16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

Главная / Статьи / Жизненная история купца Ермолаева: от легенды до достоверности
14.07.2017 09:11
  • 101
  • 2

Жизненная история купца Ермолаева: от легенды до достоверности

В этом году исполняется 150 лет со дня рождения бывшего владельца здания Гурьевского музея купца Ермолаева.

Легенды старого дома


Здание Гурьевского музея – уникальное. Оно занесено в областной реестр объектов культурного наследия, и как все старинные здания покрыто чарующим налетом таинственности, овеяно множеством городских мифов и легенд. Еще более загадочной является для нас личность его бывшего владельца – купца Ермолаева. Директор музея И.А. Богачева, которая со своими коллегами вот уже десять лет вплотную изучает биографию этого человека, говорит, что Ермолаев – это личность в истории Гурьевска на сколько легендарная, на столько и неизученная. А ведь и правда, большинству горожан известен факт, что здание музея принадлежало когда-то купцу Ермолаеву. А вот имя его уже мало кому в городе известно доподлинно, не говоря уже о подробностях его жизни. И это как минимум несправедливо по отношению к человеку, оставившему нам в наследство потрясающей красоты памятник архитектуры – решила возглавившая музей в 2007 году И.А. Богачева.


Когда они с коллегами взялись за это трудное дело – восстановить биографию Ермолаева, легенд, связанных с его историей, было множество. Так, к примеру, старожилы утверждали, что купец Ермолаев был добрым и великодушным человеком, «европейски образованным». Поговаривали, что у Ермолаева было две дочери. Другие легенды рассказывали о сорокамиллионном состоянии купца, о кладах Ермолаева, зарытых в подземных ходах, соединяющих ермолаевскую лавку с Гурьевским металлургическим заводом. Шептались даже о том, что в марте 1917 года Ермолаев с семьей был убит и спрятан в подвалах собственного магазина — то бишь, в сегодняшних музейных подвалах.


С ходу разобраться, где правда, а где вымысел, было трудно. Достоверно же было известно лишь одно: при получении известия о перевороте, произошедшем 27 февраля 1917 года, Ермолаев был в Гурьевске. А 1 марта, когда гурьевские рабочие проводили митинг, ермолаевский магазин уже оставался без хозяина. Но что это значит? Конец истории или только ее начало?

Первая удача


Долгое время все, что было у сотрудников музея – это несколько строчек воспоминаний старых рабочих, бережно записанных создателем музея Ф.И. Александровым. Не было ни фотографий, ни года рождения купца, ни даже правильного написания его имени – Нарцис, Наркиз, Наркис, Наркоз…
Информацию собирали по крупицам – из книг, старых газет, интернет-ресурсов, сохранившихся в музее воспоминаний гурьян, анализа добытой информации.
Об отце Наркиза Павловича сотрудникам музея стало известно, что он занимался торговлей в Гурьевске. Еще в 1887 году Павел Тимофеевич Ермолаев писал начальнику Алтайского округа: «Я имею торговлю в разных местах Алтайского округа и намерен основать в Томске торговлю исключительно для сбыта роизведений завода». Предприимчивый торговец просил дозволения «приобретать железо и изделия Гурьевского завода в количестве не менее 20 тысяч пудов по цене 15 копеек с пуда дешевле против цен таксы, составленной заводоуправлением».

К слову, это была треть от всей производимой в те годы заводом продукции! В Гурьевске у П.Т. Ермолаева имелись ещё мельница и конный завод.
Что касается Наркиза Павловича, который, по мнению сотрудников музея, и построил здание, где сейчас располагается музей, то будучи студентом Петербургского политехнического института, куда папенька отправил его для получения образования после окончания Томского училища, он успел побывать в революционерах-народниках, с которыми познакомился еще в Томске.


За связь с революционерами был отчислен со второго курса института и выслан в Томск. В 1889 году четыре месяца провел в Томском тюремном замке, а после освобождения выбыл в поселок Гурьевский завод (так назывался Гурьевск). А в марте 1891 года был снова арестован по делу о так называемом забайкальском революционном кружке. С марта по декабрь 1891 года содержался под стражей в г. Томске. В последующие годы, оставаясь под негласным надзором полиции, жил в селе Гурьевском «при отце» и занимался сельским хозяйством и торговлей. В 1903 году негласный надзор с него был снят.


Но вот что было дальше? Имелись неподтвержденные сведения, что к 1917 году, когда Ермолаев-младший, якобы, был убит, купец в Гурьевске уже не жил, а проживал с семьей в г. Томске. В Гурьевске же бывал наездами по делам торговым. Сотрудники музея сделали запросы на информацию, связанную с Ермолаевым, в Кемеровский, Барнаульский и Томский архивы. Но отовсюду пришел отрицательный ответ. Решили, что нужно собирать средства на командировку и ехать в архивы самим. Пока собирались, на одном из сайтов жертв политического террора удалось отыскать данные, приоткрывшие завесу тайны Ермолаева. В «Списках жертв политического террора в СССР» И.А. Богачева наткнулась на имя Ермолаева Наркиза Павловича 1867 года рождения, проживавшего в г. Томске и арестованного в 1920 году. Он был приговорен к трем годам принудительных работ и освобожден по первомайской амнистии. На сайте была ссылка на источник – Книгу памяти Томской области. Книгу сотрудники нашего музея нашли. В ней оказалось чуть больше информации. В частности, что Ермолаев жил в Томске на улице Кривая, дом, 5. Так стал достоверно известен год рождения Ермолаева, и был развенчан миф, что в 1917 году купец был убит.


