Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

17.03.2020 10:38 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Сибирский характер

Автор: Виктория КУДИНОВА

«У нас в роду женщины все крепкие, – рассказывает ее дочь Нелли Ивановна Пинжина, – мужчины почему-то зачастую живут мало, а женщины – почти все долгожительницы. Трем маминым сестрам уже всем за 80, и мама старая (так Нелли Ивановна ласково называет свою бабушку) всего месяц не дожила до столетия. Вот и маме почти 90, а она «Знаменку» от корки до корки всегда читает и книги любит, вот недавно прочла «Судьбу» и «Любовь земную» Петра Проскурина, еще несколько лет назад абсолютно все по дому сама делала. Теперь, конечно, соцработник помогает, и я прихожу, но, надо сказать, она все равно держится молодцом – в ее возрасте дай Бог каждому так».

И ведь что удивительно, женщины в семье Примаковых всегда работали наравне с мужчинами, а Дарья Григорьевна как старшая из детей и вовсе была, как говорят про нее родные, «рабочей лошадкой». Работать бок о бок с отцом начала в шесть лет. Жили они тогда в Новосибирской области, в семье было шестеро ребятишек, денег не хватало. Отец, работая конюхом на скотном дворе, устроился подработать – пасти колхозное стадо коров, а Дарью взял подпаском. И управлялась шестилетняя девчонка с любыми животными не хуже взрослых.

Конечно, этих детских рабочих подвигов в трудовой книжке Дарьи Григорьевны никто не отметил. Официально ее трудовая деятельность началась в 17 лет, когда она была принята весовщиком на станцию «Гурьевск» Беловского отделения железной дороги. А уже через 4 года, в сентябре 1943-го, ее и еще нескольких коллег направили восстанавливать железную дорогу на Украине. Тогда только-только завершилась Курская битва, и эшелон, в котором ехала до нового места работы Дарья Григорьевна, несколько дней из-за бомбежки продержали под Сталинградом.

Когда прибыли на станцию Кураховка под Донецком, выяснилось, что ситуация там довольно сложная. Дело в том, что территория эта была в свое время оккупирована немцами, среди местного населения находилось немало тех, кто охотно сотрудничал с захватчиками. Дарья Григорьевна вспоминает, что рассказывали случай, как местный кулак, затаивший во время раскулачивания обиду на председателя колхоза, отомстил тому, когда пришли немцы: перейдя на сторону врагов, он расстрелял своего обидчика. Немцы же не только облюбовали дом председателя, но еще и стали заглядываться на вдову расстрелянного. Но женщина – вот отчаянная! – себя в обиду не дала: ночью сожгла дом вместе с восьмью спавшими там врагами! Подвиг этой украинки до сих пор восхищает Дарью Григорьевну.

Но были и такие среди жителей Кураховки, кто не верил в победу Красной Армии и не упускал случая сказать об этом. Один из местных, придя познакомиться с приехавшими кузбассовцами, заявил Дарье Григорьевне: «Скорее на ладони вырастет шерсть, чем победит советская власть!» Дарья Григорьевна быстро поняла, что местные не доверяли Советской власти, а власть, в свою очередь, не доверяла им, поэтому, собственно, и предпочла командировать для работы на столь важном стратегическом объекте кузбасских железнодорожников. Местные, увидев чужаков, побоялись остаться без работы и подняли бунт. Но начальство железной дороги все равно решило по-своему, и места начальника станции, дежурного, двух товарных кассиров и двух весовщиков отдали приехавшим. Дарья Григорьевна была назначена старшим товарным кассиром. В какой обстановке приходилось работать командированным, представить нетрудно. Выручало то, что сибиряков, по словам Дарьи Григорьевны, все почему-то побаивались – то ли были наслышаны об успехах наших земляков на фронте, то ли знали про непростой сибирский характер. «У мамы-то характер ой-ё-ёй какой!» – смеется Нелли Ивановна.

Сама Дарья Григорьевна тоже не скрывает, что нрав у нее всегда был крутоват. Она трижды была замужем, но ни с одним мужем брак не сложился. С первым их разлучила война – они поженились ровно за неделю до того, как пришел приказ о ее командировке на Украину. «Мы, железнодорожники, относились к военизированным подразделениям, – говорит Дарья Григорьевна, – сказали, что нужно ехать, значит, надо ехать, семейное положение в расчет не брали». И она уехала, а когда вернулась в 1946 году, супруга уже не было в живых… Со вторым и третьим мужьями Дарья Григорьевна тоже рассталась. Говорит, что одного не смогла простить за нанесенную ей обиду, а второй вообще прощения не попросил. Мужчин после войны было мало, и женщины, боясь одиночества, чаще всего многое им прощали. Дарья Григорьевна же не побоялась остаться одна с двумя детьми. Чтобы достойно содержать семью, работала, как ненормальная, но, как говорит, унижаться перед бывшими супругами не стала – не тот, говорит, характер.

Жили они вместе с ее родителями, держали огромное хозяйство – четыре поросенка, корову, 20-30 кур, гусей, уток и индюков. Чтобы прокормить столько скотины, ежегодно накапывали по тысяче (!) ведер картошки. Мешки с картошкой Дарья Григорьевна таскала наравне с отцом. «Согнусь, – вспоминает, – в три погибели, и несу. А куда деваться? Отцу с матерью-то надо было помогать!». «В семье было словно само собой разумеющимся, что все хозяйство держалось на ней, – добавляет Нелли Ивановна. – Это мы уже, когда стали взрослыми, поняли, насколько трудно женщине работать наравне с мужчинами. А мама работала и никогда не жаловалась».

А ведь кроме домашнего хозяйства у Дарьи Григорьевны была еще и ответственная работа. Я уже говорила, что после войны она вновь была переведена на прежнее место работы – станцию «Гурьевск». И здесь о принципиальности и требовательности приемосдатчика Примаковой ходили легенды. Все знали, что она никогда не примет вагон к перевозке, если что-то выполнено не по инструкции, а потому делали все на совесть.

Однажды произошел случай, который подтвердил, что Дарья Григорьевна не зря имела репутацию строгого приемщика. На одной из станций при формировании состава машинист резко тронулся с места, и вагоны один за другим попадали. Стали разбираться, на место ЧП привезли всех, кто принимал и отправлял вагоны, в том числе и Дарью Григорьевну. «Абсолютно все вагоны, – рассказывает моя героиня, – лежали вверх колесами. Лес, которым они были загружены, рассыпался по станции, и только два вагона, которые принимала я, выстояли – стойки у них потрескались, но груз остался на месте. «Вот, – сказал тогда начальник, – учитесь, как нужно принимать вагоны!».

В трудовой книжке Дарьи Григорьевны 26 записей об объявленных ей за ударный труд благодарностях. Она неоднократно становилась победителем социалистического соревнования, имеет звание «Ветеран труда», награждена медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны».

Даже выйдя на пенсию, Дарья Григорьевна еще долго продолжала работать. И в общей сложности, по подсчетам родных, у нее 49 лет общего трудового стажа – почти полвека работы на благо своей семьи и Родины!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

39