Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

17.03.2020 10:26 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

В тылу ей тяжкая работа на плечи хрупкие легла...

Автор: Валентина РЯСКИНА

Антонина Георгиевна Молоканова до сих пор в деталях помнит тот осенний день, когда провожала мужа на войну. Помнит, как стояла у окна с грудной дочкой на руках и смотрела вслед отъезжающему обозу с новобранцами. В одной из телег был и ее Митя. Через год с фронта пришла бумага – Митя пропал без вести. Антонина еще долго ждала и надеялась на его возвращение, прислушивалась к каждому стуку в окно, к гулким шагам в коридоре, к скрипу колес проезжающей мимо телеги… С войны он так и не вернулся.

Антонина родилась в 1919 году на Урале в семье рабочих, в которой было шестеро детей. В 1925 году отец получил место мастера прокатного цеха на Гурметзаводе, и семья переехала в Гурьевск. Через год умерла мама, а еще через пять лет не стало и отца. Дети остались жить с мачехой. Слава Богу, что отношения с ней были хорошие, дети ее любили и называли мамой. Несмотря на лишения, жили неплохо, держали корову, дети учились в школе.

В 18 лет Тоня переехала к двоюродной сестре в Ростов, окончила курсы медсестер и стала работать в больнице. Там же, в Ростове, она вышла замуж, и в мае 1941 года в молодой семье родилась дочь. Незадолго до начала войны мужа Дмитрия направили работать мастером в леспромхоз. «В тот страшный июньский день все поехали на пикник, — вспоминает Антонина Георгиевна, — а я осталась дома, дочке Люсе был всего-то месяц. С пикника все возвращались и плакали. Митя подбежал ко мне и кричит: «Война!», мы обнялись и заплакали. Он доработал до октября, уехал на фронт и пропал без вести где-то под Краковом. Потом мы долго его искали, но так и не нашли». В память о любимом Антонина хранит последнее пришедшее с фронта письмо-треугольник с вложенными в него лепестками цветов.

В Ростов в войну приехало много эвакуированных семей с детьми, взрослые работали на лесоповале, а ребятишек отдавали в садик. Антонина Георгиевна работала заведующей в детском саду. Кроватки для детей делали сами: натягивали плотную материю на деревянный каркас, а подушки набивали сеном. Чтобы дети в садике не голодали, Антонина Георгиевна с коллективом сажали большой огород, выращивали картошку, морковь и табак. Табаком она расплачивалась с рабочими, помогавшим сотрудницам детского сада распиливать бревна (дрова кололи сами женщины). А после работы в детском саду она бежала на лесозаготовку, по нормам полагалось отработать 110 трудодней в год. «Это была непосильная работа, — вздыхает Антонина Георгиевна, — мужчины валили лес, а мы складывали чурки. Они были длинные и тяжелые, мы их потом тащили к вагонеткам, жгли сучья. Особенно трудно приходилось зимой, морозы тогда стояли крепкие, мы надевали стеганые штаны, валенки. На лесозаготовке я потеряла здоровье, потом часто болела». Но в военные годы никто не жаловался, понимали, что всем живется трудно, и верили, что любая работа в тылу – вклад в общее дело, в долгожданную победу. В конце войны Антонина вновь вышла замуж, в апреле 1945 года родился сын Юра.

Самые светлые воспоминания, конечно же, у нее связаны с днем Победы: «Там, где мы жили, не было радио, но весть о победе очень быстро долетела до нас. Что тут было! Все выбежали на улицу, кричали, целовались и обнимались».

В Гурьевск Антонина Георгиевна с семьей вернулась в 1948 году. Но и послевоенные годы были нелегкими, поначалу они жили в конюшецкой, обогревались маленькой печечкой, уже потом от завода семье выделили комнату. По-прежнему приходилось много работать. Работала воспитателем в детском саду, секретарем в училище, архивариусом на ГМЗ. И всегда сильно болела, сказывались испытания военных лет. Она вспоминает, как лежала в больнице, а маленькие Люся с Юрой приходили под окна и просили есть. Медсестры и нянечки жалели детей и подкармливали их. Антонина Георгиевна получила инвалидность, пособия не хватало на жизнь, тогда она устроилась в пошивочный цех кладовщиком. «Я была очень худая, слабая, еле живая. Директор при устройстве на работу долго смотрел на меня из-под очков, видно, сомневался, что я смогу работать». А Антонина Георгиевна справилась, постепенно освоилась, а с коллективом у нее сложились очень хорошие отношения. Из цеха она и на пенсию пошла 39 лет назад. Ее до сих пор помнят бывшие коллеги, часто звонят, всегда поздравляют с праздниками, приносят подарки.

Сейчас бабе Тоне, как ее все зовут, 94 года! Она уже не встает с кровати, но не унывает, по возможности сама себя обслуживает, сохранила отличную память и отменное чувство юмора. С теплотой о ней рассказывает внучка Наталья: «Бабушка очень отзывчивая и общительная, она хороший друг, всем всегда помогала, а как она вкусно готовила, помнят родные, соседи и знакомые».

У нее есть дети, внуки, правнуки и даже праправнуки – есть след, который она оставила на земле. Есть признание ее трудовых заслуг в годы войны – медаль труженицы тыла. Но главное – есть восхищение ее недюжинным характером, стойкостью. Когда внуки считают бабушку не просто бабушкой, а другом, и с упоением рассказывают о её выпечке – эта бабушка вдвойне заслуживает уважения, потому что дала семье хорошие корни, правильные начала.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

17