Неожиданный поворот


«И уже совершенно случайно, — рассказывает Ирина Анатольевна, — нам попалась информация о некоем Владимире Нарциссовиче Ермолаеве, 1905 года рождения, родившемся в селе Гурьевском Томской губернии, преподавателе Орловского пединститута, расстрелянном в 1937 году. Таких совпадений, конечно, не бывает, и нам стало ясно, что этот человек — сын нашего Н.П. Ермолаева». Но как сын, если все известные сотрудникам музея легенды говорили только о дочерях?
Тут сотрудникам музея здорово помог батюшка из Урска — Андрей Марченко, у которого в Орле есть знакомые. В результате они получили ссылку на фотографию педагогического состава института. Позже, получив подлинные фотографии купца Ермолаева, они сличат их с той самой фотографией, и во внешности одного из сотрудников увидят явные черты купца Ермолаева. Значит, все-таки сын.
Но до этого была еще одна удача – в музей позвонил молодой человек, представился правнуком Наркиза Павловича. У него была информация о жизни Ермолаева после амнистии 1921 года, которая так интересовала наших краеведов. Его же, напротив, интересовал гурьевский период жизни его предков – прадеда и прапрадеда.


Правнук Ермолаева передал сотрудникам музея копии фотографий семьи Ермолаевых и сведения о жизни Н.П. Ермолаева после 1921 года. В частности, гурьяне узнали, что после амнистии Н.П. Ермолаев переехал в Среднюю Азию, где скончался в начале 1940-х годов, дожив до глубокой старости.


Н.П. Ермолаев был женат дважды. Первая жена, вероятно, умерла, а вторая – Анна Михайловна, была 1886 года рождения — на двадцать лет младше Наркиза Павловича. От второго брака у Ермолаева было трое сыновей – Михаил (1910 год рождения), Павел (1913 год) и Борис (год рождения неизвестен). О детях Н.П. Ермолаева от первого брака – дочери Лидии и сыне Владимире — правнук почти ничего не слышал. Сказал лишь, что Лидия предположительно в 30-е годы работала в Китае, в посольстве. О Владимире он и вовсе узнал только от И.А. Богачевой.
Сам правнук живет в Москве, и – случайно или закономерно — занимается реставрацией памятников архитектуры.

Легенды стали историей


Когда в декабре 2016 года сотрудники музея все же поехали в командировку в Томский архив, они уже точно знали, что искать: информацию по амнистии Н.П. Ермолаева. А потому нашли несколько документов, относящихся к 1920-1921 годам. Особый интерес вызвала анкета, собственноручно заполненная Н.П. Ермолаевым. Она не только подтвердила уже известные сотрудникам музея факты, но и открыла другие, позволившие перейти на качественно новый уровень исследований — от легенд к подлинной истории.


Так, из анкеты они узнали, что Ермолаев до октября 1917 года имел из имущества «дом в г. Кузнецке Томской губернии, конный завод в Салаирской волости». А также два дома в г. Томске: на ул. Кривой и «на углу Александровской и Преображенской улиц». Детей действительно у него было пятеро. Родители Н.П. Ермолаева проживали в «поселке Гурьевский Завод Салаирской волости». Отец его был сначала сельским учителем и фельдшером, а затем занялся торговлей. Отвечая на вопрос о полученном образовании, Н.П. Ермолаев пишет: «Окончил Томское реальное училище в 1884 году, в том же году поступил в СПбургский Технологический институт, откуда выбыл со 2-го курса в 1887 году».

Специальностью своей Ермолаев отмечает «торговое дело, пчеловодство, коннозаводство и мараловодство». Состоял членом орнитологического общества, проявлял интерес к литературе, естествознанию и сельскому хозяйству. С февраля по декабрь 1917 года руководил конным заводом. В декабре завод был национализирован. В 1918 году занимался домашним хозяйством в Томске.
Все пазлы биографии Н.П. Ермолаева наконец-то сошлись. И это – несомненный успех наших краеведов, положивших столько сил на восстановление нашей общей истории!


В ноябре этого года в Новокузнецком краеведческом музее пройдет краеведческая конференция, на которой И.А. Богачева выступит с докладом «Наркиз Павлович Ермолаев в истории Гурьевска: от легенды до достоверности», и работа будет продолжена, ведь вопросов в этой удивительно интересной истории до сих пор больше, чем ответов.

Автор: Виктория Кудинова

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите, пожалуйста, необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам. Заранее благодарны!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

Объявления

Реклама

Вверх