Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

01.04.2020 15:56 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Госпиталь школа №10

Автор: Виктория КУДИНОВА

В здании школы №10 в 1941-1942 годах располагался госпиталь для раненых солдат.

Фото из архива городского краеведческого музея

60 лет — много это или мало? Для человека — это целая жизнь, для истории — одно мгновенье. А для подвига? Хорошего, доброго дела во имя спасения человеческих жизней, во имя победы, во имя освобождения Родины?

Когда я решила взяться за тему об эвакогоспитале, расположенном в годы войны в школе №10, почему-то мне казалось, что каких-то шесть десятков лет — это не срок для человеческой памяти. Что в любом архиве, библиотеке, музее, школе я найду кучу информации. И памятная мемориальная табличка, висящая в школе №10, явное тому подтверждение...

Начала, естественно, с самой школы. Курирующая школьный музей Екатерина Анатольевна Захарова перевернула все документы, которые были в музее, но информации о госпитале набралось всего ничего — два реферата на нескольких листочках и выписка из данных военно-медицинского музея за №85098 от 11 августа 1987 года.

Справка гласила, что эвакогоспиталь №3337 работал в здании бывшей школы №10 со 2 октября 1941 года по 24 марта 1942 года.

Рефераты рассказывали о том, что огромную помощь госпиталю оказывали школьники — они ухаживали за больными — стирали бинты, мыли, разносили им обеды. Кроме того, ребята постоянно наведывались к раненым с концертами. Названы даже фамилии трех девочек, которые проявляли чудеса милосердия. Это Надежда Федоровна Бесперстова, Валентина Белобородова и Анна Максимовна Фролова. «Вот они, ниточки к информации!» — обрадовалась я. Чтобы найти женщин, обратилась в паспортный стол г. Гурьевска. И вот тут меня ожидало первое разочарование — данных ни об одной из них в компьютере не оказалось: либо женщины уехали из города, либо в реферате указаны их девичьи фамилии.

По моей просьбе директор городского музея Татьяна Владимировна Мартюшова подняла все музейные архивы, достала подшивку газеты «Знамя Ильича» за 1941 год. Там тоже оказалось не густо. Несколько фотографий здания, где располагался госпиталь, явно сделанных гораздо позднее 1941-1942 годов, и тетрадь воспоминаний гурьян.

Если верить подписям под снимками, госпиталей было два. Один в школе №10, куда привозили тяжелораненых солдат, а другой в Салаирском доме отдыха — там лежали тяжелораненые офицеры. Причем 60 процентов офицеров после лечения возвращались в действующую армию и продолжали бить фашистов.

Продукты питания госпиталям доставляли Салаирский золотопродснаб и Запсибзолото. Кроме того, колхозы района, шефствуя над госпиталями, постоянно подвозили мясо, молоко, сливки, яйца. Приходили и горожане — приносили подарки раненым солдатам.

В газете информации о госпитале я практически не нашла (кроме одной пространной заметки, опубликованной 18 декабря). Наверное, информация о расположении военного госпиталя была засекречена и для публикации в газете запрещалась.

В заметке сообщалось, что коллектив средней школы №11 оказывает сердечное внимание нашим раненым бойцам. И художественный кружок под руководством учителя школы тов. Бопп 14 декабря показывал в госпитале подготовленный спектакль. Посещение госпиталя было организовано директором школы тов. Тепелиной и завучем тов. Константиновым. После этого раненым были розданы подарки, собранные учениками школы — махорка, мыло, одеколон, носовые платочки. «В следующий раз, — сообщалось в информации, — договорились встретиться 28 декабря».

Вместе с фотографиями в музее мы нашли длинный список фамилий тех ребят, которые занимались в самодеятельном кружке того самого т. Бопп. К сожалению, почти напротив каждой фамилии стояла пометка «погиб». Но один человек из того списка все-таки оказался жив — это я знала точно, потому и обратилась к нему. И снова неудача — о госпитале он почти не помнил, так как сразу ушел на фронт. Зато назвал несколько человек, которые могли знать об интересующем меня вопросе гораздо больше...

Не буду утомлять вас подробным отчетом, скольким людям я позвонила и ко скольким сходила, все равно я ничего не добилась. Правда, мне называли новые и новые имена, давали адреса, телефоны, я снова звонила и стучала в двери до тех пор, пока мне не стали называть тех же людей, с которыми я уже разговаривала.

К моим знаниям добавилась лишь информация бывшего директора школы №10 Ольги Степановны Толмачевой о том, что госпиталь наш специализировался на лечении ожогов. Именно из-за этой своей узкой специализации, по мнению Ольги Степановны, он и был так быстро закрыт. Но этот факт не является неоспоримым, так как в музее я нашла еще тоненькую, потрепанную от времени тетрадку с воспоминаниями о войне, в которой Илья Яковлевич Семаков пишет, что в школе №10 лежали раненные в голову, а в госпитале, расположенном в яслях №5, — раненные в конечности...

Позвонила я и еще одному человеку — историку, известному в нашем городе и даже в области археологу Виктору Александровичу Борисову, преподающему сегодня в Малосалаирской школе, но очень долго работавшего в школе №10. «Я в свое время пытался с ребятами найти информацию об этом госпитале, — сказал мне Виктор Александрович, — к сожалению, узнать ничего не удалось». Госпиталь, как выяснила поисковая группа Борисова, вернулся туда же, откуда и приехал, куда-то под Киев. А поскольку он был военный, все документы были увезены вместе с ним.

Эту версию частично подтвердила Ольга Степановна, сказавшая, что местные врачи не работали в госпитале, из гурьян набирали только младший медперсонал. Работники военкомата тоже не нашли в своем архиве ни единого упоминания о госпитале.

На этом я была вынуждена признать, что поиски мои зашли в тупик. Но так не хочется опускать руки и сдаваться, так не хочется верить, что не осталось в живых ни одного свидетеля, способного рассказать о самом госпитале, его больных, работниках. Ведь были же люди, которые каждый день, возвращаясь с работы, шли на вокзал, встречали грузовики с ранеными и на носилках доставляли их в госпиталь. Неужели они ничего не рассказывали своим детям и внукам? Были врачи, которые наверняка общались с коллегами из госпиталя. Были, наконец, медсестры, санитарки, больные...

Конечно, им сейчас уже около 80-90 лет, но все же... Все же если кто-то из очевидцев прочтет эту заметку, и ему есть, что рассказать, позвоните, пожалуйста, в редакцию, поделитесь своими воспоминаниями или воспоминаниями родителей. Иначе пройдет еще с десяток лет, и окончательно канет в небытие подвиг гурьян и салаирцев, отдававших для госпиталя последний кусок хлеба. И останется памятная табличка, укрепленная на школе №10, куском холодного металла. Ведь память на то и память, чтобы передаваться от поколения к поколению, и храниться она должна в наших сердцах и умах, лишь тогда наполнится смыслом и никогда не покроется ржавчиной памятная табличка...

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

91