Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

25.08.2014 15:49 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 34 от 25.08.2014 г.

Неблагополучные

Автор: Виктория КУДИНОВА

В этом номере мы начинаем публикацию цикла материалов нашего корреспондента Виктории Кудиновой «Неблагополучные», в которых автор пытается найти ответы на вопросы, связанные с проблемами семей, находящихся в социально опасном жизненном положении, а также детей из таких семей и детей-сирот.

Семьи новые, проблемы старые


Третий час подряд колесим по «неблагополучным» семьям района, вернее, по семьям, находящимся в социально опасном жизненном положении, как их принято сейчас называть.
В рейде ответственный секретарь Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав (КДН) Наталья Ивановна Мироновская, старший инспектор по работе с семьями, находящимся в социально опасном жизненном положении, Управления образования Елена Викторовна Авдошкина, инспектор Отдела участковых уполномоченных полиции отделения по делам несовершеннолетних Наталья Владимировна Абросимова и начальник отдела опеки Управления образования Дмитрий Вадимович Пятак.


Картина в домах, за редким исключением, на мой взгляд, схожая – мрачно, грязно, неуютно. Более опытные в таких делах члены комиссии, наоборот, удивлены, что сегодня почти у всех наведен порядок. Действуем по стандартной схеме – осматриваем на предмет чистоты жилье, проверяем наличие постельного белья и приготовленной пищи, расспрашиваем о житье-бытье ребятню. В зависимости от состояния всего вышеназванного ругаем или хвалим взрослых. Опытные «неблагополучные» тоже зачастую действуют стандартно – достают из шкафов «джентльменский набор» – так члены комиссии в шутку называют неприкосновенный набор, состоящий из бутылки подсолнечного масла и какой-нибудь крупы или лапши, и уверяют нас, что их дети просто обожают гречку или лапшу с маслом. А ничего приготовленного нет исключительно потому, что они только что позавтракали и все доели.
Н.И. Мироновская в связи с этим вспоминает, что стояла в свое время на учете одна мамаша, которая на случай прихода комиссии держала еще и выстиранный и отглаженный комплект постельного белья. Каждый раз, когда ее упрекали в том, что на кроватях нет простыней, она распахивала шифоньер и, указывая на сиротливую стопочку постельного, заверяла: «Только что постирала, погладила, застелить кровати не успела».


…После посещения одной из семей в деревне Понтряжка в нашей «Газели» между Д.В. Пятаком и Н.И. Мироновской возникает спор. Толчок ему дала конкретная ситуация: стоящая на учете в КДН мамаша ушла в запой, предварительно, правда, отвезла своего малолетнего ребенка «погостить» к бабушке в деревню. Закрыв глаза, можно было сказать, что в доме, где находился ребенок, все было в порядке: имелся «джентльменский» набор, трезвая бабушка утверждала, что ребенок позавтракал.  


Однако, сев в автобус, Наталья Ивановна запереживала, что ребенка, наверное, все же следовало забрать в приют, раз мама не желает заниматься его воспитанием!


Д.В. Пятак занял в споре другую позицию: нет оснований забирать, так как в данный момент в семье, где он находится, все в порядке! А что касается пьющей мамаши, так она сама оградила своего отпрыска от себя!   


Несмотря на то, что спор между сотрудниками разных ведомств возник после посещения конкретной семьи, я поняла, что по своей сути он достаточно давний, и сводится к проблеме не столько юридической (формальный повод, чтобы забрать детей из неблагополучной семьи в приют, найти можно), сколько к моральной: где детям лучше – в плохой семье или хорошем казенном учреждении?

Помочь или не навредить


Дмитрий Вадимович, отстаивая в споре свою точку зрения, приводит пример из практики: был у них на учете папа, который в одиночку воспитывал трех дочерей. Да, когда бы к нему ни приезжали, он всегда был или с похмелья или подшофе, НО (Дмитрий Вадимович делает на этом слове ударение) у него всегда было приготовлено покушать первое, второе и третье, девочки – чистенькие, уроки – сделаны. И все понимали, что, несмотря на пристрастие отца к выпивке, в этом доме девочкам будет лучше, нежели в самом золотом детском доме.
Подтверждением слов Дмитрия Вадимовича, что не каждый пьяный – плохой родитель, а не каждый трезвый – хороший, стала следующая семья, которую мы посетили.   Единственным достоинством хозяйки дома, мамы троих детей, было то, что она трезвая. Сама – в грязном халате, где дети – неизвестно, дома – такой бардак, что ноги можно переломать: вещи раскиданы, окно затянуто полиэтиленом, на кухне вместо еды какие-то огрызки и гора грязной посуды, на крыльце – тазик с заплесневевшими очистками… В дополнение к грязи внешней за те несколько минут, что мы были в этом доме, женщина выплеснула на нас столько оскорблений и грязи словесной, что после выхода оттуда мне нестерпимо захотелось умыться…  Суть претензий дамы сводилась к тому, что чиновники только и делают, что ходят и угрожают забрать детей, а ничем конкретным ей не помогают. Не знаю, какой конкретно помощи ей хотелось от нас. Может, стоило совместными усилиями выполоть ее заросший огород? Да и не было еще случая, чтобы члены комиссии отправлялись в рейд без баулов с вещами для своих подопечных. В этот раз вещи были от работников прокуратуры. Про материнский капитал, на который приобрели дома многие посещенные нами в этот день семьи, в том числе и она сама, эта женщина явно забыла.


