Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

25.03.2020 16:17 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

СЛУЖИТЬ ОТЕЧЕСТВУ - ЕГО СУДЬБА

Автор: Ольга Силиванова

Майор милиции в отставке Сергей Никитович Моисеев 27 лет проработал в отделе внутренних дел в ОБХСС — отделе по борьбе с хищениями социалистической собственности. Всегда собранный, строгий, но справедливый, он никогда не делал поблажек ни себе, ни кому другому. До службы в милиции он прошел хорошую школу — фронт Великой Отечественной.

Родился и вырос Сергей Никитович в Кировской области в селе Морозово. Семья Моисеевых была большая, поэтому, чтобы хоть как-то прокормиться, работать приходилось всем, даже самым маленьким. Жили только своим трудом: пахали, сеяли, обрабатывали, собирали урожай. «Земли в Кировской области были очень тощие, неурожайные, — вспоминает Сергей Никитович, — не хватало земли-матушки, так как выделяли участки по норме. Сеяли овес, рожь и ячмень. Боронили пашню на лошади деревянной сохой, которую здоровый мужик еле удерживал. Работали много, а в итоге еле-еле концы с концами сводили». Именно поэтому Моисеевы и еще несколько семей решили ехать в Сибирь, которая славилась обширными плодородными землями.

В 1935 году приехали в Гавриловку. Местные власти поселили Моисеевых в небольшую землянку возле речки. Работы не было, а ребятишек кормить надо было. Мать порой отдавала простыни, полотенца за кусок хлеба. Через полмесяца Моисеевы переехали в Салаир, но и здесь у них ничего с работой и с жильем не вышло. Тогда решили ехать в сельскую местность в Алтайский край. Остановились в Сорокинском районе в колхозе имени 1 мая, который стоял на реке Аламбай. Сначала поселились в бердень (так называли временное жилище для мукомолов), а вскоре купили домик. «До Сибири я и не знал, что такое пшеница, как она растет, — продолжает рассказывать Сергей Никитович. — И поля здешние были такие большие да широкие, удобренные, плодородные. Мы много работали, собирали хорошие урожаи».

Приходилось Сергею Никитовичу и золото мыть в деревне Демьяновка. Когда старший брат Александр устроился в артель мелкостарателем, взял с собой и младшего Сергея. Из шахты глубиной 12 метров на одноколесной деревянной тачке доставляли наверх породу, долго и тщательно промывали. Если за день работы удавалось намыть 2 грамма золота, считалось большой удачей. Однажды в шахте едва не засыпало старателей, после чего артель закрылась.

В 1938 году Сергея Никитовича призвали в армию. Тогда из деревни пошли служить восемь парней. Привезли на железнодорожный вокзал, где уже было много новобранцев. Посадили всех в деревянные вагоны, раньше их называли «телячьи». Вагоны были оборудованы по бокам небольшими полками, в углу стояла круглая печка-«буржуйка». И повезли ребят на Восток. «Мы сразу поняли, что едем на Восток, — говорит Сергей Никитович. — Японец лез на нас, надо было защищать Родину. И каждый из нас, молодых парнишек, хотел попасть в морфлот. Даже козырьки на фуражках отрывали и ленточки сзади пришивали».

Из Владивостока на грузовом судне новобранцев отправили дальше: куда — никто из них не знал. В трюме были натянуты сетки, на которых спали по два-три человека. Во время шторма молодых парнишек сильно укачивало. На палубу выходить нельзя. Время тянулось медленно, а дорога казалась бесконечной. Через 10-11 дней прибыли на Камчатку.

Два года Сергей Никитович служил во второй роте ПТР (противотанковых ружей). Службу молодой солдат нес отлично, без замечаний. Перед отъездом домой его пригласил к себе один из командиров и предложил остаться еще года на два. Подумав, Сергей Никитович согласился. А вскоре началась Великая Отечественная война.

«При освобождении Курильских островов, — вспоминает Сергей Никитович, — много моих товарищей полегло. Могилы копали неглубокие, всего 1,2 метра, хоронили в спешке. Однажды разведка нам неточно доложила, и наши баржи, полняком набитые солдатами, наткнулись на рифы. Сколько тогда наших ребят погибло...»

В 1945 году Сергей Никитович демобилизовался, приехал домой к родителям, где его ждала страшная весть. В Белоруссии погиб младший брат Василий, под Ленинградом остался лежать в земле брат Владимир, самый старший Александр вернулся домой инвалидом. Мать, почерневшая от горя и боли, обняла вернувшегося здорового сына и сказала, что больше его никуда не отпустит. И когда услышала о том, что Сергей собирается ехать учиться в Омск в школу милиции, она всячески уговаривала, просила, умоляла никуда не ездить, остаться в деревне работать. Но сын твердо решил получить образование и работать в правоохранительных органах.

Учился Сергей Никитович с усердием и удовольствием. Был в числе лучших курсантов училища. После его окончания Сергея Никитовича направили в Гурьевский районный отдел внутренних дел. Стал работать сотрудником отделения по борьбе с хищениями социалистической собственности. Следил, чтобы не допускали растрат на предприятиях, не было махинаций, спекуляции. В послевоенные годы к этому относились очень внимательно, и виновных наказывали по всей строгости закона. Когда шла уборочная, на полях тщательно следили, чтобы ни один колосок не украли, чтобы зерно не осталось брошенным.

В то время в районном отделе милиции сотрудников было немного. Поэтому, если случалось серьезное происшествие, преступление, то в раскрытии его участвовал весь отдел. «На всю жизнь мне запомнилось, как мы всем райотделом раскрыли одно дерзкое преступление, — вспоминает Сергей Никитович. — В деревне Шанда был колхоз им. Чкалова. Работала в нем главным зоотехником молодая, очень симпатичная женщина. Однажды её мать, вернувшись с дежурства, нашла дочь убитой. Всюду видны были следы борьбы, а лампочка забрызгана кровью. Выяснилось, что преступник разобрал стену на веранде и вошел в дом. Но кто и зачем это сделал? В расследовании преступления были задействованы все службы: уголовный розыск, участковые, сотрудники ОБХСС, работники паспортного стола. Прошло полмесяца, никаких сдвигов. Из области приехал генерал-майор внутренней службы. Следствие продолжалось. Однажды на веранде, где вместо деревянного пола была рыхлая земля, нашли маленькую пуговку от шинели. Узелок стал развязываться. Вскоре мы вышли на солдата, который приезжал на побывку домой. Преступник получил наказание».

Работать приходилось много, порой дома сутками не бывал. На каждой анонимке начальник писал: «Проверить и доложить». На такие проверки уходило много времени. Но к любому делу Сергей Никитович относился серьезно, по-деловому. Терпеть не мог тех, кто отлынивал от работы, и сам никогда в сторону не уходил.

Сергей Никитович Моисеев награжден медалью «За отвагу», орденом Красной звезды, орденом Великой Отечественной войны II степени, имеет несколько юбилейных наград. Сейчас он ветеран МВД, за многолетний и добросовестный труд награжден многочисленными Почетными грамотами и Благодарственными письмами. 14 января Сергею Никитовичу исполнилось 88 лет. Поздравляем с этой замечательной датой, желаем здоровья, оставаться таким же бодрым и жизнерадостным, встретить 60-летие Победы и отпраздновать его с огоньком.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

20