Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

25.03.2020 16:09 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

В семнадцать лет он ушёл на войну

Автор: Ольга Силиванова

Участник войны Иван Григорьевич Бардокин

Иван Григорьевич Бардокин ушел на фронт в 1943-м, домой вернулся только в 1950 году. Три года воевал с фашистскими захватчиками, потом защищал Родину от японцев. Вернувшись с фронта, устроился на Гурьевский металлургический завод. 26 лет проработал в прокатном цехе, отсюда и ушел на заслуженный отдых. Иван Григорьевич больше всего ценит в людях ответственность, добросовестное отношение к делу и честность.

Родился Иван Григорьевич Бардокин в 1926 году в деревне Малая Салаирка. В 1930 году семья переехала в Гурьевск. Здесь отец устроился на работу, а Иван пошел в школу. В семье подрастали младшие брат и сестра.

Когда началась война, Ивану было всего 15 лет. Отца забрали на фронт. Мать в то время лежала больная, у нее отнялась нога. Ивану как старшему мужчине в доме пришлось забыть про учебу и пойти работать, надо было кормить семью. Устроился монтером в радиоузел, лазил по столбам, проводил в дома радиосвязь. В то время было много желающих провести радио в дом, ведь это было единственной возможносью получать известия о том, как обстоят дела на фронте, как идут бои с фашистами.

В 1943 году, как только исполнилось семнадцать, Иван Григорьевич ушел на фронт. Новобранцев привезли в Красноярск, в строевой полк. Здесь молодых парнишек полгода учили на младших командиров. Присвоив звание ефрейтора, прикрепив лычки на погоны, молодых бойцов отправили на фронт.

На худощавых парнишках шинели висели до земли, винтовки-трехлинейки были почти в рост с новоиспеченными командирами. А сами они не осознавали страшную реальность событий, для них пока это была игра в войну. Но как только молодые бойцы прибыли на фронт, почувствовали запах пороха и крови, увидели искаженные болью лица раненых солдат — детские игры кончились, начались суровые военные будни.

Иван Григорьевич попал на Второй Прибалтийский фронт, в седьмую гвардейскую дивизию, в двадцатый стрелковый полк, который стоял под Ригой. Эшелон остановился на станции, солдаты вышли из вагонов. Вокруг все было перемешано с землей, от железнодорожной станции почти ничего не осталось, лишь одиноко стояли черные обгорелые печки. Бойцов выстроили и повели в лес, куда — никто не знал. Километров пять солдаты шли почти полдня, раз десять их обстреливали вражеские самолеты.

Когда пришли на место расположения наших войск, Ивана Григорьевича назначили командиром отделения. Полк тогда стоял в обороне, были лишь небольшие перестрелки. А через неделю его и еще пятнадцать солдат вызвало к себе командование. У ребят забрали документы, комсомольские билеты, выдали автоматы и дали задание провести разведку боем. В пятнадцати километрах от линии обороны располагались вражеские части. Нужно было разузнать о военных коммуникациях немцев, чтобы начать вести боевые действия. Солдаты ползком пробирались сквозь колючие заросли, ползли по болоту. Заметив русских разведчиков, фашисты открыли огонь. В первую же ночь, после того как разведчики вернулись с задания, наши войска пошли в наступление.

В 1944 году бои были жестокие, немец чувствовал приближающееся поражение и дрался зверски. В один из таких боев под Ригой Иван Григорьевич получил ранение разрывной пулей в ногу. Кость не задело, но крови потерял много. Он помнит, как тащили его санитары на плащ-палатке, везли на лошади, а потом всё — потерял сознание. Очнулся уже в госпитале в городе Рыбинске Ярославской области. Пролежал он там шесть месяцев, рана была очень серьезная, гноилась. Три раза делали операцию. Но молодой организм справился, Иван Григорьевич пошел на поправку и — снова на фронт.

Сейчас это был Второй Украинский фронт, который проходил под Веной. Здесь его определили разведчиком в артиллерию. Метрах в пятистах от аэродрома располагалась артиллерийская батарея. Разведчик стоял на вышке, с помощью бинокля и дальномера определял, какие самолеты летят, и докладывал артиллеристам. А уж артиллерия расправлялась с вражескими самолетами.

На дежурстве ночью Иван Григорьевич узнал о долгожданной Победе. Чувство радости переполняло его, хотелось кричать, смеяться, не стоять на месте. С нетерпением ждал он смены караула. Что творилось в этот день в части! Солдаты подкидывали друг друга, обнимались и не скрывали слез, которые выступали на глазах от великого счастья.

Но уже 20 мая 1945 года Иван Григорьевич с артиллерийской дивизией был направлен на Восток, где шла война с Японией. Дивизия остановилась на границе недалеко от деревни Желтые Яры. С японцами воевали недолго, уже через полгода одержали победу. Осенью 1945 года Ивана Григорьевича отправили охранять Дальневосточную границу, и служил он там до 1950 года.

Домой Иван Григорьевич вернулся старшим сержантом как раз в день своего рождения — 11 сентября. Немного отдохнув, стал искать работу. В послевоенные годы найти работу было сложно. На металлургический завод помог устроиться дядя, охарактеризовав молодого парня как ответственного, работящего да хваткого. Таким Иван Григорьевич и показал себя с первых дней работы на металлургическом. Сначала работал на правке: когда из стана выходил пруток, правщики крючками поправляли его. Через полгода перевели в зольщики — чистил печи, вывозил золу на отвал. Работы он никогда не боялся. Выдавалась свободная минута, не отдыхал, брал клюшку и пробовал переворачивать металл. Посмотрев на рвение молодого парня, добросовестное отношение к работе, начальство предложило перейти в подручные. И уже через полгода Ивана Григорьевича поставили бригадиром. В этой должности в прокатке на печах он и проработал 26 лет.

Работать было тяжело. Возле печей стояли партиями по очереди, одному всю смену в такой жаре не выдержать. Был жесткий план, который должны были сделать, и попробуй не выполни, тебя так на рапорте отчитают, что до конца своих дней помнить будешь.

Многие, отработав смену-две, больше не выходили. До сих пор Иван Григорьевич вспоминает один случай. Пришел новенький в бригаду, за рабочую смену сильно перегрелся возле печи и решил охладиться. Весь распаренный, он зашел в душ, открыл холодную воду и встал под струю. В ту же минуту его тело стали сводить сильные судороги. Еле откачали, больше он на работу не вышел.

В 1976 году Иван Григорьевич ушел на заслуженный отдых, но сидеть без работы не смог. И через год устроился инкассатором в госбанк, где проработал четырнадцать лет.

Иван Григорьевич награжден орденом Великой Отечественной войны, медалями «За отвагу», «За победу над Германией», «За победу над Японией», имеет несколько юбилейных медалей. За многолетний добросовестный труд Иван Григорьевич награжден многочисленными Почетными грамотами и Благодарственными письмами.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

21