Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

23.03.2020 09:28 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Отцы погибли, чтобы жили дети

Автор: Ольга Силиванова

«Вот уже 67 лет прошло, как погиб мой папа в боях под Ленинградом, но перед глазами до сих пор стоят строки того страшного извещения – похоронки, которую зимой 1943 года передала мне почтальон», – вспоминает Мария Дмитриевна Иванова. Её жизнь, жизнь её семьи полностью перевернули те страшные военные годы. И самым жутким и непоправимым было то, что погиб отец. Мария Дмитриевна уверена, что если бы папа вернулся с фронта, то все тягости и беды, которые пришлось пережить, были бы намного легче, да и жизнь могла быть совсем другой.

Отец Марии Дмитриевны Дмитрий Павлович Тиунов родом из деревни Кулаевка Гурьевского района. Когда женился, переехал с семьей в Сосновку. В семье Тиуновых было четверо детей. Манечка росла третьим ребенком. «Папа был очень работящий, – вспоминает дочь. – Никогда не сидел сложа руки, постоянно работал. У нас было две пасеки, а на большом дворе стояло много разных косилок, сеялок, уборочных машин. Хозяйство большое держали. Тогда кто работал, тот ни в чем не нуждался, не бедствовал. И мы тоже жили в достатке. А главное – у нас была очень дружная семья».

В 1936 году стали раскулачивать зажиточных крестьян. Приехали люди в форме и в дом Тиуновых, они забрали все. Отец смог отстоять только хозяйственные постройки – амбары. А когда в 1937 году семья переехала в Гурьевск, из бревен этих самых амбаров Дмитрий Павлович справил небольшой дом. Он говорил, что всё это временно, вот заработает денег и построит большой дом. Трудился он на металлургическом заводе. Ему было всего лишь 32 года, он держался молодцом, не раскисал, верил, что все сможет восстановить. «У папы были золотые руки, – вспоминает Мария Дмитриевна. – Помню, он сам собрал столярный станок и делал замечательные рамы, двери. И нигде он этому не учился, сам все познавал и стремился к лучшему».

Мария Дмитриевна вспоминает, что когда она пошла в первый класс, отец тоже стал учиться грамоте. Вместе с дочкой он старательно выводил буквы в прописях, читал по слогам учебники. Знания им давались легко. Вскоре они вместе с дочкой читали книжки и газеты своей семье.

Летом 1941 года пришла большая беда, одна на всех – началась Великая Отечественная война. Дмитрий Павлович был уверен, что его на фронт не возьмут. Во-первых, его двоюродный брат был признан врагом народа. А во-вторых, он работал на заводе, где многим мужчинам давали бронь. Но судьба разрешила всё по-своему. 22 июня объявили о начале войны, а уже в июле 1941 года ему пришла повестка на фронт.

«Мне было тогда одиннадцать лет, и я очень хорошо помню тот день, – делится воспоминаниями Мария Дмитриевна. – Мамы дома не было, она допоздна работала на колхозных полях. А папа пришел с работы усталый, поужинал, что приготовили старшие дочери, взял в руки книгу и прилег отдохнуть. Дверь открылась и в дом вошла незнакомая женщина. В руках она держала какой-то листок. Все молча смотрели друг на друга и понимали, зачем она пришла. Отец взял повестку и присел на табурет. В военкомат надо было явиться немедленно. Поэтому мы наспех стали собирать походный рюкзак. Отправив младшенького братишку к бабушке, пошли провожать отца. Я все подбирала какие-то слова, чтобы сказать папе, но не могла ничего придумать, шла и тихонько плакала. У него было такое расстроенное лицо. Он нежно гладил меня по голове и прижимал к себе».

Отца отправили в Кемерово, где он несколько месяцев проходил обучение воинскому делу. Дмитрий Павлович сразу же написал жене: «Нюра, приезжай ко мне. Может быть, успеем еще свидеться и попрощаться». Вот там они последний раз и повидались.

