Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

06.04.2020 13:27 Понедельник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Баба Вера

В юбилейный год Победы все мы стараемся воссоздать, восстановить, как это было — до боли остро: и сама война, и победа в ней. Моя встреча с летчицей «сороковых пороховых» еще раз подтвердила, что многие события той страшной войны бледнеют перед героизмом женщин, наравне с мужчинами вступивших в борьбу с ненавистным врагом. Такого женского подвига, жертвенности, выдержки при потере любимых, энтузиазма, а вместе с ними величественности история еще не знала!

И дай Бог, чтобы больше никому и никогда такие подвиги не пришлось повторять, так считает

87-летняя жительница села Кулебакино, участница Великой Отечественной войны Вера Ивановна Пестерева — баба Вера, как её зовут односельчане — помимо рассказа о боевых буднях, своих фронтовых дорогах, высказала и свою точку зрения об истоках мужества участников войны и достижения ими Победы.

Вера Ивановна уже в начале разговора сказала, что её жизненный путь был тяжел и скорбен, усеян отнюдь не розами, но она несёт свой крест безропотно, воссылая благодарение Создателю за «всё происходящее с ней хорошее и плохое тоже». Она, воспитанная вместе с двумя братьями в семье глубоко верующих белгородских крестьян, осевших после разорительного начала коллективизации и голода 30-х годов ХХ века в Старом Осколе, считает, что дожила до столь почтенного возраста, несмотря на многие невзгоды, только потому, что, просыпаясь, проживая день и засыпая, вслух и про себя повторяет: «Боже Христос, помоги и сохрани!»

Баба Вера выжила, пройдя всю войну от ее первого до последнего дня. Может быть, говорит она, потому, что военная судьба почти сразу связала её с небом, с авиацией, полетами. Выше к небу – ближе к Богу, считает баба Вера.

Детство и юность Веры, пришедшиеся на предвоенные годы, были такими же, как и у всех её сверстников. Средняя школа, учеба, занятия спортом и в секциях. Чем выделялась молодая девушка в среде себе равных, так отменным здоровьем и почти не девичьим увлечением – радиоделом. Свою набожность, в то время не принимаемую обществом, строившим коммунизм, скрывала, религиозные чувства таила, легко воплощая их в высоконравственные качества «строителя светлого будущего». Это было не трудно, ведь тогда оптом воспитываемая нравственность сводилась к соблюдению определенных норм и выполнению правил, в большинстве своем списанных с Библии. Христианские заповеди Вера знала с раннего детства. О них постоянно напоминали её отец, работавший швейцаром в ресторане, умевший красиво петь на паперти хвалебные тропари, и мать-домохозяйка, умершая перед самой войной от порока сердца. Родители до своих последних дней посещали церковь.

Сразу после объявления о начале войны Вера, как и многие девушки, пошла в военкомат, и её, знавшую основы радиодела, неожиданно отправили в Москву. Здесь грамотную, физически здоровую девушку определили учиться в школу авиационных стрелков-радистов, расположенную в Тушино. Тогда не хватало молодых и годных по всем статьям к службе в авиации мужчин.

Уже в мае 1942 года Вера совершила свой первый боевой вылет на штурмовике ИЛ-2. Летная служба молодой девушки началась в только что сформированной 232 штурмовой авиационной дивизии. Вместе со своими боевыми товарищами Вера Ивановна воевала на Западном фронте, в январе-феврале 1943 года её авиационная дивизия временно перебрасывалась с Калининского на Волховский фронт для участия в операции по снятию блокады Ленинграда. Были еще бои в составе Восточного фронта, 2-го Украинского. В октябре 1944 года уже в Венгрии за отличие в боях с немецко-фашистскими захватчиками, за овладение городами Орадя и Дебрецен дивизии было присвоено почетное наименование Дебреценская.

И сегодня Вера Ивановна помнит названия всех фронтов, весь личный боевой путь с названиями городов и стран, где она воевала, а почетное наименование своей авиадивизии продиктовала мне для записи по слогам, чтобы я, не дай Бог, не ошибся. Спросите любого ветерана войны, и каждый без запинки назовет номер своей воинской части, фронт, где воевал, имена, фамилии и звания своих командиров и боевых товарищей. Вот как крепко запала в память людей война. Мудрая баба Вера объясняет это так: ведь те названия – это не просто география, а сопричастность к победам, её гордость! А не знать, как звать-величать хороших людей, стыдно!

«Разве можно забыть тех, с кем пришлось летать на боевые задания? Лежу в своей спаленке с открытыми глазами, – повествует фронтовичка, – и вижу лица однополчан. Строгий, но справедливый командир дивизии Алексей Георгиевич Вальков, а вот летчики Василий Пушкин, Александр Сергеев, Иван Вавилин, Владимир Москвин, всегда увертывающиеся от огня зениток и снарядов из пушек фашистских самолетов, пилотируемых очень хорошими летчиками».

