Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

25.03.2020 10:41 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Роковые мгновенья войны

Автор: Д. ГООСЕН

«Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые» — эти строки Федора Тютчева вполне можно отнести к на­шим землякам, участвовав­шим в грандиозной битве на Орловско-Курской дуге: в те мгновенья, минуты, в те жар­кие дни 1943 года решался в нашу пользу исход всей Ве­ликой Отечественной войны. Вот только глагол «посетил» здесь не подходит: люди при­крывали собой всю страну, рисковали самым дорогим — жизнью.

Война застала Николая Мальцева на Урале. В марте 1942 года его направили в военное училище в г.Молотов (ныне Пермь). Обучение шло всего шесть месяцев. Полови­ну парней, окончивших учили­ще, послали под Сталинград, остальные остались на Ура­ле, в запасных частях. Нико­лая зачислили в 32-ую мотос­трелковую бригаду 5-ой гвар­дейской танковой армии, вхо­дившей в состав резервного Степного фронта. Им коман­довал Иван Степанович Ко­нев, позже, в 1944-ом году по­лучивший звание Маршала Советского Союза.

В начале августа 1943 года, когда развернулось истори­ческое сражение, часть Маль­цева находилась в Белгород­ской области, под Старым Осколом. Естественно, моло­дой командир взвода не мог тогда охватить панораму бит­вы, понять стратегический за­мысел врага и то, что противо­поставило ему наше коман­дование. Только позже ста­нет ясна завязка сражения века, он сможет мыс­ленным взором оки­нуть его контуры.

В ходе наступле­ния наши части вы­двинулись далеко вперед, образовал­ся огромный выступ, — рассказывает вете­ран. — Немецкие ге­нералы вздумали «срезать» этот вы­ступ, перемолоть наши пере­довые части, надолго, если не навсегда, заставить нас за- бытьо наступлении. К счастью, наше командование вовремя раскрыло эти планы врага (хо­рошо поработала разведка), мы нанесли гитлеровцам уп­реждающий удар, первыми открыли мощный артиллерий­ский огонь. Вслед за артилле­ристами вступили в сражение танкисты, а вместе с ними наши мотострелковые части. Без них танкисты не могли укрепиться на завоеванных позициях, удержать их.

Бойцы пулеметного взво­да, их командир Николай Мальцев устраивались на тан­ке Т- 34 (размещалось человек десять, а то и больше, при­хватывали с собой пулемет) — и боевые машины вступали в десантную операцию. Опас­ность нашим бойцам угрожа­ла со всех сторон: мало того, что можно было попасть под огонь танков, немецких пуле­метчиков, — вражеская авиа­ция так и сыпала бомбы на наши позиции, лишь позже удалось положить конец ее господству в воздухе.

“В ходе августовских боев наши войска хорошо потрепа­ли немцев, они потеряли былую спесь, научились дра­пать, — вспоминает Николай Егорович. — Помню, под одной деревней мы так надавили на гитлеровцев, что они побрасали машины, не менее пят­надцати, рады были унести ноги”...

Посланец Урала участво­вал в освобождении Харько­ва, Полтавы, сбоями вместе с товарищами продвигался на запад.

Военное счастье до поры хранило командира: его не раз и не два миновали пуля-дура, шальные осколки сна­рядов. Да что там осколки — один раз его обдала своим смертельным дыханием бом­ба. Дело было так. Налетела немецкая авиация, и он на­шел спасение в оборонитель­ном сооружении, предназна­ченном для машин. Здесь же спрятался скакавший по за­данию порученец, который мгновенно спешился. Лежит Мальцев, наблюдает за тем, что происходит в небе, и вдруг видит: бомба падает прямо на него. Проходит секунда, вторая, третья — взрыва не происходит. Что такое? Ока­зывается, бомба упала, своей массой убила лошадь пору­ченца, но ушла в землю, не взорвавшись. Вот такое быва­ет везение!

Но под Кривым Рогом, на окраине станицы Зеленой, Николай Егорович и его бое­вые товарищи попали под пу­леметный обстрел. Наводчи­ка смертельно ранило в грудь. Он корчился от боли, кричал: «Пристрелите!», но никто ни­чем не мог ему помочь, его только отнесли в расположен­ный поблизости саманный сарай. Мальцеву разрывная пуля прошила правую руку, вторая пуля угодила в ногу. Ему наскоро перевязали руку, ина­че он мог истечь кровью. Он нашел укрытие в том же са­рае. К физической боли при­бавились душевные пережи­вания: пришлось наблюдать, как в муках умирает наводчик.

Шесть месяцев пролежал он в госпитале под Харько­вом. Хирург намеревался ам­путировать ему руку, но он энергично возражал, чувствуя, веря, что ее можно спасти. Врачи сделали почти невоз­можное: так «починили» его правую, что она потом служила ему верой и правдой. Все же, конечно, его признали ограниченно годным к несению службы.

Вернулся на родной Урал, стал военруком в школе. Окончил курсы бухгалтеров, работал на Соликамском комбинате, учился в вечерней школе. Окончив десятилетку, поступил во Владикавказский горно-металлургический институт. В это время он был уже женат, в семье росли двое детей. Но желание учиться было велико, а упорства бывшему фронтовику не занимать.

Шел 1954-й год. Окончив институт, Николай Егорович стоял перед выбором: куда поехать на работу? Выбрал далекий и неведомый Салаир, именно неизвестностью манил этот сибирский городок.

В Салаирском рудоуправлении выпускник института стал горным мастером, позже – помощником начальника, начальником участка. За долгие годы занимал и такие должности, как председатель профкома, секретарь парткома, начальник планового отдела, главный экономист предприятия. Жена Мария Васильевна много лет проработала в 25-й школе учительницей биологии.

С войны Николай Егорович привез немного наград, но среди них были дорогие сердцу любого фронтовика медаль «За отвагу», орден Отечественной войны 1 степени. К боевым наградам прибавились трудовые. Трудовой стаж ветерана исчисляете 45 годами — такого стажа без малого на двух человек хватило бы…

Мальцев долгое время принимал активное участие в работе советов ветеранов войны и труда Салаирского горно-обогатительного комбината и города Салаира. Вот почему не приходилось удивляться, что несколько лет назад его избрали председателем совета на предприятии. Он добивается, чтобы совет доходил до каждого пожилого человека, нуждающегося в помощи и поддержке, чтобы эта помощь по возможности оказывалась. В совете установлено дежурство, сюда можно в случае чего обратиться за поддержкой.

..55 лет отделяют нас от жарких боев августа 43-го. Так давно это было, что порой ветеранам трудно соединить происходившее тогда с реальностью сегодняшнего дня.

«Кто говорит, что на войне не страшно, тот ничего не знает о войне», — эту точку зрения известной поэтессы Юлии Друниной разделяют, пожа­луй все фронтовики. Геройство Н.Е. Мальцева и его боевых товарищей не в том, что им не было страшно, а в том, что они умели преодолеть свой страх — ради жизни на земле...

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

9