Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

06.04.2020 16:25 Понедельник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

«Мне посчастливилось видеть, как немцы убегали»

Автор: Ольга Силиванова

Анатолий Васильевич Климов ушел на фронт в декабре 1941 года, а домой вернулся ровно через четыре года – в декабре 1945-го. Воевал в составе Первого Белорусского фронта, под командованием маршала К.К. Рокоссовского. Анатолий Васильевич освобождал Белоруссию и Польшу, под Варшавой был ранен… Ветеран вспоминает, что каждый бой был страшный, но ненависть к фашистам и любовь к близким побеждали страх – и солдаты шли в атаку. «Я просился на фронт…»

Анатолий Васильевич Климов родился в Ярославской области. В многодетной семье Анатолий был старшим ребенком. Отец умер рано, и пятиклассник Толя всю мужскую работу по дому и по хозяйству взял на свои плечи – косил сено, заготавливал дрова, копал огород, работал наравне со взрослыми в поле… Тяжело было мальчишке, до слез и боли тяжело, но дома его ждали пятеро маленьких сестренок и братишек, которых надо было кормить.

Когда началась Великая Отечественная война, Анатолию было 18 лет, но в армию его не взяли из-за маленького роста и веса – при росте 1 м 50 см он весил всего лишь 49 килограммов. В военкомате сказали, мол, подрасти да веса немного набери, а уж потом и на фронт пойдешь. Да где уж было при такой жизни вес набрать, хоть бы сильнее не похудеть – и то хорошо!

И вот в декабре 1941 года Анатолию пришла повестка в армию. Новобранец не знал: то ли радоваться, что в солдаты пойдет – он этого так ждал, то ли горевать о том, что мать и малышей дома одних оставляет? Решил, что сейчас главное свою семью защищать от фашистов! А уж после Победы, Бог даст, вернется домой и поставит сестер и братьев на ноги.

Новобранцев на призывном пункте держали неделю, все запасы домашней еды они съели. Кто жил поближе, сбегали домой за добавкой, а деревня Анатолия была слишком далеко. Но его от голодной дороги спасла дальняя родственница, жившая неподалеку от железнодорожной станции – дала несколько булок хлеба. Вот с такой провизией Анатолий вместе с другими новобранцами из Ярославля поехал в Монголию. Больше двадцати суток солдаты ехали в грузовых вагонах с трехъярусными нарами и круглой железной печкой, от которой и тепла-то особого не было.

В Монголии Анатолий Климов попал в 76-й мотострелковый полк 36-й ордена Ленина краснознаменной дивизии. Полтора года солдаты жили в землянках без света, печки топили сухим коровьим и конским навозом. Каждый день делали марш-броски на 10, 20, а то и 30 километров – поддерживали физическую форму.

«Неспокойно тогда было на Японской границе, ждали, что на нас вот-вот могут напасть, – вспоминает ветеран. – Две недели мы даже спали одетые и с оружием – в полной боевой готовности. Но японцы не стали на нас рыпаться, испугались, когда наши войска Сталинград отстояли».

Анатолий постоянно просил командование, чтобы его отправили на Западный фронт. Но всегда получал отказ, потому как надо было и здесь кому-то границу охранять. И только весной 1943 года 20 человек, в том числе и Анатолия Климова, отправили на Западный фронт. В Казани солдат высадили, определили в девятую снайперскую бригаду, где они проучились несколько месяцев. На фронт Анатолий Климов поехал уже в звании сержанта. Под Гомелем их расформировали, Анатолию дали отделение в количестве 10 солдат. Дальше их батальон пошел пешком…

«Немцы драпали от нас, оставляя технику»

Боевое крещение Анатолий Васильевич получил под Минском. «Четыре часа длилась артподготовка, – вспоминает он. – Стреляли мы, стреляли немцы, сверху бомбили самолеты – земля гудела и стонала от взрывов и крови. Уши закладывало от бомбежек, мы кричали, что есть силы, но друг друга не слышали. Бой был жестокий. Немцы стали отступать, мы пошли в наступление. Мы гнали фашистов. Взяли деревни Василевичи, Осиповичи, проходили рядом с Брестом. Мне посчастливилось видеть, как немцы убегали. Когда зашли в польский Люблин, смотрим – а там самолеты стоят. Немец от нас драпал так, что боевые машины оставлял».