«Как мы радовались, когда пришло первое письмо с фронта от папочки, — вспоминает дочь. – Аккуратно сложенный бумажный треугольник с обратным адресом, а внутри наспех написанные неровные строчки. Читать и писать в семье умела только я. Поэтому все дружно садились за большой стол, и я начинала вслух читать весточку от отца. Письма были всегда жизнерадостные, со словами надежды и веры, что война скоро закончится. И никогда ни одного слова, даже намека на то, что на фронте трудно, тяжело, а порой и невыносимо больно от ран». А еще Дмитрий Павлович почти в каждом письме писал жене: «Нюра, учи Маню. У нее вся жизнь впереди, а грамотным и жить легче. Дети должны жить лучше и счастливее нас».

Письма от Дмитрия Павловича приходили не так уж и часто, примерно раз в месяц. Ответы писала тоже Маня. Она аккуратно и красиво выводила строчки. Мама сидела рядом и диктовала дочурке весточку из дома: «У нас все хорошо. Ты служи, бей фашистов. А мы тебя очень любим и ждем. И верим, что наши войска скоро разгромят фашистов, мы опять будем все вместе».

Через несколько месяцев отец написал, что ранен в щеку. Потом пришло письмо, из которого семья узнала, что Дмитрий Павлович лежит в госпитале, у него перебито два ребра. А в январе 1943 года в дом принесли самую страшную весть. «Как-то так получалось, что письма с фронта от папы обычно я у почтальонки забирала, – продолжает Мария Дмитриевна. – Всегда радостная бежала домой. И зимой 1943 года у магазина наша почтальонка передала мне очередное письмо с фронта, взяла я его и говорю своим подружкам, что сейчас приду домой и напугаю маму и сестер, что похоронка от папы пришла. Какая еще маленькая и глупая я тогда была... Хорошо, что все-таки промолчала. Открываем мы ту треуголочку, а там письмо от неизвестного солдата о том, что папа наш погиб. Вскоре пришла и похоронка: «Ваш муж старший сержант Тиунов Дмитрий Павлович в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был убит 3 января 1943 года. Похоронен в районе деревни Гайтолово Ленинградской области». Через некоторое время нам вручили отцовскую медаль «За оборону Ленинграда».

Папа мало повоевал, но попал он в самое пекло той безумной и жестокой войны, которая забрала очень много невинных жизней. Я хорошо помню, что с нашей улицы мужчин на фронт забрали практически из каждого двора, а вот домой вернулся лишь один, да и то инвалидом».

Еще Мария Дмитриевна вспоминает, с какой надеждой в сердце люди жили в тылу. Все как один верили, что война скоро кончится. Никогда и никто из взрослых даже не пытался намекнуть о поражении. Нет, победа будет только за нами. Сильный духом и стойкий был наш народ.

Один из самых радостных дней в жизни Марии Дмитриевны – День Победы в 1945 году. «Даже сама природа радовалась этой долгожданной вести, – со слезами на глазах вспоминает она. – Тепло, солнечно. Мы пошли в школу, нас вернули и отправили на митинг, который проводили возле металлургического завода. Победа! С трибуны люди по очереди поздравляли всех собравшихся. А народ кто ликовал, кто плакал. Мама и я стояли и не могли сдерживать слез. Мы плакали и от радости Победы, и от горя потери отца. Обидно было нам, что папа не дожил до такого счастливого дня.

Знаете, сразу после войны жить стало легче. На лицах людей все чаще стали появляться улыбки. Главное, душа была спокойной, надо было только работать и стремиться к лучшей жизни».

Мария Дмитриевна очень сожалеет, что в семье не смогли сохранить до сегодняшних дней все папины письма с фронта. Но некоторые из них она свято и бережно хранит. И стоит развернуть одно из них, как перед глазами проплывают те далекие дни, появляется образ большого и сильного, строгого и справедливого отца. А еще его улыбка, такая теплая, нежная, надежная. «Я никогда не забывала папу, часто думала, а как бы поступил отец, что бы он мне посоветовал, – с грустью в голосе говорит дочь. – И я уверена, он мне помогал всю жизнь, он был рядом, потому что человек жив, пока живет память о нем».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

18