Но вернемся к спору. Наталья Ивановна  Мироновская, отработавшая 18 лет в подразделении по делам несовершеннолетних и не раз видевшая, к какой беде может привести алкоголь и воспитание детей в неблагополучных семьях, рассуждает несколько с другой позиции. Ее мнение: по возможности детей нужно ограждать от пьющих родителей, пусть ненадолго, на время запоя, но – ограждать.


Естественно, никто не хватает из семьи ребенка с бухты-барахты и не передает в приют, но каждый раз во время рейда и перед Натальей Ивановной, и перед другими членами комиссии стоит дилемма, чисто человеческий выбор – что лучше сделать в данной ситуации, чтобы, если не помочь, то хотя бы не навредить детям?

Кому это выгодно?


С одной стороны, и Д.В. Пятак и Н.И. Мироновская — представители государства, а значит, должны полностью поддерживать политику государства в данном вопросе.


Позиция же государства здесь однозначная — дети должны воспитываться в семьях — родных или приемных. Причем не только потому, что в семье ребенку лучше, нежели в детском доме, но и потому, что государству так выгоднее. Месячное содержание одного ребенка в Гурьевском детском доме в среднем обходится областному бюджету в 33 тысячи рублей. На содержание одного ребенка в приемной семье государство тратит в среднем 10 тысяч рублей в месяц.


С другой стороны, не становятся ли дети заложниками этой выгоды? Всегда ли им действительно лучше в семье, нежели в госучреждении?!


Во время рейда мы посетили не только неблагополучные родные семьи, но и несколько приемных семей. В каждой из них по 8-10, а то и более детей, но вот условия, конечно, для детей в них созданы не в пример тем семьям, которые мы посетили ранее: добротные большие дома, чистота, близкая к идеальной, в огороде – порядок, дома утопают в цветах. Дети в голос твердят, что всем довольны, при вопросах о родных родителях торопливо стараются перевести разговор на другую тему или стыдливо ограничиваются ответом, что ничего о них не слышали.


Уже уходя из одного из таких домов, я в недоумении тихонько уточнила у Натальи Ивановны, а зачем мы, собственно, сюда заезжали, коль уж у нас рейд по неблагополучным семьям? «Были проблемки», – не вдаваясь в подробности, ответила она. Позже я выяснила, что «проблемки» были связаны с тем, что приемные дети оказались не приучены к элементарным вещам: не умели заправить за собой кровать, помыть посуду. Получилось так, что маме пришлось ненадолго уехать. В это время случайно нагрянули проверяющие. Дома был такой бардак, что детей забрали и поместили в приют. До наведения порядка. Чтобы ребятишки быстрее вернулись домой, порядок, не дожидаясь приезда хозяйки дома, навели дети из другой приемной семьи. А с ребятишками из этой семьи поработали специалисты приюта. Судя по тому, что во время нашего визита дома у них царил идеальный порядок, специалисты в нашем приюте работают высококлассные.   

Другой сорт


Сев в автобус, мы снова затеяли риторический спор: что заставляет брать в семьи по 10, а то и 20 детей – любовь к детям или банальная выгода?


Воспользовавшись случаем, я сразу же высказала свою позицию: если воспитание чужих детей кажется некоторым людям таким легким хлебом, то почему же они сами не возьмут их в свою семью да не обогатятся? Вот я не готова ни за какие деньги взять 10 чужих детей!
Чтобы пояснить мне, откуда берутся все эти разговоры, Дмитрий Вадимович пошел на маленькую провокацию и уточнил: поменяю ли я свою позицию, если речь пойдет о ежемесячном доходе в 100 тысяч рублей?


Для себя я, конечно, ответила сразу, что даже за такие деньги не готова воспитывать десятерых чужих детей. Но тут же поймала себя на мысли, что наверняка найдутся те, кто готов.


Несмотря на то, что в споре я встала на защиту многодетных приемных семей, все оставшееся время в рейде меня не покидала мысль, что в чем-то, вероятно, правы те, кто упрекает опекунов в меркантильности, все-таки есть что-то неправильное, царапающее слух в заверениях приемных родителей, что они могут полноценно воспитать 20 чужих детей. Причем не простых детей, а детей, которым требуется в сотни раз больше родительской любви, заботы и внимания, нежели обычным детям. Но вот что именно неправильно? Ответ неожиданно нашелся сам. В одном из огородов мы увидели буйно разросшиеся помидоры. «А почему помидоры не пасынкуете?» – поинтересовался кто-то из женщин у хозяйки. «А зачем их пасынковать?» – тут же удивился, видимо, далекий от дел огородных Дмитрий Вадимович. «Чтобы урожай был хорошим», – не задумываясь, хором ответили мы ему.


Наверное, то же самое и в семье – провела я про себя, возможно, кощунственную параллель: чтобы дети могли расти и развиваться полноценно, чтобы не чувствовали себя в чем-то ущемленными, их не должно быть слишком много.


Не успела я порадоваться неожиданно найденному решению, как хозяйка помидоров своим ответом разбила все мои параллели вдребезги: «А это такой сорт помидоров, он не требует пасынкования». А что, если и среди людей действительно есть люди другого сорта, способные вырастить 10, а то и 20 чужих ребятишек и каждому из них в полной мере подарить любовь, внимание, ласку, полноценную семью?  


Узнать об этом я решила у людей, не один год отдавших воспитанию чужих детей — вдруг это поможет мне ответить на главный вопрос, который родился у меня во время рейда: право ли государство, старающееся всеми силами устроить детей в семьи?

О том, как я побывала в Урском приюте и Гурьевском детском доме, читайте в следующих номерах нашей газеты.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

1117