Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

06.04.2020 14:06 Понедельник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Нет слабых женщин!

У Нины Вавиловны Скобкаревой почти сорок лет водительского стажа. Впервые сев за руль машины в 1943 году, она не расставалась с любимым делом до пенсии. Автомобиль для нее был и куском хлеба, и другом, и верным помощником. «Военный шофер», – так называли ее коллеги по работе, знакомые и друзья.

Нина Вавиловна любое дело осваивала моментально, и получалось у нее всегда все лучше всех. С двенадцати лет работала в Алтайском крае на пихтовом заводе, заготавливала лапку. И в холод, и в жару трудилась в лесу наравне со взрослыми. Потом уехала в Новосибирск, где жили дальние родственники. Устроилась в швейную мастерскую, жила на съемной квартире. На «швейке» смышленую девушку сразу заметили. Все, что ей ни поручали, Нина делала мастерски. Она отлично кроила, шила и даже ремонтировала швейные машины. Когда ей предложили идти работать расчетчиком, она согласилась. Рассчитывала и строила графики, высчитывала проценты, составляла планы – всегда правильно и точно, хотя у нее было всего 4 класса образования.

Трудолюбивую Нину Вавиловну ценили на «швейке». Но сама она мечтала совсем о другом. «Вот сижу я у окна, проезжает по улице машина, а у меня аж сердце замирает, так мне хочется сесть за руль и – вперед, – вспоминает она. – И я решила: не жить, если шофером не быть!» и пошла учиться вождению. Шел 1943 год. Три месяца группу из пятнадцати девчонок учили азам водительского дела. А 15 февраля Нине Вавиловне пришла повестка в военкомат. Чувства смешались: испуг, страх, неожиданность… Сборы были недолгими: из дома кое-какую еду взяла, а на работе ей выдали новенькие меховые жилетку, шапку и рукавицы. И она вместе с такими же молоденькими девушками-шоферами отправилась на фронт.

«Ехали в старом товарняке, в вагоне нас было 50 девушек, – рассказывает Нина Вавиловна. – Помню, остановились в Кургане, побежали в туалет. Пока мы с подружкой бегали, наш поезд ушел. Что делать? Ведь там наши вещи и документы остались. Стали проситься в другие эшелоны, которые шли на запад. Один военачальник взял нас. В Свердловске догнали наш товарняк и пересели в свой вагон». Потом была остановка в Горьком, где девушкам выдали обмундирование: мужские огромные комбинезоны. Здесь же Нина Вавиловна впервые увидела взрывы, огонь, смерть. На город налетели немецкие самолеты и стали бомбить. Полностью разгромили автозавод, госпиталь. Люди на железнодорожной станции успели укрыться в бомбоубежище.

В Москве Нина Вавиловна попала в 20-й автомобильный полк. Девушек разместили по казармам. Первое время обучали разбирать и собирать винтовки, возили на стрельбище, ставили в караул. И только через несколько месяцев им доверили самосвалы. Машины надо было гнать из Рязани. «Не скрою, было немного страшновато, ведь у меня всего 8 часов вождения – вспоминает Нина Вавиловна. – Но я никогда не боялась трудностей, знала, что справлюсь. С этого дня за рулем машины я проводила большее время суток. Наша автобаза находилась за Белорусским вокзалом, недалеко от Красной площади. В районе Кремля были огромные подземные склады, куда мы по пропускам заезжали на самосвалах, в машины грузили какие-то коробки, ящики. Их мы увозили в военные лагеря, в поля. Скорее всего, это были продукты, но точно никто не знал. Любопытство тогда не приветствовалось, наше дело было баранку крутить. Работали большее время суток, на сон времени оставалось совсем немного. Помню, однажды я за рулем чуть было не уснула. Хорошо, со мной ехал капитан, он меня толкнул в бок. Я вздрогнула, остановилась. Капитан предложил в кабине прилечь и поспать немного. Но я продолжила путь, ведь не неженка же я какая-то, чтобы спать, когда другие работают».

