Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

14.03.2014 11:13 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 11 от 14.03.2014 г.

То ли лося застрелили, то ли он сам застрелился...

Автор: Татьяна КОПЫТОВА
4 марта руководитель департамента по охране объектов животного мира Кемеровской области В.Г. Степанов встречался с гурьевскими охотниками, написавшими коллективную жалобу на госинспектора В.Ю. Логунова губернатору и председателю облсовета.

Стенка на стенку


В жалобе говорится, что В.Ю. Логунов превратил охотничьи угодья в личное подсобное хозяйство, где построил заимку и круглый год занимается заготовкой мяса без лицензий и путевок. 16 февраля Логунов, как говорится в жалобе, «со своими приближенными», которым он выдал удостоверения общественных инспекторов, застрелили лося и разделали на заимке. Этот факт, по словам авторов письма, был зафиксирован С.И. Матвеевым, который и обратился в полицию. Под обращением – 67 подписей.
В зале на 130 мест, где проходила встреча, добрые три четверти их были заняты. И, судя по настрою зала, даже те, чьих подписей не было под этой жалобой, готовы были ее подписать.


Практически одновременно с жалобой в названные инстанции поступило еще одно обращение от охотников Гурьевского района, уже других – в защиту Логунова. Под ним – 100 подписей. «Требователен и строг, неподкупен и честен» – это характеристика Логунова из обращения, далее там высказывается предположение, что именно такая позиция Логунова вызывает негативную реакцию со стороны нарушителей, вот они и пишут жалобы.
Перед В.Г. Степановым стояла непростая задача: разобраться, какое из писем больше соответствует действительности, ответить на вопросы недовольных охотников. Он прямо сказал: всегда есть люди, довольные инспектором, и есть недовольные, и это нормально. Но на В.Ю. Логунова заведено уголовное дело по ст. 258 «Незаконная охота», и собравшиеся требовали увольнения инспектора. В.Г. Степанов ответил однозначно: если суд установит вину В.Ю. Логунова, он его уволит, если он уволит его сейчас просто по жалобе, то в случае оправдания судом Логунов может по закону восстановиться на работе. Нет решения суда – нет вины, нет повода увольнять человека с работы.
Но, как почти хором утверждали собравшиеся, история с лосем – это просто последняя капля.

Охота на охотников


Со слов выступающих, когда они оказывались в лесу один на один с инспектором, он творил все, что ему заблагорассудится. Например, проводил не досмотр машины (по закону – не трогая ни одного предмета, не нарушая целостность вещей), а обыск, когда даже гаечные ключи отлетали на десять метров. Так, С.В. Тарасенко утверждал, что, обнаружив у него в машине разобранное и зачехленное, как и положено, ружье, Логунов собрал его, зарядил, положил в багажник и дал команду сфотографировать, чтобы составить протокол. Особенно много возмущений вызывали общественные инспекторы, которые ездят с В.Ю. Логуновым в рейды. По словам охотников, они подъезжали с ружьями наперевес. И сам Логунов – не с пистолетом, который ему выдан на случай нештатных ситуаций, а с карабином. При таком раскладе, когда шестеро против одного, плюс ко всему, эти шестеро – «уважаемые люди», любой протокол можно написать и подписать – об этом собравшиеся говорили многократно. Говорили и о том, что за незначительное нарушение Логуновым всегда выписывался максимальный штраф.

Терпеть –
потом кипеть?


В.Г. Степанов, первоначально настроенный скептически (в жалобе высказывалось предположение, что департамент покрывает Логунова), к концу встречи, выслушав всех, заверил охотников: буду работать с Логуновым – либо он будет выполнять свои функции, как положено, либо уйдет, даже если суд его оправдает. Но тут же он высказал серьезные и совершенно обоснованные претензии к обществу охотников: если всё рассказанное ими соответствует действительности, то почему они до сих пор молчали? Ведь Логунов не в два дня таким стал. А охотники терпели. Почему раньше не обращались в департамент? Там есть оперативный отряд, который контролирует работу инспекторов. Но инспекторов по области – 24, а в оперотряде всего 3 человека. Понятно, что отряд работает только по сигналам. В ходе разговора выяснилось, что не все охотники правильно понимают законы, что работа отделения общества охотников и рыболовов вызывает массу нареканий и т.д. Как не поддержать здесь В.Г. Степанова: наши люди, создав общественную организацию (а в данном случае она – не на бумаге, она действительно нужна людям), не знают своих прав и обязанностей, считают даже, что правление… назначается! Было бы правление сильным, справедливо выбранным, сегодняшние овраги были бы поглаже. А так – ситуация дошла до точки кипения.

Чего хотят охотники?


Есть среди присутствовавших в зале охотников и несправедливо обиженные, есть «обиженные» и по заслугам – В.Г. Степанов четко проговорил им положения законов. Но собравшиеся в зале охотники не столько стремились своим обращением к В.Г. Степанову наказать Логунова, сколько просто просили навести порядок. Знаковым стало выступление С.И. Шильникова. Он вспомнил украинский майдан: там ведь тоже вся заваруха началась из-за того, что одни делали то, чего нельзя было другим. И ситуацию в Гурьевском районе он назвал аналогичной, взрывоопасной – кому-то можно всё, а кого-то наказывают по полной программе за любую провинность. Он призвал уважать честь и достоинство людей, сидящих в зале, которые, по его словам, готовы сегодня идти свидетелями для доказательства «переборов» Логунова. «Нам все равно, кто будет исполнять обязанности инспектора, лишь бы они исполнялись по закону», – таким было общее мнение собрания.

«То ли он украл,
то ли у него украли…»
Город у нас маленький, всё всем известно становится сразу. И ситуация с В.Ю. Логуновым не стала исключением – о ней, в разных интерпретациях, тоже знают очень многие. Совершенно прав В.Г. Степанов, говоря, что, пока суд не признал человека виновным, он не виноват. Но слишком много было высказано в адрес В.Ю. Логунова претензий, затрагивающих мораль, человеческие качества. Когда многие люди говорят о многочисленных нарушениях – это серьезно.


Жизнь расставит все точки, скажет свое решение следствие и суд. Но помните у классика – то ли он украл, то ли у него украли, но была там какая-то неприятная история. У каждого, конечно, свои представления о чести, но, на мой взгляд, на госслужбе с «неприятными историями» лучше не служить, даже если суд оправдает.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

236