Меню
16+

«Знамёнка». Газета Гурьевского района Кемеровской области

16.03.2020 09:32 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Душа добром и мудростью богата

Автор: Александра Харитонова

По народным поверьям ласточки — вестники счастья — не любят близкого соседства с людьми, а если и вьют гнезда в жилом доме, то только рядом с добрыми и домовитыми хозяевами. Свидетелем столь редкого случая я стала совсем недавно, когда приехала побеседовать с долгожительницей пос. Раздольного Анной Тихоновной Загорской. Над дверью квартиры моей 90-летней героини свила гнездо ласточка и живет там с птенцами уже третий год. После знакомства с Анной Тихоновной стало понятно, что птица с выбором места не ошиблась.

Из Воронежа в Сибирь

Родители Анны Тихон Савельевич и Евдокия Николаевна долгое время жили в Воронеже, но после того, как по приказу Николая II в Сибири начали раздавать наделы под единоличное хозяйство и подъемные деньги, семья всерьез задумалась о переезде. Собрав детей и взяв самые необходимые вещи, родители Анны несколько месяцев добирались на повозке, запряженной лошадьми, до деревни Иртышкино в Алтайском крае. В этой деревне у пары родилось трое детей — сын и две дочки. «Изба у нас была большая, тятька хорошо разбирался в столярном деле, работал строителем, — рассказывает Анна Тихоновна. — Отец был славный, любил с нами повозиться и поиграть. Мать же, напротив, держала нас в ежовых рукавицах». Только позже Анна поняла, что мать поступала так не из-за того, что их не любила, уж больно много свалилось на ее плечи после переезда в Сибирь. Хозяйство быстро разрослось — появились лошадь с жеребенком, корова. Из-за нехватки древесины пришлось построить хлев без крыши, поэтому доить корову и в холод и в дождь для Евдокии Николаевны было сущим мучением. Надеяться она могла только на себя — дети были еще маленькие, а муж в то время воевал на фронтах Первой мировой войны. После его возвращения семья решила переехать в другую деревню — детям нужно было ходить в школу.

Недетские заботы

Школьные годы были для Ани непростыми. «В классе меня постоянно дразнили из-за моего говора. Мама была воронежская, поэтому и мы с братом говорили, как она, по-хохлацки, — вспоминает Анна Тихоновна. — От говора я избавилась полностью только во втором классе». Учиться девочке не нравилось, в первую очередь, потому, что учительница твердила, что Бога нет и молиться нельзя. Мать, узнав об этом, из раза в раз повторяла, чтобы Аня не слушала учительницу. Такие две совершенно противоположные точки зрения были непонятны маленькой девочке, и она окончательно запуталась, кому же верить.

Сейчас Анна Тихоновна уже плохо помнит школьные годы, но один человек все же оставил в ее душе добрый след — молодой и добрый учитель Осип Емельянович. Все его очень любили, поэтому, когда его в 1937 году забрали на фронт, ученики ждали весточки о его возвращении. Но так и не дождались, учителя убили на фронте.

Закончив 5 класс, Анна перешла в следующий, но проучилась там всего две недели. В военное время рабочие руки были на вес золота, поэтому Аня бросила школу и пошла работать в поле. Дома тоже было полно забот — отца во второй раз забрали на войну, а мать родила младшую дочку Маню. «Мама надеялась, что пока она на работе, я буду нянчиться с сестрой, но и меня погнали на уборочную, — говорит Анна Тихоновна. –

От безысходности мама нашла в деревне 10-летнюю девочку, которая и ухаживала за младенцем, пока мы были на работе».

Трудовые будни тыла

Работали в поле на износ. Женщины постарше метали стога, а девчонки накладывали сено на волокуши — переноску из веток, скрепленную веревками. Ане дали взрослые грабли, чтобы она собирала остатки сена, которые застревали между ветками. «Грабли были большие и неудобные, крутились в руках, не удержать, — вспоминает Анна Тихоновна. – Бывало, что после работы ревела из-за мозолей». Уезжали в поле засветло, возвращались часов в 9 вечера. Когда начиналась уборочная, девчонки и вовсе ночевали в поле.

Единственной отдушиной для девушек были пляски под балалайку. После тяжелого рабочего дня они в легких платьицах, босые, танцевали так, что к небу поднималась пыль.

Вскоре домой вернулся отец Тихон Савельевич, который дошел до самого Берлина. О войне рассказывать не любил, поэтому дети и жена в душу ему старались не лезть и лишний раз ни о чем не расспрашивать. Пока отец был на фронте, семью постигло горе — старшая дочка Лена надорвалась на работе. В начале войны ее послали учиться на трактористку. Окончив курсы, она получила задание — перегнать трактор на ферму. Доехав до пшеничного поля, на котором убирали хлеб, она услышала крик. «Лена, у тебя пар из трактора идет, вода кипит, — кричал мужчина. — Подшипники расплавишь!» Лена с перепугу схватилась за тяжелую флягу с водой. Доехала на тракторе до дома, остановила его и рухнула наземь. Восемь лет тяжело проболела, а после — умерла.

