Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

26.10.2015 10:48 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 43 от 26.10.2015 г.

Родом из Малой Салаирки…

Автор: С.Е. Евдокимов

Мы уже не раз публиковали рассказы краеведа Сергея Егоровича Евдокимова
о прошлом Малой Салаирки.
Сегодня он рассказывает о том, на каких устоях держались в селе семьи
в ХVIII-ХIХ веках и какие семьи ведут свою историю с того далекого времени.

Большой разницы в условиях жизни крестьян деревни Салаирской (Малой Салаирки – авт.), как и окрестных сел, в ХVIII-ХIХ веках не было, только количество деревень в округе постепенно увеличивалось, как увеличивалось и население.


Достаток в семье сибирского крестьянина определялся прежде всего умением трудиться на земле всей крестьянской семьи. Поэтому наравне с трудом как главной ценностью сибиряков успехи в хозяйственном освоении новых земель связаны с процессом формирования полноценной, полнокровной семьи. Одним неразделенным хозяйством старались жить несколько поколений одной семьи: деды-прадеды, отцы-матери, разного возраста дети-внуки и даже правнуки. В крестьянских семьях принято было иметь много детей.

В Сибири бытовала такая народная мудрость: «Один сын – не сын, два сына – полсына, три сына – вот сын». Как бы трудно не жилось, женщины рожали до 10 детей, чтобы их старость была спокойной.

Причем взрослые дети жили или поблизости в этом же селе, отделившись от отцовского дома, или в доме своих родителей, поэтому дома старались делать большими.


Были даже семьи-гиганты, насчитывающие 20-30 душ. Это предопределялось многоземельем тех мест, где оседали русские, и высокой обеспеченностью сибирскими природными богатствами для хозяйственной деятельности (лесом, сенокосами, пастбищами, рыболовными и охотничьими угодьями). По степени материальной обеспеченности крестьянство Сибири делилось на «самых богатых», «достаточных» и «посредственных». Как свидетельствуют историки, «совершенно неимущих», то есть бедняков, среди старожильческого населения земли Кузнецкой почти не было. Многие семьи имели еще и «захребетников», то есть работников из числа тех, кто «скитался промеж двор» по разным причинам: например, погорельцы, или в связи с несчастными случаями, повлекшими увечья или даже смерть мужчин, приведших семьи в трудное экономическое положение. Позже таких крестьян стали называть батраками.


Как пример того, какими были семьи, можно привести истории двух семей Синкиных, проживавших в нашем селе Салаирском в XIX веке.


По воспоминаниям уроженца села Малая Салаирка Юрия Николаевича Курского, проживающего сейчас в Гурьевске, его прадед Синкин Яков вместе с братьями Петром и Иваном и Буймовым Иваном жили в деревне Салаирской и держали мукомольную мельницу-мутовку на речке Черневой Бачат, которая входила в черту земель их деревни в 20-е годы XIX века (это подтверждает и исторический документ 1821 года). Его дед Синкин Дмитрий Яковлевич родился в 1853 году и прожил 106 лет, умер в 1959 году и похоронен на кладбище в Гурьевске. Так вот, за свою долгую жизнь он трижды женился (жены умирали), в семье его родилось 22 ребенка. Последней в 1911 году родилась мать Юрия Николаевича Прасковья Дмитриевна, когда ее отцу было уже 58 лет. И все дети жили в одной семье.

Конечно, эта семья была одной из самых богатых в селе. Жили в большом двухэтажном деревянном доме, имели большую усадьбу, весь сельскохозяйственный инвентарь, был у них самый большой в селе амбар для складирования зерна и других сельхозпродуктов. Интересна судьба Дмитрия Яковлевича. Когда начались в нашей местности революционные события, гражданская война и коллективизация, в их большой семье были и сторонники новой советской власти, даже командиры Красной Армии, и противники, так как стало ясно, что нажитое долгими годами своего труда добро новая власть могла отобрать, экспроприировать в пользу бедных при образовании колхоза, как тогда говорили, а семью сослать на север Томской губернии, в Нарымский край, как считали тогда, на погибель, и многие сосланные оттуда уже не возвращались. Дмитрию Яковлевичу в те годы было уже более 70 лет. И он принимает мудрое решение, чтобы сохранить жизни — свою и всех своих детей. Отдает сам по доброй воле в колхоз все, что было нажито: дом, амбар, зерно, сельхозинвентарь, одежду. А сам с остатками своей семьи, кто еще жил с ним, переезжает жить в рабочий поселок Гурьевск и живет там еще почти 30 лет.