И перед каждым вылетом, а потом и в полете, и после успешной посадки на своем аэродроме юная Вера проговаривала вслух и про себя: «Боже Христос, помоги и сохрани!» Было за что молиться! Боевая живучесть самолетов штурмовой авиации была ниже, чем в бомбардировочной и истребительной, несмотря на то, что ИЛ-2 превосходил по защищенности все советские самолеты. Причина этого – тактика применения штурмовиков. «ИЛы», или «летающие танки», большую часть времени «висели» над линией фронта на небольших высотах, притягивая к себе огонь всей вражеской зенитной артиллерии. Баба Вера помнит, как один летчик посадил самолет, в крыльях и фюзеляже которого насчитали несколько сотен пробоин. С учётом высокого риска применения ИЛ-2 в начале войны звание Героя Советского Союза присваивалось летчику за десять боевых вылетов, до 1943-го – за 30 боевых вылетов, а после 1943 года этот ценз увеличили до 80. Но даже с учетом летного мастерства и опыта, храбрости и мужества, мало кто долго летал – экипажи гибли или по иным причинам выходили из строя.

У Веры Ивановны Пестеревой несколько десятков боевых вылетов. И осталась живой и невредимой! Как выжила? Может быть, помог сам Господь Бог, которому молилась и вымолила столь длинную жизнь? Баба Вера говорит, что даже на запредельных высотах, на которых мог летать её ИЛ, Бога не видела. Однако видения случались. Однажды, когда она отстреливалась и отрывалась от вражеских истребителей, у Веры кончились в пулемете патроны. Без стрелка-радиста «летающий танк» становится беззащитной воздушной мишенью. Казалось, смерть неминуема. Но вдруг слева и справа от самолёта засверкали огненные стрелы, похожие на молнии. Они и защитили их самолет от преследования самолетов противника. Случались и другие необыкновенные, сравнимые с чудом явления, которые спасали экипаж от гибели. Что это было? Вера Ивановна никогда не искала этому объяснений: чудо оно и есть чудо. Такое спасение на войне приходило ко многим.

Ещё спаситель пришел к Вере в лице командира дивизии. Когда фашистов оттеснили к границам Советского Союза, комдив А.Г. Вальков вызвал к себе единственную в числе всего летного состава дивизии девушку и приказал ей принять в своё подчинение лётную столовую. Понятно, что уже на исходе войны командир просто решил оградить от гибели молодую Веру, поручив непривычное для неё дело в тылу. Вера подчинилась приказу начальника.

За личное мужество, как сама сказала Вера Ивановна, у неё «горка боевых наград и ещё две пригоршни юбилейных медалей и почетных знаков». Последнюю свою награду на войне – орден Отечественной войны 2-й степени — она получила за подвиг, совершенный уже на венгерской земле. В ходе той самой Дебреценской операции во время марша к новому аэродрому бойцы авиационного тыла в общем переполохе войны в лесу наткнулись на лагерь противника. Фашисты их не заметили, но по царившему оживлению было видно, что они готовятся к каким-то активным действиям. Об этом же свидетельствовала энергично обсуждающая что-то группа немецких офицеров. Они находились совсем рядом – на расстоянии броска ручной гранаты. Вера Ивановна и сегодня не может сказать, что с ней тогда произошло. Говорит, видимо, взыграло неожиданно чувство ярости от мелькнувшего вдруг видения лица любимой подруги, недавно погибшей от разрыва шального снаряда. Вера поднялась с земли и с гранатой бросилась в сторону фашистов. Немецкие офицеры в тот момент входили в маленький домик. У Веры на пути попалась небольшая ямка, она оступилась и упала: «Боже Христос, помоги и сохрани!», — а гранату все-таки успела метнуть в сторону того домика. Случилось так, что её граната попала прямо в окно дома и взорвалась в нём. Как позднее было установлено, девушка уничтожила штаб фашистской воинской части…

С непоколебимой верой в Победу вступил советский народ в Великую Отечественную войну. Уже в 12 часов 22 июня 1941 года – в день начала войны – В.М. Молотов, обращаясь к советскому народу, произнёс историческую фразу: «Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами». И сам Сталин, обращаясь к народу в июле 1941-го, заговорил как проповедник: «Дорогие товарищи, братья и сестры…». В этом и других своих военных выступлениях И.В. Сталин повторял, что «наше дело правое, враг будет разбит, мы должны победить».

Баба Вера хорошо помнит начало войны. Помнит, как четко, ясно и конкретно сформулированная в лозунге мысль, озвученная обожествлённым лидером страны, стала национальной идеей.

На кого в годы войны больше уповали бойцы и командиры на фронте, рабочие и колхозники в глубоком тылу – на мудрость Сталина или на волю Божью, баба Вера рассуждать не стала. А Победу одержал Советский Союз над гитлеровской Германией потому, что в то время наша страна сочетала в себе божественное и человеческое, потому ей не было равных, а подвигами и мужеством солдат Победы восхищался весь мир! И ещё сказала старушка-ветеран, что сегодня, когда ночами во сне видит огненный столб от догорающего самолёта — «Боже Христос, помоги и сохрани!» — она думает только об одном: этого не должно больше повториться!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

12