Позже семья лишилась еще одного ребенка — 24-летней дочери Мани, которая вышла замуж и уехала в Казахстан. Беременная вторым ребенком, она по совету врача сделала аборт и получила заражение крови. Когда ее приехали проведать брат с сестрой, она уже лежала в больнице в невменяемом состоянии. «Когда мы с братом сказали, что приехали забрать ее, она посмотрела на нас невидящим взглядом и едва заметно улыбнулась, — вспоминает Анна Тихоновна. — Через несколько дней ее не стало».

Муж и дети

С мужем Василием Анна Тихоновна познакомилась случайно. Уходя на фронт, он был влюблен в ее знакомую, писал той девушке письма, но она не отвечала ему взаимностью. Вернувшись в родную деревню, парень назначил девушке свидание, но та не захотела идти на него одна, поэтому взяла с собой Аню. После этой встречи Василий уже не мог думать ни о ком другом, настолько ему понравилась статная красавица Анна. Ухаживания продлились год, затем молодые сыграли свадьбу. «Не было у нас ни пышной церемонии, ни платьев, скромно жили, — вспоминает Анна Тихоновна. — Деньги на подарки не водились, поэтому на свадьбу нам дарили животину — кто бычка, кто гусиху».

После свадьбы Василия как подменили. Всегда веселый и разговорчивый на свиданиях, он вмиг стал угрюмым и нелюдимым. Секрет такой перемены Анна нашла быстро — алкоголь. Пока дружили, он выпивал со свои отцом и был душой компании, а в браке раскрылся. Не показал себя молодой муж и как рачительный хозяин — все хозяйство тянула на себе Анна Тихоновна, а когда появились дети, забот у нее стало вдвое больше.

«После рождения первого сына я была почти при смерти, — говорит Анна Тихоновна. — Семь лет потом не могла оправиться». Причиной болезни стала работа по хозяйству. Пока невестка была беременна, свекровь по утрам доила корову. Должна была прийти и в тот день, когда Анна с 4-дневным ребенком лежала в постели. Но не пришла. Услышав, что пастух погнал коров на пастбище, Анна схватила ведро и побежала в хлев. Подоив корову, попросила соседку угнать ее на пастбище, а сама вернулась домой. «Сначала закружилась голова, а к вечеру раздуло живот так, как будто снова беременная стала», — рассказывает Анна Тихоновна. Пара минут на холоде в тонкой ночнушке стоили ей женского здоровья. От нестерпимой боли женщина проревела всю ночь, а утром муж запряг лошадь и отвез ее к врачу в соседнюю деревню. Три месяца провела молодая мать в больнице, не могла ни спать, ни есть, сына Ваню кормили соседки по палате. Врач не верил, что она останется в живых. Но девушка изо всех сил хваталась за жизнь и выкарабкалась. А позже даже забеременела во второй раз. Женский доктор, осмотрев ее тогда, сказала: «Сохранишь ребенка — уйдет твоя болезнь, не родишь — будешь дальше мучиться». Анна Тихоновна дите сберегла, и после появления на свет сына Саши болезнь исчезла бесследно.

Доброта – залог долголетия

Анна Тихоновна успевала везде и всюду: 20 лет отработала телефонисткой в пункте связи, вырастила и воспитала двух достойных сыновей, долгие годы выступала с хором народной песни по соседним деревням и селам, пела частушки и лихо играла на балалайке. А в 70 лет открыла в себе еще один талант — писать стихи. Вдохновение настигало ее во сне, приходилось соскакивать с кровати посреди ночи и записывать в тетрадку строки нового творения. Сегодня в тетради Анны Тихоновны уже десятки стихотворений. «Эти стихи — жизнь моя», — признается долгожительница. И правда, каждая строчка там о ней: об изматывающем труде на полях, о родах и болезни, о любимых сыновьях… Вот уже несколько лет Анна Тихоновна стихи не пишет, говорит, вдохновение ушло. Однако на месте не сидит — плетет ковры, вяжет крючком салфетки, а по вечерам собирает пазлы. «Сейчас я хорошо живу и занимаюсь тем, чего душа просит!» — с улыбкой говорит пожилая женщина. Сегодня у нее 6 внуков, и она ждет не дождется, когда примерит на себя звание прабабушки.

Упорство и стойкий характер всегда сопровождали ее по жизни и помогали справляться с трудностями. А их на ее долю выпало немало. Но никогда она не держала зла ни на людей, ни на судьбу. Может, в этом и есть секрет ее долголетия?

…А ласточки почувствовали доброту хозяйки, потому и выбрали для крова именно дом Анны Тихоновны.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

21