В середине XIX века в центре села жил и Синкин Иван Васильевич. У него было 5 сыновей и дочь. И все жили в одном большом, опять же двухэтажном деревянном доме. Как вспоминает его внук Василий Исаакович Нестеров, каждый из сыновей занимался своим делом: Ефим торговал, Александр был искусным кузнецом, Павел занимался гончарным трудом, Андрей хорошо выделывал кожи на продажу, Николай был землепашцем, растил и убирал для всей семьи хлеб. Конечно, в такой семье был достаток во всем, все жили своим трудом на благо всей семьи. Единственная дочь Анисья, мать Василия Исаковича, была богатой невестой. Ее отец Иван Васильевич так и говорил: жених твой будет снимать калоши при входе в наш дом. Тут надо пояснить, кого прочил в мужья своей единственной дочери богатый отец. В то время калоши поверх дорогих хромовых сапог носили люди дворянского происхождения, офицеры высоких чинов и происхождения.


В годы гражданской войны в их доме останавливались офицеры и Красной Армии, и Белой Гвардии, так уж получалось, потому что и те, и другие командиры останавливались в лучших домах, где могли и отдохнуть, и поесть, и провести работу с населением. Это было удобно еще и потому, что хозяин дома не вмешивался в политику: одни считали его своим, потому что он был великий труженик, другие считали эксплуататором, потому что он был богат. Но незавидна оказалась судьба этого человека. В 1920 году, уже при советской власти, его арестовали и посадили в Кузнецкую тюрьму за сотрудничество с белогвардейцами и как кулака. Там он ослеп и уже слепым был выпущен, а все большое крестьянское хозяйство его было разорено. Подобная судьба была уготована многим зажиточным крестьянским семьям не только в Малой Салаирке, но и по всей Сибири. А дочь его Анисья так и не стала знатной и богатой, вышла замуж за Исака Артемьевича Нестерова, председателя сельсовета, Но она, по воспоминаниям сына Василия Исаковича, была великой труженицей, как и ее пятеро братьев, всю жизнь проработала в колхозе, была передовиком. А трудолюбие свое она передала сыну Василию Исаковичу Нестерову, которого сейчас знает весь Кузбасс как легендарного бригадира экскаватора на Бачатском разрезе, кавалера многих высоких шахтерских и государственных наград, Почетного гражданина города Белово и всей Кемеровской области.

Становление его как человека, труженика также прошло в селе Малая Салаирка, где он учился, начал работать и прожил 25 лет (до 1953 года).


И еще об одной большой семье старожилов Малой Салаирки следует рассказать. Это Буймовы. На сегодня уже отошедший в мир иной Буймов Александр Иванович и его дочь Галина составили семейное древо династии Буймовых, проживавших в селе Малая Салаирка на протяжении более полутора последних веков, в шести-семи поколениях. Это прямые наследники Ивана Буймова, который еще в 1821 году был одним из владельцев мельницы-мутовки на реке Черневой Бачат.
Предположительно, где-то в начале XIX века большие семьи Синкиных и Буймовых породнились, По крайней мере, сегодняшние Синкины и Буймовы в селе считают себя родственниками. Когда я изучал этот материал, то столкнулся с тем, что в Малой Салаирке, в ближайших селах, поселках и городах живет и сегодня столько родственников этих больших семей как под своими, так и под другими фамилиями, ведь девочки в этих семьях вырастали, выходили замуж, получали фамилии мужей, что просто диву даешься!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

433