Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

20.08.2012 13:50 Понедельник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 33 от 17.08.2012 г.

По медальону нашлись родные солдата

Автор: Ольга Кузнецова
Стенгазета, в которой размещены фотография Павла Семёновича Максимова, фото его родных, копия похоронки, изображение мемориальной плиты братской могилы в селе Залучье Новгородской области. Эту стенгазету Мария Павловна использует в своей работе в НООО «Эхо».
13 июля в «Знамёнке» была опубликована информация военкомата о том, что разыскиваются родные нашего земляка, ветерана Великой Отечественной войны Павла Семёновича Максимова, останки которого и смертный медальон были обнаружены в ходе поисковых работ в районе деревни Шумилкино Старорусского района Новгородской области. Не первый раз военкомат публикует такие сообщения, но находились родные солдат или нет, нам неизвестно. А в этот раз в редакцию позвонила Екатерина Семёновна Васильева – родная сестра солдата, чьи останки и медальон обнаружили поисковики.

Она рассказала, что в годы Великой Отечественной войны по адресу, указанному на медальоне, проживали жена солдата Матрёна Яковлевна и двое его детей – Гена и Маруся, что сейчас Геннадия Павловича уже нет в живых, а вот дочь Мария Павловна Кодинцева жива и после такой новости непременно приедет из Новосибирска в Гурьевск, на свою малую родину.
10 августа состоялась встреча родных Павла Семёновича Максимова, на которую они пригласили и «Знамёнку».
– Сколько себя помню, эта боль, что папа погиб на войне, всю жизнь живёт со мной, – делится своей печалью Мария Павловна и показывает стенгазету, на которой размещены фотография Павла Семёновича и его родных, копия похоронки и одного из писем с фронта, а также подаёт мне Благодарственное письмо за активную работу в Новосибирской областной общественной организации детей погибших участников Великой Отечественной войны «ЭХО». – Мне 78 лет, а я держу связь с такими же детьми войны, как я сама, рассказываю о тех страшных военных годах на встречах со школьниками, занимаюсь общественной работой по воспитанию патриотизма у детей.
Мария Павловна достаёт потёртые листки и подаёт мне. Один из них время сделало настолько хрупким, что кажется, он вот-вот рассыплется в руках. Многие строчки уже не видны, но две отчётливо читаются: «У меня сейчас одна дума – только бы вернуться с победой, и чтобы жизнь наша началась по-старому», — пишет солдат домой своим родным. Чутко называет каждого по имени, а детей ласково и нежно зовёт «мои любимые голубки Гена и Маруся». А несколько месяцев спустя он погиб в боях, которые проходили на границе Ленинградской и Новгородской областей.
Рассказывая о своём любимом папе и брате, Мария Павловна и Екатерина Семёновна словно заново переживали невзгоды военного времени, выпавшие на их долю, украдкой утирали слёзы и неловко извинялись. Извинялись, словно стыдно им было за свою слабость перед тем, кто, не дрогнув, отдал свою жизнь за них и тем самым оставил завет быть сильными, не плакать, а, сжав волю в кулак, жить, работать, растить своих детей, заботиться о семьях, не унывать, строить мир и светлое будущее для близких.
– Тот день, когда пришла похоронка, – рассказывает Мария Павловна, – я помню до сих пор. Я была уже большая, восемь лет мне было. До этого отец письма писал часто, мы получали их каждую неделю. Но потом они стали приходить всё реже и реже. Мы знали, что идут тяжёлые бои. Ждали с нетерпением, когда же они закончатся, когда же отец снова пришлёт нам весточку о себе, напишет, как любит, как хочет вернуться. Может, даже пришлёт посылку. Ведь он не забывал о нас заботиться, присылал обувь, одежду, деньги, а в письмах писал, чтобы мама деньги тратила на молоко для детей. И однажды я увидела идущую к нашей калитке почтальонку, поняла, что письмо с фронта, и стала отплясывать возле мамы, радоваться…
Мария Павловна смахнула невольную слезу. До сих пор тот момент камнем лежит у неё на сердце.
– Шла война, – продолжала она, – мы жили пусть и тесно, но дружно. Никогда друг дружку не упрекнули. Наш дом был – комната и кухня, в котором жили дедушка, бабушка, мои тётя Катя (Екатерина Семёновна), дядя Вася и мы – мама, я и брат. Помню, дедушка срубил большой стол и лавку со спинкой, поставил вдоль стены. Так мы жили, пока для нашей семьи дедушка не построил мазанку. Мы её звали хаткой, мама была украинкой, и у неё на родине так назывались такие дома. Печка, которую мама сложила сама, делила хатку на две части – комнату и кухню. Пережили мы военные годы. Я уехала поступать в техникум в Новосибирск, да там и осталась.
Мама больше замуж не вышла. Два раза она ездила на братскую могилу к отцу, привозила с неё землицы, а мне ни разу не удалось вырваться. Но теперь я обязательно съезжу. Мы уже и запрос сделали, как туда лучше добраться...
Для родных солдата очень больно, что останки Павла Семёновича столько лет оставались незахороненными. Сердце терзает мысль, что тело их отца и брата 70 лет лежало под землёй, которая, быть может, накрыла погибшего после мощного взрыва. Как это было, Мария Павловна постарается выяснить уже во время поездки.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

98