начале своей карьеры она не выдерживала и, жалея должников, поступала по-человечески. Всякий раз выходило, что зря.

И снова – в учителя


В службе судебных приставов много лет была большая текучка кадров. Ненормированный рабочий день, зачастую с половины девятого утра до десяти вечера, колоссальный объем работы и огромную ответственность способен выдержать далеко не каждый. Елена Александровна не только выдержала, она еще и нашла время получить второе высшее – юридическое – образование. Говорит, что пошла учиться для того, чтобы найти ответы на многие возникающие у нее в процессе работы вопросы и повысить свой профессионализм. Возвращаться в учителя ей не хотелось. Но пришлось. Причем без отрыва от основной работы. Как-то так вышло, что к ней регулярно стали прикреплять приходящих в службу судебных приставов стажеров. Скольких человек именно она научила работать, теперь точно и не помнит. Да это и не важно, гораздо важнее, что из девяти судебных приставов-исполнителей, работающих сегодня, она стажировала троих.


Несколько лет назад Елена Александровна даже участвовала в областном конкурсе «Лучший наставник», который проводило Управление Федеральной службы судебных приставов по Кемеровской области, и стала лучшим наставником среди 36 отделов области. По этому поводу коллеги долго шутили, что педагогическое образование Елена Александровна получала не зря.


«По-хорошему, – говорит она, – неплохо бы получить еще и третье образование – психологическое, чтобы с одного взгляда на должника или взыскателя понимать, как следует себя вести». Ведь в борьбе за справедливость лишнего оружия у пристава не бывает.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

202