Так Нина Вавиловна шоферила до самой Победы. 8 мая 1945 года она стояла в карауле на своей автобазе. Вдруг услышала крики, радостное «Ура!» и долгожданное слово «Победа!» Не верилось, что война кончилась, не верилось, что больше не будет убитых и раненых, не будет слез матерей, похоронок… Она стояла в карауле, а сердце готово было выпрыгнуть, хотелось бежать, кричать и радоваться. Кое-как она дождалась, когда ее сменят. Вечером всех пригласили в столовую, был праздничный ужин с вином. А 9 мая на Красной площади по случаю Дня Победы был произведен салют тридцатью залпами из тысячи орудий. «День Победа на Красной площади я не забуду никогда, – вспоминает Нина Вавиловна. – Сначала вечернее небо осветило множество прожекторов, а потом разноцветным градом полетел салют. Слезы радости были у всех на глазах. Помню, как подбрасывали вверх Маршала Советского Союза Георгия Жукова. Народ ликовал».

Еще один случай не может забыть Нина Вавиловна, как в Москву пригнали 73 тысячи пленных немецких солдат. Вели их по московским улицам, а жители выстраивались и смотрели. Немцы шли грязные, оборванные, многие босиком. И у каждого, кто это видел, в душе были смешанные чувства, но все их перекрывало одно – мы победили фашистскую Германию!

Демобилизовалась Нина Вавиловна в июле 1945 года. Когда выдавали документы, ей предложили остаться в Москве, пообещали помочь с жильем. Но она так давно не видела маму, сестер и братьев, что не согласилась, и поехала на родину.

«Когда я вернулась в родную деревню, то ужаснулась тому, как бедно жила моя семья, – вспоминает она. – Еле-еле перебивались. Я сразу пошла работать на пихтовый завод. Мама сшила мне из лоскутов носки, дала калоши, в том и отправилась в лес. Меня после грузовика посадили на быка возить пихтовую лапку. Конечно, это смешно, но с быком я с трудом управлялась».

Через год Нина Вавиловна уехала из деревни. Попытав счастья в Новосибирске, приехала в Гурьевск, где к тому времени уже устроились ее братья. Сначала работала в охране на Гурьевском металлургическом заводе. Но тянуло ее к машинам. Пошла устраиваться в автобазу. Механик проехал с ней на машине, посмотрел, как она знает автомобиль, что умеет, и сразу принял в свой коллектив. Потом четырнадцать лет Нина Вавиловна возила начальника ОРСа, работала на хозмашине, на «скорой». Когда предложили место диспетчера, она отказалась, так как сидеть в комнате одной – это не по ее характеру. А вот в таксисты пошла с радостью. Рано утром взяла путевочку – и поехала! «Я очень любила своих пассажиров, да и они меня тоже, — с улыбкой говорит бывшая таксистка. — Я очень веселый человек, радушный, со мной легко можно найти общий язык. Поэтому молча в машине никогда не ездила. А если кто грубить начнет или приставать, то с такими у меня разговор короткий – высажу прямо в поле или в лесу и еду дальше одна. Невежи меня побаивались».

Нина Вавиловна говорит, что блины да булочки она печь не любила, а вот с машиной повозиться, починить ее – это доставляло ей удовольствие. О том, что свою работу любила по-настоящему, говорит тот факт, что она ни разу не думала уйти из шоферов. Всегда была уверенной в себе, бесстрашной и очень внимательной женщиной-водителем. Еще Нине Вавиловне по нраву была скорость, и водительские права сотрудники ГАИ забирали у любительницы быстрой езды дважды, но аварий она не совершала.

На пенсию пошла в 55 лет. Решила – все, хватит, за баранкой пусть ездят другие. За время трудовой деятельности Нина Вавиловна удостоена множества почетных грамот и благодарственных писем. К тому же она участник Великой Отечественной войны, ветеран труда, имеет множество юбилейных наград.

«Женщина должна быть сильной и смелой, быть уверенной в себе, только тогда она добьется своей цели, а значит, будет счастливой, – с уверенностью говорит Нина Вавиловна. – Нет слабых женщин, они просто не знают, что они сильные. Мне сейчас 91 год, прожила я непростую, но насыщенную и светлую жизнь. Мне нечего стыдиться, и это главное».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

11