Русских солдат в белорусских и польских городах и деревнях люди ждали, они верили, что их освободят от фашистских захватчиков. Анатолий Васильевич вспоминает, как в одной деревне возле города Седлец к ним вышел мужик, пожал солдатам руки и с улыбкой и гордостью сказал: «Ну что, напились немцы водицы из Волги!?» А потом рассказал, что он местный ветеринар. Когда пришли в деревню немцы и стали забирать лошадей, он успел животным поставить в ноги уколы, от которых лошади стали хромать. Таких «больных» животных немцы оставили в деревне – обхитрили селяне фашистов.

Полз на спине...

Во взводе, где служил Анатолий Васильевич, был всего лишь один станковый пулемет, а остальное оружие – это винтовки. С таким арсеналом сложно было противостоять немцам, которые «до зубов» были вооружены автоматами, пулеметами. Под Варшавой их взвод вступил в неравный бой с фашистами. Был приказ: держать оборону, скоро подоспеет помощь. В бою тяжело ранило командира, двух пулеметчиков. За пулемет взялся Анатолий Васильевич, но патроны быстро кончились, он хотел бежать за лентой, но тут его ранило в правую ногу разрывной пулей. Пуля прошла насквозь, слава Богу, не задев кость. Бросив пулемет, Анатолий Васильевич сполз в сточную канаву, и под пулями, которые свистели над головой, стал перевязывать рану. Положив на рану подушечки из марли и ваты, он стал ждать, пока немного стихнет бой. И тут услышал рев танков – это пришла помощь. Немцы стали отступать.

Анатолий Васильевич выбрался из канавы и по полю пополз в сторону тыла, где был полевой госпиталь. «Я полз на спине, на боку, боялся засорить рану землей, – говорит ветеран. – Нога очень болела, от боли я почти ее не чувствовал. Подняв голову, я увидел санитара, который на лошади собирал по полю раненых бойцов, и потерял сознание…»

Очнулся Анатолий Васильевич в полевом госпитале после наркоза, когда ему уже прооперировали ногу. И первое, что сказал: «Братки, я очень есть хочу». Голодного солдата накормили горячим пшенным супом и повезли в тыл. И сейчас Анатолий Васильевич говорит, что ничего вкуснее этого пшенного супа в своей жизни он не ел.

Победу встретил в поле

«Вот ведь как в жизни бывает: сначала я эти города от немцев освобождал, а потом в них же раненый в госпиталях лежал, – говорит Анатолий Васильевич. – Сначала нас разместили в бывшем лагере для военнопленных на окраине города Седлец, потом на санитарном поезде повезли на Украину в Винницу. Но там госпиталь раненых не принял, не было мест. Так и ездили по госпиталям». И только в Белоруссии в городе Речица Анатолию Васильевичу снова сделали операцию, так как рана гноилась и не заживала. Затем раненых на поезде повезли дальше в тыл.

В Томске в госпитале Анатолий Васильевич пролежал долго, уж очень сложным оказалось ранение. Но как он говорит, ему еще повезло, здесь лежали солдаты без рук и без ног. Анатолий Васильевич стал главным помощником в госпитале – помогал кормить и поить раненых, перекладывал их на кроватях, ездил на завод за протезами, а еще работал на подсобном хозяйстве – возил на лошади в поле обеды рабочим.

«И вот утром 9 мая 1945 года по радио объявили, что кончилась война, – вспоминает ветеран. – Все были в поле, и я про Победу узнал первым. Приезжаю с обедом и кричу, что есть силы: «Кричите «Ура!». Никто даже головы в мою сторону не повернул. А я говорю: «Да война же кончилась! Победа!» Что тут началось: все забегали, закричали, про еду забыли и побежали в деревню».

Комиссовали Анатолия Васильевича только в декабре 1945 года. Ветеран награжден орденом Отечественной войны, медалями Георгия Жукова, «За победу над Германией», юбилейными медалями. Но главной и самой дорогой наградой Анатолий Васильевич Климов считает то, что он домой вернулся живой.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

10